Егор Титов: очень хочу выйти на свой прежний уровень
Текст: «Чемпионат»

Егор Титов: очень хочу выйти на свой прежний уровень

Возрождение капитана московского "Спартака" Егора Титова после годичной дисквалификации дается ему очень трудно - и сам футболист этого не скрывает.
22 июня 2005, среда. 10:09. Футбол
После таких бесед особенно хочется, чтобы человек, которого судьба так жестоко проверила на прочность, вернулся по-настоящему. Да, "Спартак" идет на втором месте, да, Титов в большей части матчей выходил на поле с капитанской повязкой. Это все верно и приятно. Но возрождение после годичной дисквалификации дается ему очень трудно - и сам футболист этого не скрывает. На свою нынешнюю игру смотрит без розовых очков, претензий ни к кому не предъявляет, ищет корни проблем в себе и своей психологии.

Наверняка в нашей беседе он лишь чуть-чуть приоткрыл, что творится у него на душе. Но тональность была искренней - вот что главное. Тональность человека, который нашел в себе силы перестать жить звездным прошлым. И во что бы то ни стало хочет заново вскарабкаться на ту высоченную гору, с которой его цинично сбросили.

- В 2002-м вы пропустили полгода из-за разрыва крестообразной связки колена. Когда было тяжелее возвращаться в футбол - тогда или сейчас, после годичной дисквалификации?
- Конечно, сейчас. И не только потому, что период вне игры был вдвое больше. На этот раз было намного тяжелее психологически, потому что вокруг меня возникла слишком большая концентрация негативного внимания. Любая бабушка во дворе знала, что Титова поймали на допинге. И это продолжается до сих пор! Вот на днях меня пригласили в московский Дом музыки вручать премию в области мод. Один из руководителей Дома - яростный болельщик. Когда выдалась возможность поговорить, он сразу начал расспрашивать меня о той истории.

И такое случается нередко. Понимаю, что людям интересно и важно узнать обо всем из первых рук, и ни в коем случае их не осуждаю. Но мне самому, как бы я ни пытался выбросить случившееся из головы, поневоле приходится ко всему, что было, мысленно возвращаться. А это, поверьте, очень неприятно. Если бы появилась возможность, как в одном из фантастических фильмов, стереть этот эпизод из памяти людей, равно как и из своей собственной, - воспользовался бы ею немедля.

- Публикация в "СЭ" от 29 апреля "Бромантановый "Спартак" во многом восстановила вашу репутацию, доказав, что допинг принимали не вы один и не по своей воле. Хотите что-нибудь добавить к фактам из нашего расследования?
- Пока - нет. Может быть, когда-нибудь у меня и возникнет желание кое-что рассказать. Но не сейчас.

- Многие удивляются: почему вы промолчали, получив дисквалификацию? Вас подставили, на целый год лишили возможности заниматься любимым делом, а вы не стали выводить виновных на чистую воду.
- Может, в каких-то деталях я теперь и повел бы себя несколько иначе, но в главном поступил бы так же. А главным для меня было то, чтобы не пострадал "Спартак". Если бы я тогда рассказал обо всем, начали бы копать глубже, и у этой истории мог бы получиться совсем нехороший конец.

- Виновные давно уже клуб покинули. Недавно президент РФС Виталий Мутко сказал мне, что если конкретные люди, "кормившие" футболистов допингом, будут наказаны, то "Спартак" задним числом карать не станут. Но это сейчас. Стань тайное явным в 2003 году - могли бы и из премьер-лиги выкинуть?
- Уверен, что так и произошло бы. Пострадал бы мой родной клуб, то есть не только я, а много людей и их семьи. Но для меня важно, чтобы в первую очередь было хорошо людям, которые вокруг, и только потом уже мне самому. Меня так воспитывал отец. Хотя многие говорили: расскажи, подай в суд, и так далее. Если бы я все это сделал, думаю, многие меня поняли бы. Но я не сделал. И не могу сказать, что жалею об этом.

