Все новости
«Чемпионат»
Клементе Родригес: до уровня Роберто Карлоса еще пахать и пахать
Аргентинский легионер московского "Спартака" Клементе Родригес считает, что его внешнего сходства с Роберто Карлосом недостаточно для проведения аналогий со знаменитым бразильцем.
Футбол

«Эй, Роберто Карлос!» – окликала бритоголового аргентинца на предсезонном сборе
в Голландии местная детвора. «Роберто Карлос, дай автограф!» – просила его в
«Лужниках» ребятня в красно-белых футболках после одного из матчей «Спартака».
«Вылитый Роберто Карлос!» – восклицали владикавказские болельщики, впервые
увидевшие вблизи олимпийского чемпиона Афин в составе сборной Аргентины Клементе
Родригеса. Защитник «Спартака» на самом деле очень похож на знаменитого
бразильца, и его этот факт нисколько не смущает, что он подтвердил в интервью
«Новым Известиям».– Клементе, не надоело, что вас постоянно и едва ли не везде сравнивают с другим
человеком и даже называют его именем?

– Что поделаешь, если мы с Роберто Карлосом действительно похожи внешне. Да и
футбольное амплуа у нас одинаковое – левый защитник. Меня еще в прежнем клубе –
«Бока Хуниорс» – так называли. Поэтому к Роберто Карлосу я привык.

– Наверное, хотели бы достичь тех же высот, что и бразилец?
– Конечно. Но до уровня Роберто Карлоса мне еще пахать и пахать. А такого удара,
как у бразильца, по-моему, вообще нет ни у одного защитника в мире.

– До перехода в «Спартак» у вас были предложения из Европы?
– Знаю, что мною интересовались дортмундская «Боруссия», «Кайзерслаутерн»,
«Валенсия», «Вильярреал», но я выбрал «Спартак», который предложил наиболее
выгодные условия.

– Каким вы представляли российский футбол до приезда в нашу страну?
– Увидел то, что и ожидал. В России много сильных команд, поэтому уровень
чемпионата довольно серьезный. Впрочем, в Аргентине он не ниже. Наши гранды «Ривер»
и «Бока» тоже были бы здесь в числе лидеров.

– А есть ли отличия между аргентинским и российским футболом?
– Есть. В России играют намного жестче, особенно в центре поля. Многие команды
делают акцент на оборону. В Аргентине футбол более быстрый, техничный и
атакующий.

– Вы постоянно общаетесь с вашим соотечественником и партнером по «Спартаку»
Фернандо Кавенаги. Не устаете друг от друга?

– Нет. Мы друзья. Часто подкалываем друг друга: ведь он из «Ривера», а я из
«Боки». Кстати, недавно мой бывший клуб обыграл его в очной встрече, которые у
нас называют «эль-классико», – 2:1.

– А в Буэнос-Айресе ваши отношения могли быть такими же теплыми?
– Пока никто из болельщиков не видит, что вы общаетесь, – проблем нет. Я знаю
многих футболистов, которые представляют разные клубы, но вместе играют за
сборную и дружат между собой. Просто они стараются избегать публичных мест.

– С кем из спартаковцев, за исключением Кавенаги, у вас сложились наиболее
дружеские отношения?

– С Мартином (Йиранеком. – «НИ»). Он хорошо говорит по-итальянски, а этот язык
похож на испанский.

– А из россиян?
– С Самедовым.

– Сильно скучаете по Аргентине?
– Не очень. Все-таки время от времени меня вызывают в сборную. К тому же в
начале лета руководство клуба предоставило недельный отпуск. Слетал на родину,
навестил немного приболевшего отца. Еще выбирали с супругой Хулиетой дом.

– Интересно, где вы храните золотую олимпийскую медаль – в Москве или
Буэнос-Айресе?

– В Буэнос-Айресе.

– Спартаковцам ее не показывали?
– Нет. Чтобы не дразнить (смеется).

– Кто в детстве был вашим футбольным кумиром?
– Марадона.

– У вас есть его автограф или фото с ним?
– Нет. Но в принципе могу все это достать без больших проблем. В Буэнос-Айресе
Диего часто можно встретить на «Бомбоньере» (стадион, где проводит домашние
матчи «Бока Хуниорс». – «НИ»). Он всегда сидит в персональной ложе. При желании
любой игрок «Боки» может после матча подойти и пообщаться с ним.

– Правда, что в юности вы подрабатывали на обувной фабрике?
– Правда. Мне было 16 лет. Я только начинал профессионально играть в футбол и
параллельно подрабатывал на фабрике – делал картонные коробки для обуви. Когда
перешел в клуб «Лос-Андес», перестал там работать.

– На фабрику ходили, потому что семья бедно жила?
– Да. У нас был весьма скромный достаток, поэтому требовалась дополнительная
помощь.

– Ваше любимое место в Москве?
– Мой дом.

– А в других российских городах вам понравилось?
– Честно говоря, не очень. Сразу бросается в глаза, что люди живут гораздо
беднее, чем в Москве. С трудом представляю, как бы я мог жить там.

– Что вам нравится в Москве?
– Ходить за покупками.

– А есть ли то, к чему вы никак не можете привыкнуть?
– К русскому языку. Для меня это одна из самых сложных вещей.

– В Москве есть настоящие аргентинские рестораны?
– Настоящих – нет. Есть латиноамериканские заведения, но в них в основном
готовят кубинские или перуанские блюда.

– А фирменное жареное мясо «асадо» здесь пробовали?
– Только в одном заведении.

– Оно было настоящее, как в Аргентине?
– Почти.

– Вас часто узнают на улицах Москвы?
– Редко. В отличие от Буэнос-Айреса. Все-таки у вас отношение к футболу не
такое, как в Аргентине.

– А когда узнают, что говорят?
– Приветствуют, просят автограф.

– Единственный гол в чемпионате России вы забили в ворота «Динамо». Знали,
что отличились в старинном московском дерби?

– Еще накануне матча мне рассказал о его принципиальности наш переводчик Георгий
Чавдарь. Затем главный тренер очень долго говорил о значении предстоящей игры и
о том, что мы должны бороться до конца. В итоге «Спартак» провел один из лучших
матчей в сезоне.

– Скажите, когда «Спартак» станет чемпионом?
– Мы уже вышли на приличный уровень игры. Конечно, завоевать чемпионский титул
будет очень трудно, но мы приложим все усилия, чтобы это случилось как можно
быстрее.

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент