Макси Родригес – сын эмигранта
Текст: «Чемпионат»

Макси Родригес – сын эмигранта

Такое впечатление, что аргентинскую сборную, представшую на этом мировом форуме уже довелось увидеть почти пять лет назад — на чемпионате мира среди юниоров. Одной из главных скрипок на том турнире был и аргентинский герой сегодняшних дней Макси.
26 июня 2006, понедельник. 20:59. Футбол
Турнир пятилетней давности отложился почти детскими впечатлениями. Потому как был первым, на который пришлось смотреть глазами не болельщика, а бумагомарателя. В его финале южноамериканцы оставили не у дел Гану — 3:0. Последний гвоздь на турнире вбил герой сего опуса, которого тогда в газете мы пропечатывали с именем Массимилиано (именно с двумя буквами “с” и без единой “к”). То, подозреваю, имело собой цель выпятить итальянские корни нападающего. В 30-е годы минувшего века к власти в Италии пришел Бенито Муссолини, установивший фашистский режим. Апеннинский полуостров ожидал массовый отток людей, и многие из них направили стопы в Южную Америку (наибольшую гостеприимность проявили Уругвай и Аргентина). В пекерманской дружине-2001 такой путь прошли предки Бурдиссо, Д’Алессандро, Колоччини, Макси Родригеса… Последний имеет двойное гражданство, и итальянское прошлое по материнской линии помогло ему не считаться в Европе легионером. Заветный статус он получил в августе 2004-го.

В Старом Свете форвард оказался через год после победы на юниорском первенстве. Боссы “Невеллс Олд Бойз” не устояли перед напором испанских купцов — чудеса изворотливости проявила “Сарагоса”. Правда, в форме этого клуба футболист не провел ни одного поединка. Его дебют на Пиренеях состоялся в игре с мадридским “Реалом”, в гости к которому нагрянул барселонский “Эспаньол”. Встреча закончилась “сухим” поражением приезжих, и, естественно, Макси Родригес как нападающий не смог занести ее себе в актив. Да и вообще новичок не оставил благоприятного впечатления, получив внушительную порцию критики. Главным образом — за эгоцентризм, чрезмерное увлечение индивидуальными действиями. Однако уже через несколько месяцев от этих эпитетов не осталось и следа. Все списали на неуемное желание побыстрее себя проявить да на переходный возраст.

Есть и еще один повод вернуться к событиям юниорского мирового первенства-2001. Последний обзор турнира имел заглавие “Романтический рационализм”. Согласно задумке, оно являлось краткой выжимкой всего чемпионата, расставляло акценты. Речь шла о зарождении, по сути, нового стиля. Аргентинцы продемонстрировали, как можно малой кровью, с упором на оборону, добиваться крупных побед и доставлять удовольствие эстетам. В частности, в решающем поединке с ганцами южноамериканцы в первом тайме не создали с игры ни одного момента, но при этом довели до голевого завершения два стандартных положения. Ненамного изменилась картина и после перерыва. Дружина Пекермана занималась самолюбованием не в ущерб действу. Не тот ли сюжет был в пятницу в Гельзенкирхене?

И тогда, и сейчас Макси Родригесу отводилась роль аккуратиста, поддерживающего темп игры, но отнюдь не солирующего. Заметьте, в предыдущих абзацах футболист фигурирует исключительно как нападающий, хотя в нынешней сборной Аргентины таковым не является. Это лишь обозначение его точки на поле, не меняющее сути и характера. Летом 2001 года трансферные умы будоражила связка Савиола — Рикельме. Они были близкими друзьями, и их желала заполучить “Барселона”. Каталонцам это в итоге удалось. Но и только. Ожидаемого сверхрезультата и близко не получилось. Правда, для обоих каталонский клуб стал плацдармом к новым свершениям. В барселонский же период они и вовсе выпали из поля зрения наставников национальной дружины. Чего уж тут говорить о Макси Родригесе, получившем очередной шанс лишь перед Олимпиадой в Афинах. И это ожидание обернулось для него самым большим разочарованием в карьере. Из состава на Грецию футболиста вычеркнули в последний момент. Матчи Аргентина триумфально выиграла без него.

После афинской эпопеи в отставку неожиданно подал главный тренер команды Марсело Биелса. Наибольшие шансы прийти на его место имел самый успешный аргентинский наставник последнего десятилетия Карлос Бьянки. Решающим в процессе обсуждения кандидатур оказалось мнение главы национальной федерации футбола Хулио Грондоны, уговорившего принять дружину специализировавшегося на молодежи Пекермана. Для Макси Родригеса приемлем был любой вариант. Оба наставника наверняка предоставили бы ему шанс. Тем более в первенстве Испании нападающий наколотил за сезон 15 мячей.

Все получилось как по нотам — форвард оказался под опекой обоих. Бьянки приехал в Старый Свет, где возглавил мадридский “Атлетико”, строивший очередные наполеоновские планы. Предварительно тренер получил карт-бланш на приобретение новых футболистов, а первым в его списке значился Макси Родригес. У “Эспаньола” не было никаких шансов удержать футболиста, и он отправился в столицу Испании. Дальнейшие приобретения Бьянки, правда, озадачили. В форму “матрасников” также облачились Матея Кежман и Мартин Петров. Вкупе с имевшимся Фернандо Торресом визуально образовался явный крен в сторону атаки. Кому-то из нападающих предстояло переквалифицироваться. Выбор наставника предсказуемо пал на болгарина и аргентинца, взявшего 11-й номер. Ядерное на бумаге нападение единым целым так и не стало. Слишком уж разобщенными выглядели фланги. С одной стороны, взрывной бегунок Петров неустанно и порой на авось навешивал в штрафную площадь, а с другой — чинно двигался Макси Родригес, старавшийся дорожить мячом. Связующего же футболиста в составе не нашлось. Бьянки пробурчал нечто невнятное в адрес руководства клуба, в межсезонье не предпринявшего, на его взгляд, должного рвения для приобретения Рикельме, и отправился восвояси.

После его ухода атакующий рисунок команды остался прежним. С той лишь разницей, что интеллект аргентинского вингера стал цениться несколько больше физических кондиций его болгарского коллеги с противоположного фланга. Впрочем, на результатах команды это отразилось не сильно. Зато Пекерман стал железно рассчитывать на Макси Родригеса, которому уже не требовалось менять позицию на поле. Забивать голы стало даже проще, что подтвердил матч с Сербией и Черногорией. Причем оба мяча, что ценно вдвойне, футболист провел с передач Савиолы. Пять лет назад все было с точностью до наоборот. Наиболее же ценной в данном случае является надежда повторить 9 июля тот подзабытый финальный заголовок юниорского первенства-2001.

Романтический рационализм…
Источник: Прессбол
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →