Текст: «Чемпионат»

Максим Ромащенко: не верю так называемым "клубным патриотам"

Уже через месяц ему стукнет тридцатник. Как время-то быстро бежит! Кажется, что еще совсем недавно он, малоизвестный паренек из белорусской команды с загадочным названием МПКЦ, дебютировал в «Динамо» Адамаса Голодца.
4 июля 2006, вторник. 13:03 Футбол

Уже через месяц ему стукнет тридцатник. Как время-то быстро бежит! Кажется, что
еще совсем недавно он, малоизвестный паренек из белорусской команды с загадочным
названием МПКЦ, дебютировал в «Динамо» Адамаса Голодца. Тогда для многих, если
не для всех, он был просто младшим братом Мирослава Ромащенко. На самом деле,
это было очень давно. Сегодня Максим — самодостаточная, авторитетная фигура в
нашем футболе. Он был лидером «Динамо» в разные времена и по идее мог бы стать
им в нынешней команде Юрия Семина. Но пока Максим там лишь на вторых ролях, как
и в 1997 году терпеливо ждет своего часа. Впрочем, по натуре он оптимист,
человек, у которого никогда не опускаются руки. Может быть, поэтому он является
вице-капитаном бело-голубых?

— Что, Максим, жизнь снова налаживается?
— Спасибо! После Австрии настроение заметно улучшилось. И физическое состояние
тоже. За всю команду, правда, отвечать не могу, но сам-то я чувствую, насколько
прибавил по сравнению с весной!

— Еще хотелось бы поздравить вас с успешным выступлением сборной Украины на
чемпионате мира.

— Понимаю, к чему вы клоните. Я ведь родился и начинал играть в футбол на
Украине, поэтому от всей души переживаю за команду Олега Блохина. Не сомневался,
что ребята пройдут швейцарцев.

— Не жалеете, что в свое время приняли решение выступать за белорусскую
сборную? Сейчас могли бы играть в Германии вместе со своим ровесником Андреем
Шевченко.
— Как говорит наш второй тренер Андрей Кобелев — если бы у бабки была
борода, то она была бы дедкой. В футболе, как и в жизни, не бывает
сослагательного наклонения. Да кабы, да если бы… Я доволен тем, как
складывается моя карьера в сборной Белоруссии, хотя не скрою, что, как и любой
футболист, мечтал бы сыграть на мировом чемпионате.

— С кем-то из игроков украинской сборной лично знакомы?
— Только с Димой Парфеновым. Правда, он не в Германии, а вместе с нами в
Новогорске.

— На чемпионате мира вы, наверное, не только за Украиной следите?
— Да, по возможности смотрю все матчи. Аргентина нравится. Бразилия, конечно,
вдохновляет. Гана удивила, когда чехов обыграла. Но особых сенсаций на этом
турнире нет. Все сильнейшие вышли в плей-офф. Да и каких-то новых имен я лично
для себя не открыл. Тот же немец Мирослав Клозе давно известен. Испанец Фернандо
Торрес не первый год на слуху. А вообще, все сборные стараются играть в
коллективный футбол, и даже звезды не тянут одеяло на себя, не пытаются в
одиночку стать героями.

— Как вы относитесь к тому, что из-за проведения чемпионата мира в российском
первенстве наступила такая большая пауза?
— Да у нас вообще странный календарь, причем не только в годы чемпионатов
мира или Европы. Из-за климатических условий мы играем по схеме весна-осень,
тогда как на Западе все наоборот. Но это полбеды. Бывает так, что иногда играем
по два раза в неделю, а то вдруг возникает десятидневная пауза, никак не
связанная с выступлениями национальных сборных. Вот и пойми этих составителей
календаря! А простой, конечно, не идет на пользу. Хотелось бы, чтобы была
постоянная и полноценная игровая практика. А так — опять сборы, тренировки,
тренировки, тренировки…

— Может быть, они наконец-то пойдут команде на пользу. Кстати, руководство
клуба не корректировало задачи на сезон в связи с неудачным стартом?
— Сейчас мы в такой ситуации, что дальше падать в турнирной таблице некуда.
Разве что в первую лигу. Но пусть там играют другие. Надо выбираться из ямы. Вот
это пока и есть главная цель. А потом можно штурмовать более высокие рубежи. На
сборах в Австрии с нами был Алексей Федорычев. Он общался с нами тепло, по
крайней мере, никаких накачек с его стороны не было. Все взрослые люди и всё
понимают.

— Недавно из команды были уволены врачи Андрей Багдасарян и Алексей Кнак. С
чем это связано, по-вашему?

— Об увольнениях я узнал от знакомых, но сначала подумал, что это неудачная
шутка. Все-таки оба давно в команде и успели зарекомендовать себя с самой лучшей
стороны а Акопыча (Багдасаряна — прим.А.К.) я знаю с тех самых пор, как только
появился в «Динамо». У меня всегда с ним были хорошие отношения. Я попытался
узнать для себя, что все-таки произошло. Стал расспрашивать одного, другого,
третьего, и слышал самые различные версии. Но ни одна из них не показалась мне
достаточно убедительной. Поэтому причины исключения врачей из команды для меня
так и остались загадкой. Начальству виднее.

— Но вы согласны с тем, что в этом году в клубе много травмированных?
— Наверное, так и есть. Но это футбол. Игрок может год отыграть без серьезных
повреждений, а потом за месяц порвать себе все связки и сломать ногу. Поэтому у
каждого футболиста своя «история болезни». И я бы не стал все связывать с
работой клубного медперсонала.

— В прошлом году вы и сами были постоянным клиентом врачей. Вообще, не
жалеете, что два года назад вернулись в «Динамо»? Команда не первый сезон
выступает неудачно, а вы в том году вообще угодили в черную полосу.
— (После паузы.) Решение вернуться было взвешенным и обдуманным. О нем не
жалею. Другое дело, что я и предположить не мог, что все будет так неудачно
складываться. Когда в 2004 году подписывал контракт, то был уверен, что вместе с
«Динамо» буду бороться за призовые места. Да и руководители клуба — люди
амбициозные — в этом меня тоже убеждали. Но пока все складывается совсем не так.
И от этого обидно вдвойне.

— Из команды уходить не собираетесь?
— Пока у меня контракт с клубом. На данный момент мыслей об уходе нет. Но я не
верю тем людям, которые кричат, что они из той или иной команды никогда не
уйдут, что они такие патриоты… Футболисты по своей сути — кочевники. И никогда
нельзя загадывать в каком клубе ты окажешься через полгода или год. Трудно
сказать, как сложится судьба. Кому-то удается надолго закрепиться на одном
месте, а кого-то мотает из города в город. Зачастую в клубе меняются
руководители, тренеры, игроки, но это нормальная футбольная ситуация. Поэтому
ничего загадывать не буду. Пока я динамовец.

— Поклонники «Динамо» вас очень любят, и даже дали прозвище — Безумный
Макс...

— (Эмоционально.) Я наших фанатов как-то спросил: чем же это я «безумный»? Вроде
бы никаких отклонений за собой не замечал (смеется). Но они мне взахлеб
говорили: да нет, мол, просто у тебя удар такой сильный, и мяч летит по
невероятной траектории. Ну и, дескать, голы получаются очень красивые и…
немного непредсказуемые. Безумные, в общем. Я, конечно, на это прозвище не
обиделся, но оно мне не нравится. Хорошо, если газету читает футбольный человек.
Он догадается, в чем дело. А представляете, что может подумать далекий от игры
человек?

— А в детстве, во дворе как вас называли?
— Ромашка. А уже в командах мастеров — либо Ромашка, либо просто Макс.

— Между прочим, действительно, откуда у вас удар такой силы и точности?
— Тоже из детства. Отец заставлял нас с Мирославом бить по дерматиновому мячу,
набитому не то песком, не то тряпками. Ух и тяжелый был мяч. Раза три по нему
ударишь — уже ступня вся красная и горит. Поначалу очень больно было. Но потом
привыкли. Каждой ногой по пятьдесят ударов наносили. И так каждый день. Тогда,
наверное, и удалось «поставить» удар.

— Сейчас с братом часто общаетесь?
— В основном по телефону. Времени нет. Он ведь тоже человек занятой.
Спартаковский дубль тренирует. А виделись последний раз приблизительно месяц
назад.

— Свободное время проводите с семьей?
— Да, вот сына потихоньку к футболу приучаю. Ему только четыре года, но мне
кажется, что у Марата уже сейчас есть задатки будущего футболиста. Собираюсь
тренировать его так же, как когда-то меня тренировал отец. И что-то мне
подсказывает, что удар у него будет не слабее, чем у меня или Миры…

Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 сентября 2017, вторник
Партнерский контент