Показать ещё Все новости
«За мной гнались пять человек...» За что избили российского футболиста в Ереване
Салават Муртазин
За что в Ереване побили россиянина Кобялко
Комментарии
Несмотря на инцидент, Кобялко готов вернуться в Армению.

В Армении случился большой скандал: главный тренер «Пюника» Егише Меликян избил в аэропорту российского форварда клуба Антона Кобялко. Отношения футболиста и тренера испортились во время одного из матчей чемпионата: как итог – дело дошло до группового нападения.

Меликян отрицает факт избиения. Тренер заявил: «Из всего этого сделали какое-то кино». Мы попытались разобраться в нашумевшей истории. Свою версию произошедшего «Чемпионату» изложил избитый нападающий Кобялко

Главный тренер оскорбил мать футболиста, тот вызвал его на разговор

— Почему у вас не сложились отношения с тренером?
— Мы с Меликяном в принципе ровесники: мне 35 лет, ему – 41. Не понимаю, по какой причине у нас с ним не срослось.

— С чего начался ваш конфликт?
— Мы одержали две победы подряд. Первый матч сыграл хорошо, второй, возможно, не так удачно, как хотелось бы. Но самое главное, мы выиграли обе встречи. Меликян сказал мне: «Хочу попробовать другого нападающего». Я ему говорю: «Вообще не вопрос!». Меликян выпустил меня в одной из игр на десять минут – его право. Следующий матч мы играем с принципиальным соперником – «Араратом»: я два года провёл в этой команде. И тут он при счёте 0:0 решил выпустить меня на 88-й минуте. Я не заслужил такого отношения к себе. Я взрослый футболист, мне 35 лет. Но выходить на замену 88-й минуте против своего бывшего клуба… Да, он тренер и имеет на это право. Не думаю, что он сделал это специально.

— Вы отказались выйти не замену?
— Просто неохотно это делал. Ко мне подошли и сказали: «Кобялко, разминайся». А я в этот момент с кем-то разговаривал. Затем подошёл Меликян: «Всё, в моей команде ты больше не играешь».

— Что ответили?
— «Слава богу, я и не хочу у вас играть».

— Ему не понравилось, что вы неохотно собирались выходить на замену?

— Наверное.

— Как развивались события дальше?
— Финального свистка ещё не было, он начал меня посылать. Говорит: «Ты чего меня [подкалываешь]? Как ты со мной разговариваешь?»

— Словесная перепалка продолжалась прямо во время матча?
— Я ответил: «Хорошо, поговорим». Но в этот момент он оскорбил мою мать.

— Что сказал?
— «Я от ворот твою маму». Ответил ему: «Ооо, всё, жду тебя в раздевалке». Он обещал прийти, но, видимо, до сих пор идёт. Я ждал его минут 20-30, но он так и не явился.

Фото: ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ФК «ПЮНИК»

— В клубе с вами решили расстаться?
— Мы созвонились через два дня с генеральным директором, всё обсудили, утрясли финансовые вопросы. Я ждал, пока мне придут деньги. Взял билеты на 20-е число. В этот день у команды была игра с «Шираком». До матча я приехал на базу попрощаться с командой.

Встреча с тренером. Пощёчина. Один против пятерых

— Когда он посылал вас и говорил про мать — это кто-то слышал?
— Все, даже болельщики. Главное, что слышал я. Он мужчина театральный, эмоциональный, поэтому выражался очень громко.

— Что изначально хотели сделать с ним в раздевалке: поговорить или перейти на кулаки?

— Когда человек говорит такие недопустимые вещи, я считаю, каждый мужчина в ответ должен как-то наказать.

— Что значит «наказать»?
— Не знаю. Он взрослый мужик, мог сказать: «Я кавказский мужчина, могу на эмоциях что-то там сказать, тысячекратно извиняюсь». Может быть, всё было бы по-другому.

— Вы говорили, что приехали попрощаться с командой. Где это происходило?
— На базе перед автобусом. После того как пожелал ребятам удачи, встретил Меликяна. Я к нему подошёл и сказал: «Смотрю, у нас есть нерешённый вопрос». И всё. Мы начали с ним разговаривать: «Вы можете не любить меня как футболиста, как человека, но оскорблять мою мать и меня… Почему вы имеете право так делать?»

— Что было дальше?

— Меликян заявил, что я его спровоцировал тем, что неохотно выходил на замену. Я ему отвечаю: «Вы меня не спровоцировали в этом случае? Я взрослый футболист, вы знаете, как я тренируюсь». К этому у тренера претензий не было. Я ещё раз уточнил, чем я его так спровоцировал, что он решил оскорбить меня и мою мать? Сказал ему, что он должен извиниться.

— Вы отошли в сторонку и разговаривали тет-а-тет?
— Да, футболисты залезли в автобус, мы разговаривали вдвоём.

— Вы сказали, что Меликян должен извиниться, а он?

— Он такой: «Не, [нифига]. И тут я уже дал ему пощёчину.

— Это было довольно сильно?
— Ну, нормально. Он свалился, присел на попу.

— Почему решили дать пощёчину?
— Потому что человек не признал свою вину. Он затронул мою мать и при всех оскорбил меня. У него даже не хватило смелости извиниться. Как по-другому поступать?

— Что было потом?
— На меня налетел помощник тренера. Затем поднялся и сам Меликян, они начали за мной гоняться, но ничего не вышло.

Вдруг прибежали ещё несколько человек — какие-то работники. В итоге за мной гнались человек пять, но не догнали. Вы меня поймите, я ж не гладиатор, я — футболист. Зачем мне одному ввязываться в драку против пятерых? Прыгнул в такси, поехал в аэропорт: до рейса была пара часов.

