Витория начал революцию в «Спартаке». Первый матч дал много новой информации
Михаил Гончаров
Как меняется «Спартак» при Витории
Аудио-версия:
Комментарии
Пока все следили за плей-офф Евро, красно-белые провели первый спарринг при новом тренере. Игра с «Нефтчи» вышла очень любопытной.

Дебютная игра красно-белых под руководством нового тренера состоялась во вторник аккурат во время матчей 1/8 финала чемпионата Европы, поэтому получила минимальную порцию внимания. Кто-то спросит: «Зачем вообще её было смотреть? Пустая трата времени». Популярное мнение: у «Спартака» нет большинства ключевых футболистов, сейчас Витории приходится работать с большой группой игроков, вернувшихся из аренд или имеющих неопределённый статус, поэтому информативность спарринга якобы стремится к нулю.

«Критика от Заремы — это нормально». Руй Витория и боссы «Спартака» заговорили «Критика от Заремы — это нормально». Руй Витория и боссы «Спартака» заговорили

Но я уверен, что даже при кадровых ограничениях матч всё равно стал очень показательным с точки зрения примерного понимания пути, по которому движется команда.

Во-первых, «Спартак» работает уже более двух недель – и за это время Витория на тренировках должен был заложить базовые требования. Это был явно не спарринг на третий день после выхода из отпуска, когда главной целью действительно становится банальное втягивание в процесс. В матче с «Нефтчи» задачи стояли более практичные и серьёзные, и неслучайно во время каждой паузы на водопой Витория собирал вокруг себя футболистов, двигал на тактической доске фишки и объяснял нюансы.

Во-вторых, если говорить о структуре, то «Спартак» уже стал издалека напоминать прежние команды Витории. Прослеживались схожие с «Бенфикой» принципы обороны и некоторые атакующие алгоритмы. Да, пока сложно говорить о качестве, мало что получается из-за тяжёлых ног и ослабленного состава, но видно, что системные моменты Витория отрабатывал даже без группы ведущих футболистов.

А теперь – обо всём по порядку.

Уже произошла смена схемы. «Спартак» перестроился на 4-2-3-1 (4-4-2 при обороне)

Мы помним, что Витория почти не играл по схеме с тремя центральными защитниками (опыт есть, но всё же небольшой) – и было интересно, сразу ли тренер будет ломать систему, выстроенную Тедеско, или сделает это чуть позже. Правильный ответ: сразу. В первом же матче «Спартак» перестроился на 4-2-3-1, структура сохранилась вплоть до финального свистка.

Безусловно, можно делать сноску на отсутствие в Австрии достаточного количества центральных защитников для игры двумя составами, но, полагаю, если бы у Витории присутствовало сильное желание, он бы нашел выход из ситуации. Португалец же с удовольствием перешёл на знакомую для себя модель. Полностью состав, вышедший с первых минут, выглядел следующим образом: Максименко – Ещенко (справа налево), Жиго, Кутепов, Айртон – Тимофеев, Хендрикс – Глушенков, Игнатов, Мирзов – Мелкадзе.

Что за тренер будет работать со «Спартаком». Подробный тактический портрет Руя Витории Что за тренер будет работать со «Спартаком». Подробный тактический портрет Руя Витории

Особенность обороны – ставка на компактность и очень высокую линию. «Up! Up! Up!» — самые частые команды с бровки

С точки зрения оборонительных принципов «Спартак» в первом матче очень напомнил не позднюю «Бенфику» Витории, а раннюю – ту самую, которую он принял от Жорже Жезуша и привёл к двум подряд чемпионствам. Те же самые 4-4-2 с отчётливой ставкой на компактность и высокую линию обороны. Из-за обзора камеры на скриншоте снизу не видно, где находятся защитники – их реальное расположение чуть-чуть за центральной линией.

Когда «Спартаку» приходилось садиться ниже, также была задача соблюдать максимальную плотность. Приоритет для Витории – оборона пространства между линиями, исключение разрезающих передач в середину, выдавливание соперников на фланги или принуждение к пасам за спину. Это то самое, чем славилась его «Бенфика» и чем восхищался в далёком 2016-м Гвардиола.

Эпизодически линию обороны «Спартака», конечно, тянуло вниз – и первый гол был пропущен в том числе из-за того, что команда низко села и при этом не оказывала на соперников с мячом давление. Прошёл беспрепятственный диагональный навес в штрафную за защитников, Ещенко не уследил за оппонентом, а Максименко не среагировал на срезку.

Но далее гипервысокая линия обороны стала проявляться намного чаще. Возникали, например, такие ситуации: мяч у «Нефтчи» уже готов для передачи в зону за спину защитникам, а те только готовятся отскакивать.

Или оборона вообще располагалась на центральной линии (прямо как у «Баварии»). Первым действием защитником становилось максимальное поджатие линии вверх, а отскоки происходили уже по факту в случае необходимости.

Когда мяч находился под контролем «Нефтчи» и, к примеру, шла передача назад, с тренерской скамейки «Спартака» сразу же раздавалась команда: «Up! Up! Up!», заставляющая линию обороны максимально подниматься вверх. Это создавало сложность соперникам, тем постоянно приходилось тоже выбегать, чтобы не оставаться в положении «вне игры». И любопытно, что три раза за первый тайм футболисты «Нефтчи» всё-таки попадали в офсайд.

Такой стиль обороны может быть очень эффективным, но, во-первых, нужна идеальная синхронизация в действиях защитников: одновременно поджимать, подниматься вверх в ситуациях, когда мяч движется; когда мяч готов для передачи за спину – немедленно отскакивать; во-вторых, потребуется умение защищаться на пространстве, совершая рывки на 30-40 метров на максимальной скорости. Пара передач «Нефтчи» прошла – и было неприятно.

Очень печальный Евро для «Спартака». Кажется, у клуба будут сложности с трансферами Очень печальный Евро для «Спартака». Кажется, у клуба будут сложности с трансферами

В первом тайме с «Нефтчи» прессинг был дозированным, во втором – постоянным

До перерыва «Спартак» чередовал оборону в среднем блоке по схеме 4-4-2 с прессингом. Учитывая, что «Нефтчи» играл по схеме с тремя центральными защитниками, для прессинга один в один вверху требовалось выдвижение одного из фланговых хавбеков «Спартака». Эти манёвры совершал Глушенков – но не при каждой атаке азербайджанской команды, а в определённых, подходящих для этого ситуациях. Сигналом могли послужить обратная передача на центрального защитника или вратаря, слишком медленное начало атаки.

Игнатов при обороне и прессинге балансировал между работой по центральным защитникам и заужением позиции до опорников – это нужно, чтобы в центре не возникали дыры. Хотя те же Хендрикс и Тимофеев также много выдвигались вверх при организации командного давления.

Выставлялся «Спартак» для прессинга и при чужих ударах от ворот. Алгоритм тот же – «3 в 3» в передней линии за счёт выдвижения Глушенкова. А по левому латералю «Нефтчи» (на скриншоте – 24-й номер) играл уже правый защитник Ещенко.

Прессинга было достаточно и в первом тайме, но во второй половине его стало гораздо больше. «Спартак» вообще перестал обороняться в среднем блоке 4-4-2 – и давил, давил, давил. «Push!» — вторая по популярности команда, раздававшаяся со стороны тренерской скамейки. Чаще слышались разве что упомянутые «Up! Up! Up!».

Во втором тайме «Спартак» начал в следующих сочетаниях: Ребров – Рассказов, Жиго, Гапонов, Айртон – Умяров, Хендрикс – Мозес, Бакаев, Ломовицкий – Педро Роша. И структура прессинга чуть изменилась: выдвижения на центрального защитника стали идти уже слева, от Ломовицкого.

Давление получалось достойным. Во втором тайме «Спартак» почти не подпускал «Нефтчи» к воротам, отнял много мячей на чужой половине и создал минимум три опасных момента именно после прессинга.

Когда-то Зобнина хотел «Шальке» Тедеско. Пора признать: игрок не развивается Когда-то Зобнина хотел «Шальке» Тедеско. Пора признать: игрок не развивается

Хендрикс получил глубокую роль и пробует регулировать атаки из глубины. Пока получается так себе

Построение атаки – не менее интересный момент. Прежние команды Витории не играли сплошными длинными передачами и выносами, поэтому было понятно, что «Спартак» при нём тоже не свалится в примитив. Пока слишком рано говорить о качестве – само собой, его нет. И его не может быть, когда на флангах играют Ещенко и Айртон – у обоих колоссальные сложности с началом атаки.

Сейчас Витория пытается понять, насколько можно рассчитывать на Хендрикса. Голландский полузащитник получил роль глубинного плеймейкера – и это здорово, поскольку это единственная позиция, где он может приносить пользу. Если передвинуть его выше и заставить бегать туда-сюда, ничего хорошего не получится.

В начале атаки Хендрикс либо передвигался по горизонтали по опорной зоне, либо садился в линию с центральными защитниками и образовывал тройку. Это частый манёвр в современном футболе, который затрудняет прессинг сопернику. За счёт низкого расположения опорника центральные защитники могут получать свободу и агрессивнее заходить за центр поля через полуфланги – и тот же Жиго с удовольствием этим пользовался.

Что же касается Хендрикса, то InStat, например, поставил ему второй Index в команде (288), больше набралось только у Ломовицкого (302). Голландец был активен на мяче, совершил несколько возвратов владения, но всё же его игра пока не устроила. Во-первых, слишком плохая динамика и неважное движение в опорной зоне. Во-вторых, при всей активности на мяче ничего уникального с точки зрения продвижения мяча он не продемонстрировал. Сплошные передачи ближнему (самые популярные адресаты – Айртон, Жиго и Кутепов), несложные развороты — вроде бы всё по делу, но со своими ограничениями по движению Хендрикс хотя бы должен двигать мяч передачами, иногда находить варианты между линиями.

Пока этого не происходит. Хендрикс работает исключительно на контроль мяча, а не на агрессивное развитие. И ему надо обязательно прибавлять, достигать хотя бы того уровня, что он демонстрировал в чемпионате Нидерландов. Иначе шансов закрепиться в основном составе не будет.

«Черчесов убрал моего любимого вратаря Плетикосу». 6 фактических ошибок в интервью Заремы «Черчесов убрал моего любимого вратаря Плетикосу». 6 фактических ошибок в интервью Заремы

В атаке делается ставка на фланговые взаимодействия. Фланговые защитники пробуют залезать в полуфланги (но пока есть проблемы)

С точки зрения позиционной игры в атаке у «Спартака» получилось откровенно мало. Единственный гол – следствие углового удара и неразберихи в штрафной «Нефтчи». В остальном острота рождалась либо после прессинга, как во втором тайме, либо спонтанно.

Но алгоритмы всё же прослеживаются. Как и в «Бенфике», Витория делает ставку на взлом флангового пространства. Там взаимодействуют не только фланговый защитник и полузащитник, но и смещающаяся «десятка». Игроки применяют ротацию, меняются позициями, пробуют создавать зоны – и делать туда передачи.

И да, любимая фишка Витории тоже эпизодически высвечивается – крайние полузащитники в атаке дают ширину, а крайние защитники врываются через полуфланги. Это пробовал делать даже Ещенко.

В концовке матча, к примеру, состоялась такая любопытная и очень опасная атака: Рассказов, отыгравшись на фланге, оставил мяч в ширине Мозесу, а сам сделал рывок в штрафную – и откликнулся на навес партнёра. То есть разнообразные манёвры игроков фланга поощряются.

Но для этого Витории нужны соответствующие футболисты. Проблематично заставлять Ещенко быть эффективным в полуфланговых зонах – у него для этого не хватит навыков. И очень сложно португальцу будет с Айртоном. Бразильский левый защитник, кажется, вообще ничего не понимал – он совершал линейные движения, залезал в одну и ту же точку с Мирзовым, не предлагал себя под передачи в зоны.

Поэтому сейчас мы можем вести речь только о принципах. Команда Витории будет взламывать фланговые зоны, насыщать их тремя или четырьмя футболистами (иногда к зоне мяча в матче с «Нефтчи» стягивался даже полузащитник с противоположной бровки), после чего выводить мяч на опасную ситуацию.

Бакаев – всё ещё «десятка». А Ломовицкий может стать дублёром Айртона

Зелимхан появился на поле после перерыва – и пока вышел не на фланг, а снова в центр поля, где испытывал колоссальные сложности при Тедеско. Возможно, в следующих матчах Бакаева попробуют на фланге, пока же там большая конкуренция: есть Глушенков, Мозес, Ломовицкий, Мирзов, а ещё не вернулся Промес.

Хотя важно понимать, что по игре с «Нефтчи» функции «десятки» — не столько приём мяча между линиями, сколько помощь во фланговых взаимодействиях, создание треугольников и комбинирование. Так, например, выглядела карта действий Игнатова до перерыва. Большинство эпизодов – ближе к бровкам.

Ещё один любопытный момент – роль Ломовицкого в сегодняшнем «Спартаке». Полагаю, у него будет шанс остаться на текущий сезон, поскольку Витория рассматривает его не только как вингера, но и как дублёра Айртона на левый фланг обороны. И по сравнению с бразильцем Ломовицкий сыграл с «Нефтчи» даже лучше и умнее.

Оборона при угловых уже тоже поменялась. Теперь у «Спартака» — зонный принцип

«Нефтчи» подал лишь один угловой за матч, но его хватило, чтобы понять: Витория перестроил команду и в этом компоненте. Во всех последних клубах португалец применял зонный принцип (а раньше красно-белые оборонялись персонально). «Спартак» не станет исключением. Это тоже важный штрих к сегодняшнему портрету команды.

Статистически «зона» надёжнее, но перестроение иногда бывает болезненным.

Резюме

Повторю, что пока речь не может идти об оценке качества футбола. «Спартак» находится лишь на начальном пути, а большинство ключевых игроков ещё не вернулись после Евро. Да и трансферы (которые, хочется верить, будут) должны сделать команду сильнее.

Не исключаю, что Витория в следующих спаррингах наиграет альтернативную структуру – те же 4-3-3, тоже хорошо знакомые ему. Уже сегодня мы видим, что португалец начал глобальную перестройку – и что в стиле и структуре прослеживаются очень знакомые нюансы. Те самые, которые когда-то были в его сильной «Бенфике».

Комментарии
Партнерский контент