«Шансов выжить почти не было». Врач объяснил, почему в Москве футболист умер прямо на поле
Салават Муртазин
Врач объяснил смерть футболиста на поле в Москве
Комментарии
Скорой, как и врачей, рядом не оказалось.

В субботу, 26 июня, в Москве произошла трагедия — на матче первенства ЛФЛ умер молодой футболист. О подробностях мы писали ранее.

«Он умирал на коленях у друга». В Москве футболист погиб прямо на поле «Он умирал на коленях у друга». В Москве футболист погиб прямо на поле

Специально для «Чемпионата» бывший врач «Спартака» Михаил Вартапетов рассказал, что могло случиться с юным футболистом и почему даже рядом стоящая скорая не гарантирует стопроцентное спасение. Слово врачу.

***

«К сожалению, подобные случаи не то что участились, скорее, стали более резонансными, так как касаются молодых ребят, — начал Вартапетов. — Внезапная смерть во время занятий физкультурой и спортом — это так называемая кардиальная смерть, то есть смерть в результате нарушения сердечного ритма либо по причине миокардиопатии. Если говорить простым языком — это остановка сердца. По статистике, на один миллион занимающихся приходится минимум пять печальных случаев. Многим кажется, что такие случаи неожиданно появились в нашей жизни, но, к огромному сожалению, это не так — они были всегда. Печальная статистика существует много лет, и пока тенденции к её снижению нет. Возникает вопрос: что делать? Надо правильно и грамотно образовывать население, потому что около каждого физкультурника машину скорой помощи не поставишь — это нереально.

Фото: Bradley Kanaris/Getty Images

Что касается погоды, 28-29 градусов выше нуля — это серьёзная температура для нарушения водно-электролитного и солевого баланса. Но когда нет прямого воздействия солнца, то есть исключается солнечный удар, жара не является серьёзным препятствием и причиной для потери сознания, тем более для внезапной смерти.

Исходя из слов одноклубников и друзей, можно предположить, что парень скончался из-за внезапной остановки сердца. Почему это чаще возникает у молодёжи? Сразу две причины: во-первых, у молодых ребят и подростков это чаще проявляется из-за недообследования или вовсе из-за отсутствия каких-либо обследований, а во-вторых, молодой возраст сам по себе становится фактором риска (вытекает из первой причины). Ему было всего 17 лет? Предполагаю, что он не проходил никаких углублённых медицинских осмотров. Даже одноклубник погибшего сказал, что у них нет медосмотров.

Я, как бывший сотрудник скорой помощи в составе реанимационной бригады, десятки раз оказывал такого рода реанимационные мероприятия. К сожалению, реанимация, даже если ты профессионал и приехал на хорошо оснащённом реанимобиле и у тебя всё под рукой, далеко не всегда бывает успешной. Мы должны понимать, что те минуты и секунды, которые есть до приезда скорой помощи, чаще всего решающие.

Если на месте присутствует медработник, который имеет хотя бы минимальный опыт проведения такого рода реанимационных мероприятий, то первое, что он должен – определить, является ли это истинной остановкой сердца. Либо это обморок. В зависимости от этого происходят дальнейшие действия. При обмороке один алгоритм действий, при клинической смерти — совсем другой. Сразу же надо определить отсутствие или наличие дыхания и пульсации на крупных артериях, реакцию зрачка на свет. Если подтверждается предположение о клинической смерти, то начинается немедленная реанимация, которая должна проводиться беспрерывно до появления эффекта.

Фото: Martin Meissner/Getty Images

Дело чести любого сотрудника, работающего со спортсменами, уметь проводить первичный комплекс реанимационных мероприятий. Вопросы вызывает организация соревнований и обучение всего персонала. Долго ехала скорая? Если мы говорим о скорой, то 15-20 минут – это неплохой показатель для Москвы.

У нас нет медицинских подробностей, но ситуация безусловно похожа на ту, что случилась с Эриксеном. Единственное отличие — на Евро реанимация была начата немедленно, практически в считанные секунды, а в матче ЛФЛ, видимо, были проблемы. Если мы говорим о клинической смерти и полной остановке сердца и дыхания, то счёт идёт на минуты. После пяти минут промедления шансов выжить практически нет.

«Это редчайший случай». Врач объяснил, почему жизнь Эриксена спасли на поле «Это редчайший случай». Врач объяснил, почему жизнь Эриксена спасли на поле

Когда спасали Эриксена, у врачей был дефибриллятор, восстанавливающий ритм сердца. Но совершенно необязательно каждому врачу, который проводит реанимацию, иметь при себе этот аппарат. Первичный комплекс реанимации начинается людьми, которые окружают пострадавшего…

Поймите, у каждого ведь не лежит дефибриллятор в кармане. Реанимация начинается с того, что пострадавший правильно укладывается, ему освобождаются дыхательные пути, выдвигается челюсть вперёд, после чего начинается искусственная вентиляция лёгких методом рот в рот и закрытый массаж сердца, который продолжается вплоть до прибытия специалистов. Более того, специалисты, прибывшие на реанимобиле с дефибрилятором, не всегда используют его — зависит от того, что они видят на экране монитора кардиоскопа.

Совсем недавно был принят важный документ, предложенный медицинским комитетом РФС, где было сказано, что не только врачи и профессионалы должны проводить реанимационные мероприятия, но и все официальные лица, которые присутствуют на соревновании: судьи, персонал команд, сотрудники стадиона. Если мы все вместе возьмёмся за эту проблему, тогда печальная статистика сдвинется с места в сторону улучшения».

Комментарии
Партнерский контент