«Я бы убил его за такое оскорбление». Как в России наказывали игроков и судей за стычки «Я бы убил его за такое оскорбление». Как в России наказывали игроков и судей за стычки

— Как в кино? Сели в первую попавшуюся машину и велели быстро ехать в аэропорт?
— Нет, меня уже ждала машина. Не подумайте, я не рассчитывал на драку. Конечно, предполагал такой поворот событий, но это точно не было самоцелью.

— Считаете Меликяна трусом?
— Если Меликян позволил себе столь нелицеприятные выражения в мой адрес, то обязательно должен был прийти и ответить за слова. Но он не пришёл.

Нападение в аэропорту. Отказ от заявления

— Вы в такси. Что происходило дальше?
— Доехал до аэропорта. Поставил багаж на ленту и начал проходить досмотр. Только стал забирать сумки, как периферическим зрением увидел: на меня летит мужчина в красной футболке — это был Меликян. Он зарядил мне в область уха. Началась заварушка: мы с ним начали выяснять отношения, после чего со спины мне неожиданно прилетел удар по голове.

— Кто вас ударил?
— Без понятия. Видел лишь Меликяна и его помощника. Затем прибежали полицейские, нас разняли и отвели в отделение. Там я сразу сказал: «Ребята, у меня никаких претензий нет».

— Почему решили не писать заявление?
— Как бы вам объяснить… Я вырос там, где это не принято — в Барнауле в своё время рос на улице. Здесь хотел разобраться по-мужски, а Меликяна, видимо, это обидело, и он решил поквитаться со мной. Пусть будет так. Я свой вопрос решил по-другому, для меня неприемлемо писать заявление. Претензий нет.

Фото: instagram.com/antonkobyalko

— Что было потом?
— На рейс-то я не успел. Вернулся в квартиру, которую снимал в Ереване, и ещё одни сутки провёл в Армении. На следующий день улетел домой в Россию.

— Сообщалось, что вместе с Меликяном был заместитель генерального директора «Пюника» и член исполкома Федерации футбола Армении Ким Аракелян...
— Видел Аракеляна, когда шёл в отделение полиции. Он как раз выходил оттуда. Говорят, он тоже меня бил, но я его не видел. Точно видел тренера Меликяна и его помощника. Нападавших, судя по камерам, точно было трое. Меликян, его помощник и человек, который ударил со спины. Кто это был: заместитель гендиректора или водитель — не знаю.

— С Меликяном больше не встречались?
— Нет.

— Из клуба тоже никто не связывался?
— Нет, да и зачем им это? Меня рассчитали – к ним никаких претензий нет. Они всё солидно сделали, мы прекрасно расстались.

— Когда сели в такси, могли представить, что за вами начнётся погоня?
— Даже подумать о таком не мог! Спокойно себе ехал. Думал лишь о том, что я сделал то, что должен был. Ладно, если бы меня поймали у аэропорта, – я бы ещё как-нибудь это понял. Но непосредственно в самом здании… Просто жуть!

Российские футболисты массово ринулись в Армению. С чего вдруг? Российские футболисты массово ринулись в Армению. С чего вдруг?

Тренер — лжец

— Видели слова Меликяна? Он заявил, что вас не оскорблял, а в аэропорту его не было…
— Это всё ложь чистой воды. Он — настоящий лжец. Когда увидел, сразу подумал, что это не мужчина, потому что мужчина так делать не должен. Не знаю, наверное, он хочет спасти свою тренерскую карьеру, раз говорит, что его там не было. Можно же посмотреть камеры — на видео всё видно. Можно ткнуть носом. Неужели человек этого не понимает?

— Меликян сказал, что обязательно пожмёт вам руку при встрече. Вы пожмёте руку бывшему тренеру?

— Поздороваюсь, наверное, он всё же старше меня. Но руку не пожму. До сих пор не могу понять, что хотел Меликян: оскорбить или что? Я ведь ему не мешал, не настраивал коллектив против него, профессионально относился к своему делу. Для меня загадка, почему он себя так повёл. Не хочешь выпускать футболиста — твоё право, на то ты и главный тренер. Но зачем кричать и оскорблять? Лает, как собака, а зачем это нужно?

— Как складывались отношения с Меликяном до этого?
— Это был мой первый сезон в команде. Изначально звал к себе другой тренер, а Меликян пришёл в январе. Наши отношения сразу не сложились. У нового тренера не было подхода к такому возрастному футболисту, как я. Может, ему попросту не хватило опыта. Не могу сказать, что я сложный человек: за 17 лет карьеры с тренерами проблем не было. Да и в Армении играл два года, и у меня остались прекрасные отношения с другими наставниками. Не было проблем, тем более — оскорблений и драк. Старших я уважаю.

— Получили слова поддержки?

— Да, конечно. Меня многие поддерживают, но мне не очень нравится формулировка, что на меня, мол, напали три армянина… Поймите, не бывает плохой нации — бывают плохие люди. С Меликяном у меня случился конфликт, но нация-то не виновата. Люблю Армению! Прожил три года — не было никаких проблем.

Фото: instagram.com/antonkobyalko

— Что планируете делать дальше?
— Пусть мне уже 35 лет, но у меня остались азарт и желание продолжать играть в футбол. Если поступит предложение из Армении — с удовольствием приму. Бояться и прятаться — это не про меня. Хочу, а самое главное — могу играть.

Комментарии
Рекомендуем вам
Партнерский контент
Рекомендуем вам