- Когда мы беседовали во время сбора "Спартака" в Марбелье, вы сказали, что готовы лишь на 20 процентов. А сейчас на сколько?
- Физически по сравнению с зимой - небо и земля, а вот в игровом отношении готов процентов на 60, не больше. Надо играть, играть, играть. И, наверное, больше доверять себе. Не стесняться брать мяч - и делать с ним то, что считаю нужным. Пусть даже будут ошибки, пусть свистят трибуны - но только так можно почувствовать уверенность. Ту, которой мне сейчас и не хватает.

- Фрагментами вы эту уверенность демонстрируете - например во время сольного прохода через полполя в матче с "Динамо".
- Это был кураж. Бывают дни, когда у футболиста все получается, и тогда он способен на то, чего в общем-то и не собирался сделать. Чем чаще выигрываешь - тем регулярнее бывает у тебя такое состояние.

- И этот момент, и матч с "Динамо" в целом показали, что Егору Титову под силу стать собой прежним?
- Конечно. Надо только очень этого хотеть. Любой футболист, у которого случился простой в год или два, неизбежно теряет уверенность, и требуется время, чтобы ее вернуть. Если человек очень хочет - она возвращается, а вот если сдается...

- Насколько сложно свыкнуться с мыслью, что вам, лучшему игроку страны двух сезонов, нужно доказывать право на место в стартовом составе?
- К конкуренции я готов, здесь даже вопросов быть не может. Надо себя и свою форму оценивать здраво. Я сейчас не играю так, как умею. Очень хочу достичь прежнего уровня - но пока до конца не получается. Дело здесь, безусловно, в психологии. Можно, конечно, ссылаться на то, что даже в лучшие времена плохо переносил жару. Летом из-за этого всегда играл хуже, чем весной и осенью, а на искусственном поле Лужников ее переносить вообще невозможно. Во втором тайме матча с ЦСКА "поплыл" именно поэтому. Недаром сами армейцы летом ушли оттуда на "Динамо"!

Тем не менее когда мы перед сезоном сдавали тесты на физподготовку, я попал в тройку лучших в команде. Профессор, который эти "экзамены" принимал, сказал: "У тебя огромный физический потенциал, но ты не используешь его на все сто. Можешь еще пахать и пахать". Так что основная моя проблема - однозначно не в функциональном состоянии, а в обретении прежней уверенности в себе.

Впрочем, то, как играю я или любой другой футболист команды, не имеет никакого значения по сравнению с тем, что "Спартак" идет на втором месте. Каждому во многом еще надо прибавлять, но потенциал у команды огромный. По сравнению с первыми турами мы сделали большой шаг вперед. А когда выигрываешь, свои личные проблемы воспринимаются менее болезненно. И, надеюсь, быстрее преодолеваются.

- У вас были моменты в течение последних месяцев, когда вы начинали сомневаться в себе? Когда спрашивали себя: "А может, уже не могу?"
- После неудачных матчей всегда начинаешь в себе копаться. Приезжаешь домой и думаешь: что не так, почему? Что надо изменить? Может, режим дня на базе чуть другим сделать, спать пораньше лечь? Может, по видео записи каких-то своих хороших матчей посмотреть? Раньше я делал именно так - и помогало. Смотрел наши 3:0 в Лиссабоне со "Спортингом" в 2000-м, 4:1 с "Арсеналом", 4:0 с ЦСКА в 99-м... Армейцы, кстати, теперь могут с полным правом делать то же самое - ведь их победы в Кубке УЕФА вошли в золотой фонд российского футбола. Их в учебник надо заносить: записал - и можно отправлять по школам.

