Александр Малышев: в каждом матче "Шинник" борется до конца
Текст:

Александр Малышев: в каждом матче "Шинник" борется до конца

Вратарь в футболе – половина команды. Голкипер «Шинника» Александр Малышев – еще и большая часть ее новейшей истории. Воспитанник ярославской школы футбола, он пережил с «Шинником» и «Нефтяником» взлеты и падения, надежды и разочарования, моменты славы и времена безысходности.
23 июня 2006, пятница. 21:29. Футбол
Судьба вратаря куда более капризна, нежели у полевого игрока, поскольку мест на поле десять, а в воротах – одно. Да и меняют вратаря по ходу игры только в случае уж совсем крайней необходимости. Поэтому, уезжая полтора года назад в «Урал», Александр, по его собственному признанию, испытывал целую гамму чувств. С одной стороны, у него появлялся реальный шанс стать наконец «первым номером» в составе команды под руководством Александра Побегалова. С другой – уезжал из Ярославля, где прошли все его футбольные «университеты».

Однако все, что ни делается, к лучшему. В Екатеринбурге Александр закончил, по академическим меркам, настоящую футбольную аспирантуру.

– Александр, удалось ли тебе добиться того, ради чего ты и отправился в Екатеринбург, – стать основным вратарем команды?
– Из сорока двух встреч я отстоял тридцать. Семнадцать из них – «на ноль». Судите сами. (Александр умолчал о том, что его, по результатам опроса болельщиков, признали лучшим игроком «Урала» в прошлом сезоне. – Авт.).

– По окончании срока аренды ты вернулся в Ярославль. Придется ли снова привыкать к требованиям нынешнего тренера «Шинника» Олега Долматова? И уж заодно, насколько они отличаются от требований Александра Побегалова?
– Александр Михайлович немало изменил свои взгляды на футбол. Большую часть турнира мы играли по «армейской» системе три-пять-два, мне приходилось управлять линией из трех «чистых» защитников и как минимум двух полузащитников, им постоянно помогающих. То есть игра тоже «в линию», просто линия эта не идеально прямая. Кстати, общие принципы построения игры у «Шинника» и «Урала» во многом схожи: соперник должен вязнуть в нашей обороне и напрасно тратить силы. В этом состоянии он чаще ошибается и, соответственно, пропускает. Поэтому мера ответственности вратаря весьма велика, зато и школа хорошая.

– У истории строительства «Урала» в прошлом сезоне и «Шинника» в сезоне текущем много общего…
– …но разница принципиальная. В «Урале» мы «сели» на первые сборы тем же составом, которым потом играли весь сезон. В «Шиннике» же ротации шли практически до перерыва в чемпионате. Линия защиты сменилась полностью и даже не один раз. А взаимопонимание в футболе – совсем не пустой звук. Особенно в начале сезона и в борьбе с такими соперниками, как ЦСКА, «Сатурн».

– Помню одну из твоих первых тренировок в составе «Шинника». Тогда недостаток взаимопонимания с партнерами ты компенсировал такими эпитетами в их адрес, что аж трава в штрафной жухла. Сейчас, судя по всему, до этого не доходит?
– Да, мне потом многие одноклубники сказали, что футбол футболом, а меру в выражениях нужно все-таки знать.

– И как?
- Ну, меру-то я знаю, да разве ж ее выдержишь? В футболе, на мой взгляд, нужно игроков обороны поддерживать в тонусе. Всегда и не особенно стесняясь в средствах. Другой вопрос, что не нужно унижать их в смысле личностном. Игроки, в идеале, должны знать, что вратарь кричит не потому, что не уверен в них, а потому, что знает, как им нужно играть…

– Говорят, что первая лига, в которой ты отыграл прошлый сезон, – настоящая мясорубка. Но, как правило, это касается только полевых игроков. Или вратарей – тоже?
– Накал борьбы не очень отличается. Зато судейство несопоставимо. Бывает, что едешь к аутсайдеру и думаешь с тоской: хорошо бы «ничейку» увезти. Потому и стиль игры такой – «перволиговый». Были матчи, когда, к примеру, Денис Зубко – чистый форвард – проводил у меня в штрафной чуть ли не все девяносто минут. С «Кубанью» мы так играли.

– Наверное, в этом смысле в «Шиннике» будет полегче – родной город, много друзей, знакомых, а главное – клуб и футбол более высокого класса…
– Я бы так однозначно не стал говорить. Екатеринбург тоже стал для меня в какой-то степени своим городом. Можно даже сказать, что душой я остался там. Не всей душой, но большой ее частью.

– И с чем же это связано? Неужели только с тем, что удалось отыграть «первым номером»?
– Там очень интересное отношение к футболу и к своей команде. Оно практически не зависит от ее успехов или неудач. Старожилы клуба рассказывали, что на игры ходило по двадцать тысяч человек, даже когда «Урал» вылетал во вторую лигу. Ято как раз этот момент не застал – мы играли на стадионе «Уралмаш», расположенном довольно далеко от центра города. Основной стадион, кстати, реконструируется, причем делают его на уровне лучших европейских образцов. Но даже на «Уралмаше» стабильно собиралась аудитория из семивосьми тысяч болельщиков. Всегда приятно играть для людей, которые радуются уже тому хотя бы, что имеют.

– Голкипер Малышев заказывает двадцать тысяч болельщиков на игру – на меньшее не согласен?
– Да я на все согласен, лишь бы играть.

– В статусе «опять второго» оставаться не хочется?
– Слава богу, я вратарь, поэтому могу надеяться на довольно длительную карьеру. С другой стороны, «вечно вторых» не бывает. То есть если человек с этим своим статусом согласен, тогда да, он и будет главным обитателем скамейки. А вот если он каждую игру в любой момент готов выйти на поле, то он, возможно, еще и пострашнее для нападающих соперника, чем основной вратарь.

– Да уж, три «сухаря» подряд – есть чего бояться оппонентам.
– Это скорее штампы журналистов и болельщиков – кто мне только про это не сказал. На самом деле ничего героического в таком результате нет. Я знал, что шанс у меня так или иначе появится, и теперь этим шансом вовсю пользуюсь.

– А как в эту схему укладывается 0:3 от «Сатурна»?
– Нормально укладывается. Отыграть более качественно помешали две вещи – отсутствие на тот момент игрового тонуса и поле, которое даже в штрафной больше напоминало болото. Ни оттолкнуться толком при игре на линии, ни на выход уверенно пойти. По весне в российском футболе чего только не бывает.

– Каков твой прогноз на чемпионат?
– Самое главное – все, что пока происходит, полностью ему соответствует.

– И даже 1:5 от ЦСКА?
– Даже 1:5 от ЦСКА… Нужно понимать, что потеря Саши Радосавлевича – человека, который практически все определяет в центре полузащиты, – и последовавшее затем удаление, оставившее нас в меньшинстве, дали в руки ЦСКА все козыри. Но и мы в этой игре до конца боролись за свои шансы, вполне могли бы сыграть и 3:5, и 4:5.

– А проиграть 1:2 или 1:3 могли бы?
– Знаешь, нет ничего проще, чем взять и обвинить в проигрыше вратаря. Для этого не нужно быть семи пядей во лбу. Но ни меня, ни Женю Сафонова такими намеками из колеи не выбить. Потому что, занимая место в «рамке», мы твердо уверены: за любое поражение большая часть «шишек» повиснет именно на нас. А выиграем – хорошо, если хоть ктонибудь вспомнит. Работа такая…
Источник: Северный край (Ярославль)
Оцените работу журналиста
Голосов:
27 сентября 2016, вторник
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →