Все новости

Шпаков вернулся!

Форвард «Крыльев», один из самых талантливых игроков страны, восстановился после травмы. В российском футболе, скудном на появление новых талантов, эта новость стала откровением не только для самарских болельщиков.
Футбол

Казалось, один из самых талантливых игроков 86-го года рождения после тяжелейшей
травмы обречен на длительное лечение. Да и сколько таких было – сверкнет парень
в нескольких матчах, а потом – не поминайте лихом. Шпаков действительно сверкнул
– в годы самарского кризиса форвард в нескольких матчах смотрелся просто
какой-то новой кометой, и после ухода из команды прежних лидеров ничья на своем
поле с ЦСКА, великолепная победа в Кубке УЕФА над голландским «Алкмаром» во
главе с грозным Луи ван Галем были сродни чуду… Но «не поминайте лихом» – это
все же не про Шпакова. Он вернулся!

Чудом его искрометный футбол осенью 2005-го был лишь для незнающих самарской
кухни болельщиков.

Казалось тогда, что скоро, совсем скоро в российском футболе засверкает новая
звездочка – путь до основного состава выглядел не таким уж и далеким. Но когда
парень уже уверенно провел предсезонные сборы с командой, когда уже была
достигнута договоренность о его переходе в московский «Спартак», когда новый
сезон виделся исключительно в ярких красках, подстерегла травма. Выполнял
обычный подкат, ногой зацепился за поле и присел на колено собственным весом, да
так, что хруст слышен был. Делали снимки в Испании, России – казалось, что
поврежден мениск. Но приехал в Германию, и врачи поставили совершенно другой
диагноз…

– Доктор сказал, что у меня надрыв мышцы, 20-процентный разрыв связки,
перерастяжение связки и трещина в кости, – Шпаков произносит все эту медицинскую
заумь спокойным голосом – уже отболело. – В Германии в очень хорошей клинике мне
сделали операцию.

– После таких операций футболисты обычно в красках расписывают
восстановление…

– О, да! С самого утра начинались тренировки – физиотерапия, токи, лимфодренаж,
массаж, биоштормы… После этого с тобой начинают работать. Конечно, если ты еще в
состоянии двигаться (смеется). Компьютер измеряет болевой порог, и нагрузки,
которые вызвали бы боль, тренажер не дает. Тренер с утра дает задание,
выполняешь его, получаешь следующее, самое главное – выполнять все без боли. И
так каждый день с 10 утра до 16 дня на протяжении почти двух недель.

– Общались с Чиди Одиа, который лечился там же?
– Да, я даже и не думал, что Одиа так неплохо говорит по-русски! Кстати, в той
клинике был не только Одиа, но и Максим Астафьев из «Луча-Энергии», так что
родной язык не забывал.

– Вот уж, видимо, с кем не могли наговориться…
– Да, он ведь тоже в Питере играл.

– Я, кстати, давно хотел у вас спросить, как вы вообще сменили Питер сначала
на Москву, а потом и на Самару?

– Питер был и остается моим любимым городом. Лучшее время в жизни – проведенное
в интернате, в училище олимпийского резерва, что на площади Мужества (смеется).
Денисов, Кержаков, Аршавин. Так получилось, что из Питера я попал в коммерческий
клуб «Мострансгаз», в котором игроков готовили на продажу.

– Стоп, стоп, вы понеслись галопом! Не хотите юношескую сборную повспоминать?
– Есть о чем рассказать… Команда 86-го года рождения (в ней, к слову, отыграл от
звонка до звонка – с момента создания и до выпуска) еще не была сформирована,
потому я и играл за 85-й год. Выиграли турнир «Дружба»… По-моему, все…

– Вы из скромности не хотите рассказывать про свой знаменитый гол в финале
мемориала Гранаткина или действительно его уже забыли?

– Как такое забудешь? Хорошо помню. Он до сих пор остается лучшим моим голом. В
финале мемориала Гранаткина в 2004-м мы играли с поляками. Представьте ситуацию
– вбрасываем аут, тренер кричит, чтобы мы не шли вперед, а придержали мяч. А я
как будто не услышал… Получаю мяч, принимаю его на грудь и бью с центра поля!
Попал в самую «девятку»!

В 2004-м Шпаков вообще стал не только лучшим игроком той сборной, но и лучшим ее
бомбардиром с девятью забитыми мячами.

– Вернемся к «Мострансгазу». Почему там не задержались?
– Да, сыграл за «газовиков» всего четыре игры – большую-то часть времени
проводил в сборной. Конечно, тренеру это не очень нравилось. Как-то мне сказали
про вариант с «Крыльями». Провел с командой тренировку, и Александр Тарханов не
возражал против моего перехода. Постоянно мне доверял, говорил о том, что за год
могу вырасти в игрока основного состава. Но в конце сезона Тарханов ушел, а
«Крылья» возглавил Гаджи Муслимович (Гаджиев. – Прим. ред.). И получилось, что
мне необходимо было заново доказывать свое право на место в составе…

Право это Шпаков доказал, и если бы не травма, чемпионат 2006-го вполне мог
стать «его» сезоном… Впрочем, почему мог? Еще вполне может стать – Иван уже
сыграл за дубль. По иронии судьбы, против ЦСКА – того самого, матч с которым в
2005-м вспоминает с особой теплотой. Сейчас он вновь тренируется с основой,
место в которой когда-то так стремился завоевать…

Комментарии (0)
Партнерский контент