- Даниэлом Карвалью как профессионал восхищаетесь?
- Моментами он, конечно, потрясает. На своей позиции и среди легионеров он в чемпионате России сильнейший. Но лучшим игроком первенства вообще я считаю нашего Видича. Он играет только на 60 - 70 процентов своих возможностей - и то действует безошибочно. А если включит полные обороты, думаю, шансов не будет ни у кого из чужих форвардов и полузащитников.

- Вернемся к видеоностальгии. В этом году подобную психологическую меру после каких-то матчей применяли?
- Пока нет. Но, может, и придется это сделать. В свое время так поступил Олег Романцев - и ведь сработало! Пять или шесть матчей подряд мы провели неважно - чередовали победы с ничьими и поражениями. "Бултыхались", не играли так, как обычно. И однажды Романцев вместо привычного разбора нашего предыдущего матча вдруг включил... подборку всех игр "Спартака" в сезоне 1989 года. С Черенковым, Родионовым, Шмаровым и остальными. За кадром - голос Владимира Перетурина в "Футбольном обозрении". Какой это был футбол! Мы увлеклись, нам стало очень интересно. А потом вышли на поле - и туров десять не проигрывали. Отличный ход тогда у тренера получился. Подобные вещи каким-то образом на тебя действуют.

- В Марбелье вы рассказывали, что вам подарили диск DVD с записью лучших фрагментов вашей собственной игры. Может, для укрепления уверенности стоит его посмотреть?
- Не думаю. Этот диск - просто на память. Ведь там - фрагменты, а не целые матчи, а свои действия лучше восстанавливать, именно просматривая игры целиком. Видишь свое движение, действия в той или иной ситуации, запоминаешь. Это своего рода тренировка. Заметил какой-то нюанс, повторил его раз десять - и он закрепляется. В то же время, если что-то делаешь неправильно и тебя от этого не отучают, происходит то же самое.

- Сейчас жалеете, что первые полгода своей дисквалификации практически не тренировались?
- Почему же не тренировался? Работал каждый день, только не с командой, а самостоятельно. Ничего не делал лишь первый месяц, потому что находился в прострации. Но, конечно, игровую практику нельзя заменить ничем. Одни тренировки, даже самые упорные, не помогут. Футбольные навыки все равно теряются. Вместе с уверенностью.

- Вы вспомнили о нестандартном ходе Романцева. А у Старкова вы уже сталкивались с какими-то необычными психологическими методами?
- Петрович вообще психолог очень сильный. Постоянно интересуется твоим состоянием, каждой, даже мельчайшей, деталью самочувствия. Ему важен каждый нюанс, потому что именно на этих нюансах он строит игру команды. Любая микротравма, любое сомнение игрока могут повлиять на то, что он задумал. Старков уникален тем, что его дверь на базе всегда открыта для футболистов. Постучался, зашел - и спокойно рассказал о том, что на душе.

- А что дают подобные разговоры?
- Он по-настоящему откровенен, когда общается с тобой один на один. Может сказать, что в действительности думает о твоей игре, и игрок в ответ поделится тем, что при всех никогда не скажет. На общих собраниях, как правило, звучат фразы, которые касаются игры всей команды. Если Старков чем-то в нашей игре недоволен - скажет об этом тут же, но на личности переходить не будет. О том, какие недостатки есть в твоей собственной игре, узнаешь только ты один. Могу сказать, что команда уже чувствует Петровича, хотя сильного перепада эмоций у него не бывает. Его не бросает то в жар, то в холод, но мы уже по еле заметным мелочам понимаем, когда он доволен, а когда - зол. Такой контакт тренера и игроков очень важен.

- Сколько у вас со Старковым было доверительных бесед?
- Наверное, около десяти. И это если не считать постоянных совещаний тренерского совета, когда главный тренер вызывает Аленичева, Ковтуна, Парфенова, Ковалевски и меня. Главное, что я чувствую с его стороны доверие и поддержку. Он видит, когда мне непросто, просит не обращать внимания на давление - болельщиков, прессы - и играть в свою игру. Говорит: "Мы понимаем, что ты год не выходил на поле". Но и я понимаю, что тренерское доверие надо отрабатывать.

- В минувшую субботу "Спартак" впервые в сезоне-2005 сыграл без вас. Не было ли какого-то двойственного ощущения: с одной стороны, хочется победы, но, с другой, - доказательств лично твоей незаменимости?
- О втором не было и речи. В нашей сегодняшней ситуации, когда в "Спартаке" есть примерно 20 равноценных футболистов, нелепо даже надеяться на какую-то незаменимость. Конечно, хочется играть и выигрывать - но я сожалел исключительно о том, что из-за травмы не смогу участвовать в матче. Тем более что "Торпедо" для меня удобный соперник. Последние три года (исключая, естественно, 2004-й, который пропустил) я этой команде неизменно забивал. Она играет в футбол, и соперничать с ней всегда интересно.

Есть тут еще один интересный момент - к травмированным игрокам в "Спартаке" теперь отношение особое. Человек, который выбыл из состава ввиду повреждения, получает такие же премиальные, что и футболисты, вышедшие на поле. Тем самым травмированным игрокам показывают: "Вас не бросят".

- Давно в "Спартаке" такая система?
- Нет, она появилась с приходом Юрия Первака на должность гендиректора. В "Локомотиве" то же самое практикуется уже лет семь. Благодаря этому и человек на поле всегда смело идет в борьбу, не убирает ноги. Потому что знает: если он получит травму, это не скажется на его финансовой ситуации. Все это я говорю к тому, что никакого двойственного отношения к матчу "Спартака" с "Торпедо" у меня не было. Точно так же переживал за команду и радовался победе не меньше, чем когда сам на поле.

- Если бы Старков вас заменил или оставил в запасе, вас могло бы это дополнительно разозлить, стимулировать? Как вы вообще на такой поворот отреагировали бы?
- Даже не знаю. На такой вопрос может ответить только сама жизнь. В зрелом возрасте, по крайней мере в клубе, меня вообще никогда не меняли и не выпускали на замену. Романцев не убирал меня с поля, даже когда видел, что у меня не осталось сил. Он считал, что физическая форма набирается только через игры. Поэтому процентов 50 всех матчей мы при Олеге Ивановиче играли вовсе без замен.

- Среди журналистов у Старкова сложилась репутация человека сколь интеллигентного, столь и чрезвычайно осторожного - в решениях, словах, тех же заменах... Существует мнение, что он попросту боится вас заменить или посадить на скамейку, чтобы не испортить с вами отношения.
- Каковы причины того или иного решения Старкова, может судить только он сам. Но я прекрасно понимаю, что должен на равных основаниях с остальными бороться за место в составе. Другое дело, что способность игрока успешно включаться в матч со скамейки запасных - очень тонкая материя, и дана она далеко не каждому. Дана ли мне - честно, не знаю.

В 18 - 19 лет выходил минут на 15 - 20 - и все. Тем более что требовалось тогда от меня всего лишь не испортить. Потом еще Ярцев в 96-м в воспитательных мерах сажал на лавку - я выходил на замену, забивал, опять попадал в стартовый состав. И все. После возвращения Романцева уже не представлял, что могу выйти со скамейки. Потому что был так уверен в себе, что мог разорвать любого.

Но за такой год, какой был у меня, уверенность теряется. И возвращается по чуть-чуть. Хорошо играет команда - и мне проще будет. Хотя тут тоже палка о двух концах. Сейчас вот команда без меня хорошо сыграла с "Торпедо". А теперь представим такую ситуацию. Выпускают меня в следующем матче - и вдруг у нас не получается. Может же такое быть? "Шинник" упрется, встанет вдесятером у своей штрафной - и попробуй туда пробейся. В этом случае и болельщики, и пресса сразу отметят, что без Титова лучше, чем с ним.

- Вы этого боитесь?
- Нет.

- Но раз такая мысль пришла вам в голову, значит, какие-то страхи все-таки присутствуют.
- Речь о другом. О том, чтобы тебя не закрепощало общественное мнение. Если ходить и слушать каждого, то можно с ума сойти. Один мой друг, футбольный человек, говорит: "Вот представь, вызывают тебя сейчас на ответную игру с Латвией. Отступать некуда - нужна только победа. Тебя ставят в основу. И вы играете вничью. Представляешь, что тогда начнется вокруг твоего имени? Так, может, к лучшему, что тебя сейчас не вызывают в сборную?"

- А как вы сами думаете - к лучшему?
- Да. Я и сам чувствую, что ничем не превосхожу Лоськова, Семшова и других. Выбор Семина объективен, в этом нет никаких сомнений. Тем более что я узнал об этом выборе от самого главного тренера сборной, а не из прессы.

- Как это произошло?
- Он позвонил мне еще до того, как был оглашен список игроков, приглашенных на матчи с Латвией и Германией. Нормально пообщались, Юрий Павлович рассказал о своих планах и в отношении команды, и применительно лично ко мне. Это поступок, заслуживающий уважения, огромное Семину за это спасибо.

- После дисквалификации вы выражали сомнения, что захотите в дальнейшем играть за сборную.
- Сейчас желание там играть у меня большое. И я знаю: если заслужу, Семин обязательно вызовет. Но вот представляю вопрос: "Вы вернулись в сборную..." В сборную не возвращаются, в сборную вызывают - или не вызывают. Докажу, что достоин играть за национальную команду - вызовут. Не докажу - не вызовут. Все очень просто. А "вернулся" - это какая-то излишняя драматизация.

- После травмы Аленичева вы практически во всех матчах выходите на поле с капитанской повязкой. Мне всегда казалось, что это - не ваше. Можно быть прекрасным игроком, но при этом не обладать даром вести всех за собой. Оно вам вообще надо?
- Вопрос по своей сути верный. Я бы отдал эту повязку - если бы только знал, кому.. Но раз команда меня выбрала замом Аленичева, значит, так тому и быть. Может, ребята это сделали как бы по привычке, может, кто-то боялся, что я обижусь на команду, если за меня не проголосуют. Но сам я не увидел бы в этом ничего страшного. Войцех Ковалевски вышел с повязкой на матч с "Торпедо" - и все нормально.

То же самое, что у меня, было, когда капитаном был Илья Цымбаларь. Он был потрясающим футболистом, лучшим в России в те годы - но я не мог сказать, что он классный капитан. Идеальный капитан - это Виктор Онопко. Когда он играл, все понимали: это Он. Даже не Тихонов, не Аленичев, а именно Онопко. Когда мы сейчас собираемся - он, Аленичев, я, - мы с Димой всегда произносим первую фразу: "А вот и Виктор, наш капитан". И это никакая не шутка. Мы действительно так считаем.

- А есть сейчас в команде человек, который мог бы рявкнуть на игроков наподобие Андрея Пятницкого или Сергея Горлуковича?
- Есть. Я (смеется). На самом деле иностранцы - люди ранимые, обидчивые. Есть игроки, фамилий называть не буду, на которых крикнуть нельзя вообще - тут же играть перестанут. При этом действительно хорошие футболисты. Но Пятницких и Горлуковичей сейчас в "Спартаке" точно нет. Они-то росли в советское время, когда ветераны брали бутсы - и, если играешь плохо, запросто по голове могли врезать. Мы все-таки воспитывались уже в другое время.

- Считаете минусом, что в команде такого человека нет?
- Наверное, да. Ни Ковтун, ни Парфенов, ни Аленичев, ни я, ни кто-либо другой такими качествами не обладаем.

- В каких элементах игры вам еще нужно прибавлять в наибольшей степени?
- У нас сейчас несколько иная система игры, чем была раньше. Старков требует, чтобы мы играли в два опорных, как ЦСКА с Рахимичем и Алдониным. Чтобы каждый полузащитник играл в отборе и при срыве атаки успевал вернуться назад. Я по своей сути игрок атакующего плана - и в прошлом бежал вперед, зная, что меня подстрахует, допустим, Виктор Булатов. Теперь необходимо выполнять больший объем работы, и к этому, конечно, нужно привыкать.

- В матче с "Торпедо" на позиции плеймейкера успешно сыграл Сергей Ковальчук. Видите в нем своего наследника?
- Мне не нравится это слово - "наследник". Когда в "Спартаке" появился Калиниченко, его тоже моим наследником сразу прозвали. Что, мне 40 лет, а ему 20? Сергей может здорово сыграть на любой позиции в полузащите. Он универсал. И говорить о каком-то "наследстве" преждевременно - я собираюсь еще лет пять отыграть на самом высоком уровне.

- Кстати, о Калиниченко. Он, как и вы, не играл очень долго. Но вернулся на свой уровень, кажется, быстрее вас.
- Постойте. Максим сколько матчей провел? Четыре - пять. Я тоже во втором туре "Рубину" два мяча забил. Тут же заголовки пошли: "Прежний Титов" и так далее. У нас привыкли бросаться из крайности в крайность. После того как человек возвращается в строй, его первое время ведут вперед эмоции. А потом они исчезают - и становится намного тяжелее. Дай бог, чтобы Макс этого избежал. Он в свои 26 такого натерпелся - и ахиллы рвал, и "кресты", - что врагу не пожелаешь. Мы сейчас очень рады - и за него, и за его семью. Представляете, если бы человек закончил карьеру из-за травмы в таком возрасте? Перед глазами пример Валерки Кечинова.

- А что с Кавенаги происходит? Начал-то он сезон хорошо, а потом на глазах скис.
- Мне кажется, дело в той же психологии. Она решает в футболе гораздо больше, чем принято считать, - на своем примере знаю. От него ждут очень многого, а опыта в 21 год у него еще нет. В том числе и опыта справляться с давлением со стороны. И он начал копаться в себе. Конечно, ему надо помогать, тем более что Кавенаги иностранец и не может ни с кем, кроме Родригеса, нормально общаться. Может, ему хочется излить кому-то душу, но разговор через переводчика - это совсем не то. Я был бы рад ему помочь, и, может, после такого разговора он и нас стал бы по-другому оценивать, и самого себя.

- Раньше, помнится, вы к нему пожестче относились.
- Тогда верх брали эмоции: человека покупают за огромные деньги, поэтому он сразу должен дать результат. А результата не было, и это игроков злило. Но это опять же очень тонкая материя! На первых порах мы должны были помочь ему. Со временем на какие-то вещи начинаешь смотреть по-другому.

- Можно, по-вашему, быть классным нападающим без особой стартовой скорости и дриблинга?
- Но ведь был таким нападающим Герд Мюллер!

- Будете жалеть, если Кавенаги продадут?
- Надеюсь, он себя у нас еще покажет. Но в любом случае все зависит от планов руководства. Предложения из Испании, насколько понимаю, у Кавенаги есть. А незаменимых игроков не бывает. "Спартак" выживал даже без Черепкова, Цымбаларя, Тихонова - людей, которые сделали для клуба очень много.

- Какие позиции, полагаете, в период дозаявок "Спартаку" надо укреплять? Понимаю, что это вопрос скорее к тренеру, но ответьте на него с позиции футболиста.
- Полагаю, что нужен классный нападающий в пару к Павлюченко. Такого типа, какие есть во всех западных командах высокого класса. Представьте - конец игры, ведем - 1:0, но уже очень тяжело, все "наелись". Так вот, нужен форвард не только забивающий, но который в этой ситуации мог бы зацепиться за мяч в борьбе с двумя защитниками, заработать фол - чтобы у команды появилась пауза и она могла перевести дыхание. Пока у нас такого игрока нет. А чтобы уверенно чувствовать себя в концовках матчей, он необходим. Что же касается защиты, то все зависит от того, останутся ли в команде Погатец и Родригес.

- Что за метаморфоза приключилась в этом сезоне с Павлюченко?
- Я всегда говорил, что по своему потенциалу он один из лучших форвардов в России. Но раньше Роман по-другому относился к футболу, и в команде его воспринимали иначе. Молодец, он взялся за ум и возмужал. Сказалось, наверное, и то, что с приходом Старкова он не всегда стал попадать в состав, а заработав место в стартовом составе, почувствовал, что может быть настоящим лидером в атаке. Сам он в интервью осторожничает, а я убежден: он забьет в этом сезоне больше 12 голов. Хотелось бы, чтобы Павлюченко поборолся за титул лучшего бомбардира. Это и команде очень поможет.

- Принципиально ли отличается нынешний "Спартак" от романцевского?
- Главное - есть результат. Ощутимый, видимый. Время-то не стоит на месте, и хотя с момента ухода Романцева прошло всего два года, кажется, что все десять. Что же касается стабильной игры, она может появиться только со временем. Для этого недостаточно ни года, ни даже двух. Нужна кадровая стабильность.

- Команда уверенно обыгрывает тех, кто слабее, но пока не может с позиции силы играть с лучшими командами страны.
- Пока "Спартак" еще не готов играть первым номером с этими клубами - вот и все. Думаю, со временем это придет.

- Тот факт, что вы большую часть времени отбивались от атак "Зенита", вас не расстроил?
- Нет. Задача-минимум - увезти из Санкт-Петербурга ничью - была выполнена, а не забей Кержаков на последних минутах... Пусть даже неважно играли в атаке - это надо перетерпеть и не делать скоропалительных выводов. Если осенью станем в премьер-лиге первыми или вторыми и попадем в Лигу чемпионов, никто уже не вспомнит, как мы играли с "Зенитом".

- То есть если "Спартак" продолжит движение в нынешнем направлении, то уже в следующем году вы будете готовы показывать против "Зенита" атакующий футбол?
- Конечно. Для этого нужна сыгранность всех футболистов и уверенность в себе. Когда эти черты проявятся, думаю, шансов не будет ни у кого.

- А какие проблемы можете отметить навскидку?
- Есть у нас давняя болезнь, корни которой мне непонятны, - плохо начинаем вторые таймы. Это было еще при Романцеве и сохранилось до сих пор. И ведь предупреждают нас тренеры: будьте внимательнее на первых минутах! Когда Олег Иванович говорил это, мы потом перешептывались: "Сейчас накаркает". И, действительно, пропускали. А недавно в перерыве матча с ЦСКА при счете 1:0 Старков специально заострил внимание на том же. Что было дальше, вы знаете. Загадка!

- Какой матч считаете самым неудачным в сезоне-2005?
- С "Аланией". И для команды, и для меня самого. Нас перебегали, перепрыгали, перебили. .. Мы уступили во всех компонентах.

- Та игра состоялась после разгрома "Динамо". Не в эйфории ли после 5:1 было дело?
- Отчасти - да. Без эйфории может обойтись только команда, на сто процентов уверенная в себе. Та, что играет в одном составе несколько лет. И регулярно выступает в еврокубках. С их помощью уверенность укрепляется намного быстрее.

- Кубок Интертото "Спартаку" сейчас в этом смысле не помешал бы?
- Не знаю. Видите, сколько у нас сейчас больных и травмированных? Сыграй мы в Интертото - даже если бы выиграли и вышли в Кубок УЕФА, - неизвестно, что с нами произошло бы осенью. Могли бы попасть в "яму" и опять занять восьмое - девятое место. Только время может показать, правильное ли решение мы приняли.
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →