Все новости
ЧМ-2018 - финальный раунд
ЧМ-2018 - финальный раунд

Егор Титов: я бы хотел сыграть в составе сборной Ганы

Капитан московского "Спартака" Егор Титов считает, что сборная Ганы стала единственной командой на чемпионате мира, продемонстрировавшей атакующий футбол на фоне всеобщего прагматизма.
Футбол

Вы можете представить себе тему о плеймейкерах современности без интервью с
кем-то из большой отечественной тройки: Титов — Радимов — Лоськов? Мы не можем.
Выбор наш пал на капитана красно-белых не только потому, что он носит имя Егор
Титов со всеми соответствующими статусами и регалиями, и не только потому, что
он является нашим экспертом на время чемпионата мира, но еще и потому, что со
многими из мировых своих коллег, будь то Зидан или Баллак, Егор пересекался или
на поле, или за его пределами. Но поскольку Титов всегда мыслит глобально, то в
рамках обозначенной темы мы с ним, естественно, не удержались.

ГАЗЗАЕВ БЫЛ ПРАВ НА 100 ПРОЦЕНТОВ

— Егор, главным поводом для нашего интервью сегодня послужила роль плеймейкеров
на мундиале. Давайте с этого и начнем.
— Чем дольше смотрю чемпионат мира, тем больше убеждаюсь, как прав был
Валерий Газзаев, говоривший, что не знает футболиста по фамилии Плеймейкер. Прав
на сто процентов! На нынешнем турнире для игроков с таким амплуа просто нет
места. Игра настолько поменялась, что для чистых созидателей в ней не осталось
даже малейшей ниши.

— Что же в ней так изменилось?
— Красота футбола сегодня принесена в жертву прагматизму. Абсолютная зависимость
от результата — вот принцип, под которым проходит нынешний чемпионат мира.
Сделав игру максимально прагматичной, тренеры упростили ее, насколько это было
возможно. То, в чем раньше упрекали итальянцев, сегодня можно увидеть в
исполнении любой команды. Футбол стал насквозь тактическим, и предельно четкое
выполнение тренерских установок вышло в нем на первый план. Единственная из
пробившихся в плей-офф команд, кто позволял себе какие-то вольности, — это, как
ни странно, сборная Ганы. Мы все ждали, что бразильцы продемонстрируют футбол в
свое удовольствие, но этого не происходит. Они так же прагматичны, как и
остальные. Расходуют на победы ровно столько сил, сколько необходимо, действуют
строго по схеме и заводятся только тогда, когда это нужно. Я читал на днях, что
сказал про африканские команды Романцев, и полностью с ним согласен. Пока еще
тактика их не задавила. Пока еще они не дошли до тех тактических премудростей,
которые поставили во главу угла остальные команды. И этим они и хороши. Они
играют так, как раньше играла Бразилия.

— Почему весь чемпионат проходит в такой напряженной борьбе, а матчи редко
получаются зрелищными?

— Единственная сборная, смотревшаяся на нынешнем чемпионате явно слабее прочих —
это Саудовская Аравия. До этого чемпионата мира бытовало расхожее мнение, что
сегодня в футбол научились играть все. Но это говорилось о командах. Теперь то
же самое можно говорить и об игроках. В мире существует довольно много
футболистов, играющих примерно на одном и том же уровне. И практически в любой
команде есть исполнители, мало чем уступающие лучшим игрокам планеты.

— Вот только стоят они в десятки раз меньше.
— Это уже бренд! Тут уже дело не в качестве игры, а в том, что имена отдельных
игроков становятся торговыми марками. Если взять любого футболиста из сборной
Ганы, Саудовской Аравии или Туниса и написать его имя на кроссовках или игровой
форме, кто станет покупать такой товар? А если написать «Роналдо», то он будет
пользоваться спросом во всем мире. В то время как на поле ребята из сборных
второго эшелона могут быть ничуть не хуже раскрученного бразильца. Один из
главных выводов, которые преподнес нынешний чемпионат, — уровень футболистов
очень сильно выровнялся.

ФУТБОЛ СТАЛ НАПОМИНАТЬ ПИНГ-ПОНГ

— За счет чего, в таком случае, достигаются победы?
— За счет фарта, судейских ошибок и индивидуального мастерства. Сегодня
футбол стал чем-то напоминать пинг-понг: шарик налево, шарик направо. Команды
ждут ошибки соперника и стараются ею воспользоваться. Или судейской ошибки: матч
Италия — Австралия — отличное тому подтверждение. В какие-то моменты выручают
звезды, способные выжать максимум из ничего, но это мы видим сейчас нечасто.

— Что-то они не слишком ярко светят в Германии, эти звезды.
— Да, даже мировые звезды выглядят на этом чемпионате совсем не так, как раньше.
Лидер сборной Франции Зидан в Германии совсем не таков, каким мы его видели на
чемпионате мира восемь лет. Постаревший, умудренный. Знающий, куда, когда и
зачем нужно бежать, а куда можно и не торопиться.

Вот кто в Германии играет в свое удовольствие — так это Анри. Бывают моменты,
когда кажется, что он просто издевается над соперниками. Даже по тому, как он
бежит, иногда видно, насколько он сильнее многих оппонентов.

— Многие пророчили, что этот чемпионат станет звездным часом Анри, но пока
ничего подобного не случилось.

— Так говорят, потому что он просто играет в свою силу и пока не сотворил
чего-то из ряда вон выходящего. А забьет он в финале или полуфинале решающий
гол, и все скажут: «Ах, Анри! Вот это Анри!» И такое наверняка случится.

— Если на чемпионатах мира демонстрируются самые перспективные течения в
футболе, то получается, скоро амплуа «плеймейкер» отомрет, как когда-то исчезла
позиция либеро?
— Не думаю, что это случится скоро. Те, кого принято называть плеймейкерами,
вынуждены сейчас наступать на горло собственной песне, но не только они.
Приходится коренным образом перестраивать игру и многим звездам в других линиях.
Например, видно, насколько тяжело приходится Шевченко. Не в обиду ребятам из
сборной Украины, но в «Милане» вокруг Шевы все были звезды и все играли на него,
а в сборной все иначе, и Андрею приходится подстраиваться под окружение. Ну и,
конечно, всех сковывает такой фактор, как ответственность за результат. На
подобных скоротечных турнирах каждый матч — решающий, и права на ошибку просто
нет. Я по себе хорошо знаю, каково это: сидеть перед важной игрой и думать,
сколько она значит для тебя и для команды. Понимаешь, что у тебя есть огромный
шанс и важно его не упустить. После этого выходишь на поле, и тебя от волнения
просто скручивает, закрепощаешься и ничего не можешь сделать.

ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ КАЛИНУ ПРИЗНАЛИ ЛУЧШИМ НА ЧЕМПИОНАТЕ

— Роналдинью на этом чемпионате тоже непохож на самого себя?
— Да, он не показывает такой игры, какую показывал в этом году в
«Барселоне». И причины я вижу во всем вышеперечисленном. На чемпионатах мира
неимоверно трудно даже мегазвездам. Не случайно суперигр Роналдинью пока не
выдал.

— Еще один плеймейкер, на кого возлагали большие надежды, — Лэмпард.
— Я не очень люблю Лэмпарда как футболиста. Это дело вкуса, кому-то нравится
мясо, а кто-то ест рыбу. Так вот Лэмпард, видимо, не «мой» игрок. И пока он тоже
не продемонстрировал ничего такого, что заставило бы меня его полюбить.

— Кто же из тех футболистов, кому в своих клубах приходится выполнять роль
плеймейкера, произвел на вас наилучшее впечатление?

— Баллак! Я его хорошо знаю: он мой ровесник, мне доводилось играть против него
еще на уровне молодежных сборных. Он на нынешнем чемпионате пока очень хорош,
причем не только своей игрой, но и настроем. Все видели, как он хотел забить в
матче со сборной Швеции, как ругался, когда мяч после его ударов проходил совсем
рядом с воротами! Конкурентом Баллака, на мой взгляд, мог бы стать Росицки. По
крайней мере, гол чеха сборной США дорого стоил. Но Чехия не смогла выйти из
группы, и кто теперь вспомнит про Росицки?

— Вашего одноклубника Максима Калиниченко тоже можно назвать плеймейкером в
сборной Украины. Как вам его выступление на чемпионате мира?
— Калина — молодец! У человека есть уровень, и он его держит. Я не
сомневался, что Максим сможет себя проявить в Германии.

— Кого назовут лучшим футболистом чемпионата мира?
— Я пока такого не вижу. Конечно, мне хотелось бы, чтобы им стал кто-то из
компании Калиниченко, Шевченко, Реброва. То есть тех, кого я знаю и к кому
отношусь с симпатией. Но я отлично понимаю, что в современном футболе у игрока
из сборной, не входящей в топ-список, очень мало шансов на такой успех. А кого
из звезд назовут в итоге, пока затрудняюсь сказать.

— Вам самому в какой команде на чемпионате мира хотелось бы поиграть?
— Мне хотелось бы поиграть еще в «Спартаке» (смеется). Тем более что судя по
последним играм, у нас это сейчас неплохо получается.

— Сформулируем вопрос по-другому: в какой из команд Кубка мира вы чувствовали
бы себя в своей тарелке?

— Да хотя бы в сборной Ганы. А что? У нас в «Спартаке» сейчас играет Квинси —
один черный среди белых, а я бы там был один белый среди черных. По-моему, очень
неплохо смотрелся бы.

— Вы, пожалуй, вписались бы в сборную Ганы. Ей-то как раз и не хватало
человека, который мог бы выдать быстрым нападающим острый последний пас.
— А потом, насмотревшись на них, я тоже бы понесся сломя голову.

— Постоянно вспыхивающие в Германии скандалы из-за судейских ошибок оказались
для вас неожиданными?

— Судейство на любом чемпионате мира — острая тема. Хочу сказать, что я
категорически не согласен с критикой, сейчас обрушившейся на рефери Валентина
Иванова после матча Голландии и Португалии. И я его защищаю не потому, что мы
соотечественники, а потому, что считаю нападки на него несправедливыми. Я увидел
в этой встрече идеальное судейство со стороны Иванова. Он не заметил несколько
фолов, но те либо происходили у него за спиной, либо делались исподтишка, о чем
ему почему-то не сигнализировали лайнсмены. И высказывания Блаттера по адресу
Иванова, думаю, — просто эмоции человека, который смотрел этот матч с трибуны,
как простой болельщик.

— Вам не кажется, что установки, которые ФИФА дала судьям, чрезмерно строги?
— Я считаю, что в футболе нельзя любое нарушение карать желтой карточкой. В
Германии же запрещено на поле почти все; даже если ты выругаешься во время
матча, получишь горчичник. Я не представляю, что было бы, введи кто-нибудь такие
правила в российском чемпионате. Наверное, у нас команды заканчивали бы матчи
один на один.

Комментарии (0)
Партнерский контент