Топич: почувствовал себя русским, нырнув после бани в снег
Текст: «Чемпионат»

Топич: почувствовал себя русским, нырнув после бани в снег

Рассказ о боснийском легионере "Крыльев Советов", который за проведенный в Самаре один год стал одним из ведущих игроков команды Гаджи Гаджиева.
4 августа 2006, пятница. 09:06. Футбол

Рассказ о боснийском легионере «Крыльев Советов», который за проведенный в
Самаре один год стал одним из ведущих игроков команды Гаджи Гаджиева.
ЗА 15 МИНУТ ДО ПОЛУНОЧИ

Дело было вечером, делать было не… Нет, забот-то как раз у руководителей
«Крылышек» в тот прошлогодний вечер хватало. 31 августа, когда вместе с летом
приходит конец и безумию, имя которому трансферная лихорадка, в Самаре
обнаружили, что остались без форварда.

Англичанин, на которого в клубе здорово рассчитывали, огорошил новостью, что
жена в Россию ехать категорически отказывается, а без нее он сюда не ходок.
Нападающий же «Крыльям» нужен был позарез. Тут вспомнили, что агенты предлагали
одного игрока сборной Боснии, долго выступавшего в германской бундеслиге.
Доложили Гаджи Гаджиеву. Тот затребовал досье. Наткнувшись на графу «Забитые
мячи», главный тренер «Крыльев» сначала подумал: наверное, что-то напутали.
Проверили. Никаких ошибок. На счету боснийца за два последних сезона голов
действительно не значилось.

— Ну и зачем нам нападающий, который не забивал два года? — мрачно переспросил
Гаджиев.

Интересно, а кто бы на его месте отреагировал иначе?

Так и не узнала бы Россия о Марко Топиче, если бы не Авалу Шамханов.

— У знакомых, живущих в Германии, я быстренько навел о Топиче справки, —
рассказал мне спортивный директор «Крыльев». — Позвонил, например, Володе Буту.
У всех ответ был один: «Хороший игрок. Вам поможет». Говорю Гаджиеву: «Человек
пять лет в бундеслиге отыграл. Уровень! В отличие от нашего чемпионата туда
случайные люди не залетают». Но тренер продолжал упорствовать. Тогда я позвонил
президенту «Крыльев» Барановскому и сказал, что готов взять футболиста под свою
ответственность. В аренду, до конца сезона. Возражений не последовало. С самим
Топичем договориться труда тоже не составило. Правда, все равно понервничали.
Его трансфер немцы выслали 31 августа около полуночи. До финиша заявочной
кампании оставалось минут пятнадцать. Успели.

Дополнительным козырем Топича стали двадцать с лишним матчей за сборную Боснии —
в условиях прошлогоднего лимита на легионеров, ежели кто запамятовал, момент
немаловажный. Как говорил потом Гаджиев: «Это немножко успокаивало. Совсем
немножко… Фактически мы брали кота в мешке».

На первых порах таинственный пришелец, мягко говоря, не блистал. Что на
тренировках, что в дебютном матче с «Торпедо», когда его отправили в душ уже в
перерыве. Казалось, толку от Топича и в России не будет. Однако в следующем
туре, выйдя на замену, он наконец-то расколдовал ворота. А чуть позже, в игре с
«Москвой», даже сотворил хет-трик. И боснийца признали!

Сезон-2006 он начал уже полноценным игроком самарского клуба, с которым зимой
заключили двухлетний контракт. До перерыва, связанного с чемпионатом мира, Топич
выглядел бледновато, а вот в июле разыгрался. Голы ЦСКА, «Лучу», хет-трик во
встрече с «Амкаром» — если он и дальше продолжит в том же духе, притормозившему
армейцу Жо на бомбардирском троне, полагаю, придется потесниться. Кстати, из
легионеров два хет-трика в нашей премьер-лиге удавалось сделать кроме Топича
только бразильскому спартаковцу Робсону.

При этом боснийский снайпер «Крылышек» как был год назад для всех в России
загадкой, так загадкой и остается. Хотя личность он занимательная и стоит того,
чтобы присмотреться поближе. Благо повод подходящий.
ХОТЕЛ СТАТЬ ПОВАРОМ

Родился Марко еще в союзной Югославии, в боснийской деревушке Оштра Лука, что у
самой границы с Хорватией. Когда в 92-м вспыхнула война, этот район почти
полностью сравняли с землей. Три месяца Марко с матерью и двумя братьями
укрывались в подвалах от авианалетов. А потом случилась беда: отцу, которого
призвали на фронт, гранатой оторвало обе руки. При содействии благотворительной
организации Топича-старшего смогли переправить в Швейцарию, где в специальной
клинике ему изготовили протезы. Следом в тихую альпийскую страну перебралась и
вся семья.

Сейчас родители Марко снова живут в Оштра Луке. В новом доме, который сын купил
на первую зарплату полученную в «Милане». Как, вы не слыхали, что у нынешнего
жителя Самары был контракт с этим клубом? До знакомства с ним и я, признаюсь, не
слыхал. Говорю же, у нас об этом парне известно чертовски мало. О «Милане»,
впрочем, ниже. Пока вернемся на два десятка лет назад, когда Марко вполне
серьезно мечтал стать… поваром.

— В детстве я частенько сидел с мамой на кухне, наблюдая, как она с
удовольствием готовит разнообразные блюда, — вспоминает Топич. — Подрасту
говорил, — займусь тем же. Теперь понимаю: слава богу что выбрал другую
профессию. Трудясь поваром, я бы в жизни не сколотил солидный капитал. А после
несчастья с отцом, который, разумеется, не мог уже работать, мне надо было
думать о том, как прокормить родных.

Но начинать в Швейцарии пришлось с клубов четвертого дивизиона — есть там,
оказывается, и такие, — где игрокам не платили ни франка. Более того, форму и
бутсы покупать они были вынуждены на собственные деньги.

— Если бы не пособие, которое мне полагалось как эмигранту, не представляю, на
что бы я жил. Порой подкатывало отчаяние, что из этой футбольной дыры мне не
выбраться. В такие минуты знаете, что успокаивало? Ха-ха, сейчас смешно
вспоминать. В швейцарских газетах даже чемпионаты низших лиг освещают достаточно
подробно. И когда в заметках я натыкался на свою фамилию, в глубине души
просыпалась надежда: может, меня все-таки заметят?

19-летний юноша действительно приглянулся селекционерам «Сьона». Это следовало
бы расценить как повышение, вот только ни единого матча за полгода он там не
провел. Затем были «Цюрих» и «Виль», где Топич тоже болтался между дублем и
скамейкой запасных основного состава. Зато в «Виле» он сдружился со своим
земляком Мохаммедом Коничем, поигравшим во многих английских клубах. Новый
приятель пообещал замолвить за него словечко в сборной Боснии. И вскоре
последовал вызов на международный турнир, проходивший в итальянском городе Бари.
В какой-то степени это был аванс. Но Топич оправдал его, в первом же матче с
Хорватией забив победный гол.

После игры к нему подошел футбольный агент, прославившийся на Балканах тем, что
вел дела Савичевича, Бобана, Просинечки, Ярни.

— Поиграй сезон в хорватском «Вартексе», — предложил он. — Если все сложится
удачно, найду тебе команду в Италии.

— «Вартекс» так «Вартекс», — пожал плечами Топич, никак не предполагая, какой
поворот грядет в его карьере.
ОТ МИЛАНЕЛЛО ДО ШУШЕНСКОЙ

Агент не обманул. Летом 98-го Топич и впрямь подписал контракт на четыре года.
Да не с кем-нибудь — с «Миланом»!

— Я долго не мог поверить, что стал игроком великого «Милана», и был на небесах
от счастья, — при упоминании о том событии Топич неожиданно заговорил высоким
штилем. — После каких-то заштатных клубов вдруг очутиться в одной из лучших
команд мира! Ну не чудо ли? Повезло, что у моего агента, в свое время
организовавшего переход в «Милан» Савичевича и Бобана, были отличные отношения с
хозяином клуба Сильвио Берлускони и его помощником Брайдой. Конечно, побаивался,
как примут меня в коллективе, где столько звезд, но все оказались нормальными,
общительными ребятами. Не забыть, как на тренировке в Миланелло Мальдини
оттаскивал меня в сторону приговаривая: «Марко, это упражнение надо выполнять
вот так...»

Спустя несколько месяцев эйфория от пребывания среди сливок футбольного общества
сменилась вполне логичной тревогой. Топич понял: пробиться в состав, когда у
тебя в конкурентах Веа, Бирхофф и Леонардо, — затея столь же безнадежная, что
угнаться на допотопном «Юго» за болидом «Формулы-1». Ничего не оставалось, как
прошагать арендной тропой в команду ниже классом.

— В клубах калибра «Милана» никто не будет дожидаться, когда футболист
раскроется. Им проще готовых звезд взять. Из молодежи наверх пробиваются
единицы. В основном ее скупают, чтобы продать подороже или сдать в аренду.
Бизнес.

На два сезона Топича отдавали в «Монцу» из серии В, на год — в венскую «Аустрию».
В 2001-М германский «Энерги» выкупил его у «Милана», в составе которого наш
герой в официальном матче на поле так ни разу и не появился. Через два года,
когда «Энерги» вылетел из бундеслиги, Топич перебрался в «Вольфсбург».

Изрядно помотавшись по Европе и сменив немало команд, Марко, по его признанию,
наиболее комфортно чувствовал себя в «Вольфсбурге».

— Там я заключил свой самый выгодный в карьере контракт. Организация в клубе
была поставлена по высшему разряду Скажем, наш главный спонсор — «Фольксваген» —
каждые три месяца предоставлял игрокам новый автомобиль. В общем, все было
замечательно. За исключением маленькой детали — я никак не мог забить. Особой
результативностью никогда не отличался, но свои семь-восемь мячей за сезон клал
исправно. А в «Вольфсбурге» — как отрезало. В первый сезон забил трижды, а два
следующих закончил с «баранками». Объяснения этому по сей день не нахожу. Рок,
невезение.

— Это, уж извините, больше смахивает на отговорки.
— Нет, правда, не представляю, что вдруг стряслось. Я был абсолютно здоров,
играл в целом нормально. Однако кому нужен форвард, который не забивает?

Кстати, в Германии Топичу дали прозвище Zungemann — «Человек-язык». Получил он
его за то, что, отмечая голы, бежал по полю, высунув язык. Адресовался жест
дочке.

— Дома она всегда меня так встречала, — говорит Марко. — А я, когда забивал, на
поле ей язык показывал. Что-то вроде традиции было. Но в России решил без этого
обойтись.

На вариант с «Крыльями» согласие он дал сразу. Контракт с «Вольфсбургом»
заканчивался, продлевать его в планы клуба не входило. Он и сам видел: надо
что-то менять. На Западе нападающему с такой убийственной статистикой найти
команду было сложновато. Трансферное окно почти захлопнулось. И тут — звонок из
Самары.

— Клуб занял третье место в минувшем чемпионате, в еврокубках участвует,
приличные условия, — загибает пальцы Топич, перечисляя мотивы своего вояжа к
берегам Волги.

Он был неплохо информирован. Увы, проза жизни оказалась совсем иной. Вместо
медалей «Крылья» уже отчаянно сражались за выживание. На Кубок УЕФА заявить
Топича, к его огромному разочарованию, не смогли, поскольку он был заигран за «Вольфсбург»
в турнире Интертото. Да и база «Крылышек» на улице Шушенской — далеко не
Миланелло…

— В «Крылья» я приехал, когда в российском чемпионате наступил перерыв из-за
матчей сборных. Большая часть игроков разъехалась. В Москву улетел и Гаджиев. Я
привык, что во всех клубах тренер представляет новичка игрокам, здесь же делать
этого никто не собирался. Я был предоставлен сам себе. Хотелось познакомиться с
партнерами, но как это сделать, если не говоришь по-русски? Те же, кто знает
иностранные языки — Бут, Шоавэ, Муджири, — находились в сборных. Да, было очень
одиноко. Все свободное время сидел в своей комнате на базе. Слушал плеер, читал
книжку, которую предусмотрительно захватил с собой, и спал.

Топич деликатно умолчал еще об одном эпизоде, повергшем легионера в легкий шок.
Было это через несколько дней, когда «Крылья» в Москве проводили товарищеский
матч с «Локомотивом».

— Перед игрой Топичу всучили почему-то поношенную форму. — говорит Шамханов. —
Для футболиста, привыкшего в Германии к другому отношению, это было дикостью. Я
потом принес извинения Марко за сотрудников нашего клуба, хотя моей вины здесь
нет. В тот день я вообще был на жеребьевке в Монако.

В РОССИИ ЗАБИВАТЬ ПРОЩЕ

Но со временем все, что называется, устаканилось. И экипировали Марко с
иголочки, и ключи от квартиры, где он теперь обитает с женой и двумя детьми,
выдали, и в коллективе удалось полностью освоиться и, что, пожалуй, самое
главное, — в командную игру «Крыльев» вписаться. В ней Топичу отводится уже одна
из ключевых ролей. Сам легионер уверен: с командой он прошлым летом не прогадал.

А Гаджиев, между прочим, не устает ставить его в пример, называя самым
дисциплинированным зарубежным футболистом клуба. Мало того, что Топич никогда
никуда не опаздывает — немецкая школа! — так еще и на первый предсезонный сбор в
Кисловодск в канун Нового года приехал. Единственный из всех самарских
иностранцев. Причем разговорам на эту тему искренне удивлялся: «А разве могло
быть по-другому? Ведь это моя работа».

— Вы немало тренеров повидали на своем веку. Чем Гаджиев отличается от
остальных? — вопрос Топичу.

— Он всегда сам проводит тренировки. Про каждого игрока знает буквально все.
Гаджиев много внимания уделяет теоретическим занятиям, которые иногда
растягиваются часа на полтора, но этим меня не удивишь. В «Энерги» у Эдуарда
Гайера они тоже длились долго. Что ж, оба — представители старой тренерской
школы.

— Если честно, во время «теории» никогда не засыпали?
— Я же не Ашотыч! (бывший помощник Гаджиева Александр Маркаров, ныне
возглавляющий «Анжи». — Прим. А.К.), — захохотал Топич. И добавил уже без
улыбки: — Да, порой все это жутко утомляет и хочется выскочить из комнаты, но…
Надо — значит надо.

— В России менее чем за год вы наколотили голов больше, чем за четыре сезона
в Германии. Это говорит о слабости нашего чемпионата?

— Несомненно, бундеслига гораздо сильнее. Там едва ли не в каждом клубе по 14 —
15 футболистов, которые на виду в своих сборных. В России забивать легче. Здесь
нет таких защитников, как Лусиу, Лам, Саньоль, Хуан… Да и играют у вас
помягче, чем в бундеслиге, где запросто могут вынести мяч вместе с ногами.

— 1 января вам исполнится 31, но за свою карьеру вы не выиграли никаких
трофеев. Обидно?

— Так уж вышло, что я выступал за клубы, с которыми трудно было добиться больших
побед. Тем не менее, считаю, мне не о чем горевать. От серьезных травм Господь
уберег, поиграл в разных странах, заработал. На свете немало футболистов, у
которых судьба сложилась намного хуже, верно? И потом, я не теряю надежды
выиграть что-нибудь с «Крыльями». По-моему, это реально.

— А почему в сборную Боснии вас давно не приглашают?
— Начнем с того, что все вопросы там сейчас решает не тренер, а генеральный
менеджер. А вот когда команду возглавлял Хаджибегич, такого не было. В «Энерги»
первый сезон провел хорошо, в сборную вызывали постоянно, но на поле редко
выпускали. В какой-то момент не выдержал: «Если не доверяете, лучше вовсе не
приглашайте». С той поры и не зовут. Недавно, правда, отцу позвонил президент
федерации. «Хочу, — сказал, — чтобы Марко вернулся в сборную». Посмотрим, что
будет дальше.

— Элвер Рахимич свое отсутствие в сборной объяснял тем, что ее руководители
поставили условие: мол, мы тебя вызовем, только сперва нам заплати. По его
словам, в Боснии это обычная история…
— Не знаю, что и сказать. Я с подобными вещами не сталкивался.

— С Рахимичем знакомы?
— Еще бы! И с ним, и со Спахичем, и с Муратовичем, который до отъезда в Австрию
в «Сатурне» играл. В свободный вечер можем посидеть в ресторане.

МЭТТЬЮ БУТ ПОСОВЕТОВАЛ ПРОЧЕСТЬ «БРАТЬЕВ КАРАМАЗОВЫХ»

— На каких языках вы свободно говорите?
— На английском, немецком, итальянском. Испанский и португальский знаю хуже. Они
похожи на итальянский, я выучил их, общаясь в клубах с легионерами из Южной
Америки.

— А с русским как?
— Понимаю почти все, но не говорю. Если иду в магазин, компанию мне составляют
Муджири или Шоавэ.

— Из русских писателей кого знаете?
— Достоевского. Мэттью Бут обожает его творчество и посоветовал мне прочитать
«Братьев Карамазовых». У меня есть этот роман на немецком языке.

— В какой стране собираетесь в дальнейшем жить?
— В Швейцарии. Три месяца назад купил себе там дом. В этой стране появились на
свет сын и дочка. Жена тоже там лет двадцать живет, хотя родилась, как и я, в
Боснии. Мы знакомы с 96-го года.

— Сколько лет вашим детям?
— Вот, смотрите. — Топич внезапно закатал рукава футболки, обнажив крепкие
бицепсы. На них красовались татуировки. На левом бицепсе было написано
латинскими буквами — Джессика и дата рождения 28.03.2001. На правом надпись была
такая — Габриэль 08.03.2003. — Эти татуировки я сделал в Самаре.

— В прошлом году, когда мучила тоска по родным?
— Нет, недавно в Самару из Москвы приезжал друг Алексея Медведева, известный
мастер тату. Он у нас полкоманды расписал! Когда предложил мне сделать
татуировку, я сказал: пусть напишет имена моих детей и даты их рождения.

— Играть еще долго планируете?
— Два-три года. Пока не знаю, чем займусь в дальнейшем, но первые пару лет буду
наслаждаться бездельем. Хочу как можно больше времени уделять Джессике и
Габриэлю. К счастью, за футбольную карьеру я себя на будущее обеспечил и
какое-то время могу о деньгах не думать.

— Совсем?
— Естественно, все зависит от потребностей человека. Одному миллиона достаточно,
а другому и десяти будет мало.

— Вы уже почти год живете в России. Чувствуете себя хоть немножко русским?
— А как же! К примеру, зимой на базе вместе с Медведевым после бани нырнул в
снег. Леша рассказал мне об этой русской традиции, и я решил испытать ее на
себе. Наши легионеры смотрели на меня, как на сумасшедшего. Конечно, было жутко
холодно. Зато после этого мне уже ничего не страшно!

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
22 июля 2017, суббота
Партнерский контент
Лидерство "Локомотива" в РФПЛ - это...
Архив →