100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Фредди Аду - "американский Пеле" мечтает о "Челси"

Когда три года назад его выбрали первым номером в драфте MLS и предложили миллионный контракт с фирмой Nike, сделав Фредди самым молодым профессиональным спортсменом Америки за последние сто с лишним лет, футбольная публика США разделилась на два лагеря.
Футбол

Фредуа Корантенг Аду (или просто Фредди) — ветеран профессионального футбола.
Фредди играет свой третий сезон в лиге MLS — высшем дивизионе США. Фредди —
трехкратный участник Матчей звезд. Фредди недавно забил гол «Селтику». Фредди
вышел на замену в товарищеском матче сборной.

Фредди Аду — 17 лет. Только вот исполнилось, в июне. Парень как раз был в
страшном расстройстве — не попал на чемпионат мира.

Когда три года назад его выбрали первым номером в драфте MLS и предложили
миллионный контракт с фирмой Nike, сделав Фредди самым молодым профессиональным
спортсменом Америки за последние сто с лишним лет, футбольная публика США
разделилась на два лагеря. В первом кричали, что это как минимум новый Пеле. Во
втором сей тезис не отрицали, но упирали на то, что парню ни в коем случае не 14
лет. «Кто их, африканцев, разберет? — говорили скептики. — У них там небось
дальше 14 никто и считать не умеет».

Фредди родился в Гане, а в Америку приехал только восьмилетним, когда его мать
выиграла в лотерею вид на жительство в США. Первую пару бутс он приобрел после
того, как учитель физкультуры заметил его на переменке, играющим с друзьями. В
13 лет он уже выступал на двух чемпионатах мира — юниорском (до 17 лет) и
молодежном (до 20). На юниорском забил четыре гола в пяти матчах, на один
меньше, чем лучший бомбардир турнира. Повторюсь: в 13 лет!

Тогда же он провел несколько тренировок с игроками MLS — взрослыми дядьками,
которым он доставал разве только до солнечного сплетения. Мужики уходили с поля,
качая головами: сопляк неоднократно накручивал их финтами, а с левой ноги мог
без проблем засадить под перекладину на противоходе из-за пределов штрафной.

Его звали в Италию и Англию еще до того, как он начал проходить в школе химию. В
одном случае помешали законы ФИФА, запрещающие трансферы детей. Маркетинговая
кампания клуба «Ди. Си. Юнайтед» (Вашингтон) крутится исключительно вокруг него.
На обложке программки к недавнему матчу — рекламная фотография, на которой все —
от позы и улыбки до цвета футболки — рассчитано на то, чтобы Фредди как можно
больше походил на Пеле. Скажу честно — похож.

Позвольте повториться еще раз: ему 17 лет.

МАМА НЕ ПУСТИЛА В «ИНТЕР»

Когда Аду выбежал на поле в стартовом составе «Юнайтед» на домашний матч с «Коламбусом»,
сомнения отпали — ему действительно 17. Он и для этого возраста выглядит очень
уж маленьким: щуплая фигура, тощие руки, а опекающий его защитник гостей
нависает над головой Фредди, как пальма над тушканчиком. Такое впечатление, что
сказать «Иди-ка ты домой, мальчик» ему мешает лишь тот факт, что мяч отобрать у
противного спиногрыза он почему-то не в состоянии.

«Юнайтед», четырехкратный чемпион MLS, в этом сезоне ходит в безоговорочных
лидерах. Аду появляется в основе почти в каждом матче. Статистика не
феноменальная (один гол, шесть передач), но этого от него пока и не ждут. А вот
то, что парень чувствует игру на интуитивном уровне — видно сразу. Он не просто
видит партнеров затылком — он, кажется, ноздрями чует, что партнер будет делать
дальше. Нестандартный, умный подход к игре, врожденный технический дар, полное
самообладание и уверенная манера держаться на поле. Да еще и боевитый, черт.
Точно так же в свои 17 лет играл Марат Измайлов, но у Фредди потенциал, пожалуй,
побольше: все-таки он явно не врос еще во взрослые габариты.

В матче с «Коламбусом», выигранном столичным клубом со счетом 3:2, Фредди забил
два гола (второй — вообще красавец: в одно касание внешней стороной стопы, под
перекладину), но оба не были засчитаны. Один раз залез в офсайд, а в другом
случае боковой судья счел, что партнер за секунду до паса упустил мяч за лицевую
линию.

Интервью для «СЭ» вундеркинд давал в раздевалке, даже не успев снять бутсы.
Невероятно открытый и общительный парень, сразу видно, чем он так приглянулся
спонсорам. При этом его складная, темпераментная речь совершенно не вяжется с
детской внешностью. Так и хотелось нагнуться и сказать: «У, какой ты умненький!
Сколько тебе лет-то?»

Однако этот ребенок уже успел отказаться от предложения одного из европейских
грандов, причем, по-моему уже достаточно давно. Вот, кстати, почему бы с этого
разговор и не начать?

— Сколько вам лет было, когда к вам обратился «Интер»? Двенадцать,
тринадцать?

— Десять… Что вы на меня так смотрите? Они приглашали меня в свою детскую
школу. Обещали заплатить семье около двухсот тысяч долларов.

— Просто теперь я лучше понимаю причину вашего отказа.
— (Смеется.) В десять лет «мама не пускает» — очень уважительная причина. Она
как услышала, куда меня зовут — сказала: «Через мой труп». Вы что, говорит, с
ума сошли — ребенка бог знает куда забирать? Что, в Америке мяч гонять нельзя?
Ничего, всему свое время.

— А когда вы начали играть в футбол? Имею в виду — в команде.
— За два года до этого — в восемь лет. Как только в Америку приехал.

— А в Гане играли?
— Как и все дети — бегал по пустырям босиком, гонял тряпичный мяч с ребятами в
два раза старше меня. И даже со взрослыми — там дворовый футбол общий, для всех.
Вот видите, я же говорил, что привык быть самым маленьким на поле. Правда,
большие парни боялись меня трогать, и я делал что хотел.

— О вас уже в 14-летнем возрасте говорили, как о «следующей великой звезде».
Вы воспринимали все это всерьез?

— Ни в коем случае. Некоторые сравнения и прогнозы были просто смешны. То есть
слышать такое о себе в 14 лет — это, конечно, классно. У меня рот до ушей был,
когда некоторые статьи читал, ничего с собой поделать не мог. Но я всегда
прекрасно знал, что просто так ничего не происходит: мастерство наращивается
постепенно. Медленно, поэтапно выходишь на следующий уровень. Я примерно знаю,
когда и на какой уровень мне нужно выйти, и мнения других людей большого
значения не имеют.

— А сейчас, после двух с половиной сезонов в профессиональном футболе, вы на
каком уровне? Имею в виду, идете ли вы по собственному графику или отстаете?
— Если честно, сейчас чуть-чуть впереди (улыбается, очень широко и лукаво).
И вот это — уже действительно классно.

ЧЕРЕЗ ГОД БУДУ В ИСПАНИИ ИЛИ АНГЛИИ

— А в чем испытываете основные трудности?
— Устаю быстрее других. Очень уж большие нагрузки, а тело ведь еще растет.
Тяжело было привыкнуть ко взрослой игре. Но это — дело постепенное. Надо уделять
большое внимание физической подготовке.

— MLS считается очень жесткой лигой, где игра ведется «кость в кость». Это
наверняка вашу задачу не облегчает.

— Может быть, не столько жесткой, сколько оборонительной. Большинство команд
играют от своих ворот, и крупные, мощные защитники очень ценятся. Но для меня
это даже лучше. Отличная подготовка для европейских лиг, где футбол более
открытый.

— Но трудно отделаться от мысли, что вам просто необходимо поднакачаться.
— Да, наверное, но это ведь тоже не главное. В футболе важнее то, как ты своим
весом орудуешь. Вы видели номера 14, Чэда Маршалла, который «держал» меня в этом
матче? Он больше ровно в два раза, а хоть раз смог отпихнуть меня от мяча? Если
правильно пользоваться своим телом, можно взять свое с любыми габаритами. Но,
наверное, мне действительно нужно чуть-чуть подрасти. Опять же для того, чтобы
тело легче переносило нагрузки.

— В Америке к кандидату в сборную относятся побережливее, а в Европе
мелкогабаритному форварду выжить нелегко. На последнем чемпионате мира,
например, Лэндон Донован, еще один американский «малыш», был вынужденно оттянут
назад и играл атакующим полузащитником. Считалось, что на острие атаки его
просто затопчут.
— Да, и что с того? Я не потеряю сон, если останусь мелкогабаритным. Мне не
привыкать. Я ведь всегда был самым маленьким игроком на поле, во всех командах,
в которых играл. И ничего, приспособился. Постоянно работаю над техникой, над
балансом — специально, чтобы компенсировать. Значение габаритов, по-моему,
сильно преувеличивают. Не беспокойтесь, все у меня будет о'кей.

— В «Юнайтед» вам дают бить угловые. Вы много работаете над «стандартами»?
— Угловые бью только от правого флажка, потому что я левша. Почти все великие
игроки были мастерами «стандартов», поэтому я очень серьезно отношусь к
отработке угловых и штрафных. Удар левой у меня хороший, а техника исполнения
отработается долгими тренировками.

— Разговоры о вашем отъезде в Европу ведутся уже очень давно...
— Точно уеду туда, на сто процентов. Причем буду стараться попасть либо в
Испанию, либо в Англию — это мои любимые лиги.

— Почему?
— Красивый, открытый футбол. Вот в Италии, например, быть форвардом — трудное и
скучное занятие. Там мне точно пришлось бы нелегко. Представляете, если ко мне
приставят парочку Матерацци? Я, конечно, не боюсь, но ничего возбуждающего в
такой перспективе тоже нет.

— Знаю, что перед чемпионатом мира вас о чем-то очень настоятельно просил
ганец Майкл Эссьен.

— Обожаю Майкла! Один из моих любимых игроков.

— Разговор шел о «Челси», не так ли?
— Конечно, но вы ведь сами понимаете, что это несерьезно. Игроки друг другу чего
только не скажут. Это решение будет приниматься в свое время и другими людьми.
Но, если попаду в «Челси», буду ужасно рад. Эта команда, кстати, скоро приезжает
сюда, в Штаты — играть в Матче звезд против сборной MLS. Мне просто не терпится
выйти на поле против «Челси»!

— Зато вы уже сыграли против «Селтика».
— И даже гол забил! «Селтик» был здесь на межсезонном турне. Матч получился
хороший, хотя соперник и экспериментировал с составом, как мне показалось. Но
даже учитывая это — мы разгромили один из лучших клубов мира со счетом 4:0! Мне
кажется, это доказывает, что команды MLS могут играть с кем угодно.
— Так когда все-таки собираетесь уехать в Европу?
— Думаю, лет в 18 буду готов. Наверное, проведу еще один сезон в «Юнайтед»,
а потом, где-то так осенью 2007-го, уеду.

ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЗИДАНЫ?

— Когда Брюс Арена отказался взять вас в сборную, вы требовали от него
объяснений?
— Он их сам мне привел. Как я понял, главная причина в том, что я не был в
основном составе в каждом матче «Юнайтед», хотя на самом деле на замену выходил
только пару раз. Плюс — еще не оформился физически и не имею достаточно опыта.
Было больно, не буду отрицать. Очень больно. Я смотрел каждую секунду каждого
матча сборной по телевизору и просто чувствовал себя на поле. Но жизнь
продолжается.

— А как насчет матча США — Гана?
— Сердце разрывалось. На две равные половинки. Как я мог болеть против любой из
этих команд?! Хотел, чтобы обе вышли из группы, а между тем одна из них в случае
проигрыша вылетала. До сих пор больно вспомнить. Оставалось только надеяться на
хорошую игру. В итоге получилось не так уж плохо: радость за Гану скрасила
грусть за Америку.

— А матч 1/8 финала против Бразилии? Гордитесь тем, как Гана сопротивлялась
против чемпионов?

— Какое там! Я был в диком бешенстве, когда смотрел эту игру. Бразильцам
засчитали гол, забитый из офсайда, а за минуту до этого наш бьет в упор — и
попадает в ляжку вратаря! Я чуть не расплакался, честное слово. Но Африка,
думаю, стоит на пороге большого сюрприза. Мои парни очень скоро жахнут на весь
мир.

— А как насчет других ваших парней — Америки?
— Все будет в порядке. На этом чемпионате мы мало что создали на чужой половине
поля. По-моему, команда недостаточно активно шла вперед, была какой-то
медлительной, неуверенной.

— Возможно ли вообще следующей большой звезде футбола выйти из США, будь это
вы или кто-то другой?

— Каждая страна надеется, что следующая большая звезда выйдет оттуда. Ведь и у
вас в России наверняка есть какой-нибудь молодой игрок, которого все хотят
сравнить с Зиданом или с Бекхэмом. (Интересно, Фредди читает «СЭ» или просто
знаком с Динияром Билялетдиновым? — Прим. С.М.) Но я вам точно говорю, что в
Америке будут суперзвезды футбола. Запомните мои слова: лет через пять — десять
сборная США окажется в числе лучших команд мира. Даже не запомните, а запишите.
Потом скажете, что я предсказал это первым.

— Почему вы так уверены?
— У нас сейчас молодые таланты — фантастика какая-то! Соберите их всех вместе,
дайте им мотивацию, развивайте их таланты — они всех порвут. Раньше талантливые
ребята поголовно шли играть за вузы, где уровень игры — не очень, но теперь у
нас есть MLS, есть программы подготовки молодежи, есть деньги. И будущее у нас
потрясающее.

— Откуда они берутся в Америке, таланты-то?
— А вы посмотрите вокруг. Посмотрите на меня. Что делает Америку Америкой? Ведь
все сюда приехали откуда-то. Тут такое смешение культур, рас, темпераментов —
понемногу от всего того лучшего, что каждый народ может принести. Поэтому
американцы достигают во всем успеха…

В это время наш разговор прервал главный тренер «Юнайтед» Петр Новак. Бывший
капитан сборной Польши в свое время был одним из лучших игроков MLS, а теперь он
настолько популярен в Вашингтоне, что обзавелся персональным фан-клубом Orly
Nowaka. Разговор тренера и юниора был почему-то очень непринужденным: больше
обмен шутками, чем «разбор полетов».

— Слушай, Пит, а ведь этот человек — из России! — сказал вдруг Фредди. — Ты ведь
говоришь по-русски, правда? Скажи ему что-нибудь, пожалуйста.

— Здравствуйте, — вдруг как-то сразу посерьезнел Новак и пожал мне руку.

На лице Аду сияла совершенно детская белозубая улыбка…

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент