Приехал Хиддинк, пропали коктейли
Текст: «Чемпионат»

Приехал Хиддинк, пропали коктейли

Семак был одним из первых российских футболистов, попавших на рекламные щиты и экраны телевизоров. Да еще и с известным прохладительным напитком в компании великих Роберто Карлоса, Дель Пьеро, Майкла Оуэна.
7 августа 2006, понедельник. 19:11. Футбол
В футболе хороших игроков больше, чем по-настоящему незаурядных личностей. Сергея Семака можно, без сомнения, отнести именно к личностям. В 20 лет он уже стал капитаном и символом ЦСКА. Болельщики были готовы на него молиться. А когда он уезжал во французский ПСЖ, они даже сделали футболки с надписью: «Not for sale!» («Не для продажи!»).

Семак был одним из первых российских футболистов, попавших на рекламные щиты и экраны телевизоров. Да еще и с известным прохладительным напитком в компании великих Роберто Карлоса, Дель Пьеро, Майкла Оуэна.

— Сергей, вы в свое время снимались в рекламе…
— Мне было интересно. Потому что, когда смотришь по телевизору 30—40-секундный ролик, думаешь, что все легко и просто. На самом же деле все не так. Я увидел эту «кухню» изнутри и теперь понимаю, какие усилия необходимы.

У меня тогда не было цели заработать. С Nike был чисто профессиональный контракт. А в Pepsi сделали интересный проект, собрав лучших футболистов мира. Мне хотелось пообщаться с такими великими игроками, как Роберто Карлос, Девид Бэкхем. Приятно было находиться в их компании.

— То есть это не было работой на имидж?
— Тогда в России, в отличие от Запада, не было такого понятия, как «работа на имидж».

— У вас много друзей?
— Нет. Друзей много не бывает. Зато у меня есть друг, с которым мы общаемся еще со школы, — Саша Котов. Он в свое время играл в пермском «Амкаре».

— Кстати, о школе. Вы ведь с золотой медалью окончили. Нечасто встретишь футболиста-отличника. Вам нравилось учиться?
— Не то чтобы нравилось, просто я всегда легко материал усваивал. У меня память хорошая, но короткая (смеется). Очень быстро запоминаю и так же быстро забываю. Поэтому достаточно было на уроке послушать, чтобы в следующий раз хорошо ответить. Так что много времени на домашнее задание не тратил. Но я не думаю, что моя золотая медаль — очень уж большое достижение.

— Сергей, за кого болели в финале прошедшего чемпионата мира?
— Абсолютно ни за кого. Просто спокойно смотрел матч. Правда, после удаления Зидана мои симпатии были на стороне французов. Им было сложнее…

— У вас была возможность увидеть французский чемпионат изнутри. Насколько он отличается от нашего?
— Конечно, там совсем другой антураж. Околофутбольные организационные вопросы — болельщики, стадионы, клубная деятельность — все на очень высоком уровне. Все отлажено до мелочей. Приятно играть. Стадионы практически всегда полные. Игры проходят на более высоких скоростях. А что касается жизни, то в Европе она совсем иная. Более размеренная, что ли.

— А почему тогда вы решили вернуться обратно в Россию?
— Передо мной стоял выбор: или продолжать карьеру в других странах, или возвращаться. Но, к сожалению, у меня уже нет возможности путешествовать. Мне надо больше уделять внимание моим родным в России.

— Тяжело было адаптироваться к жизни в Париже?
— К жизни-то нет. Главная проблема — языковой барьер. По-французски я не очень хорошо говорю. А англоговорящих там не так много. Если в больших городах люди еще с тобой могут поговорить по-английски, то в маленьких — это уже проблема. И подчас не потому, что они не могут, а потому, что не хотят. Так что то небольшое знание английского, которое у меня есть, позволяло разговаривать с довольно ограниченным кругом людей. Поэтому мне не хватало общения, понимания.

— А как вас приняли в ПСЖ? Все-таки нечасто российские футболисты оказываются в европейских чемпионатах…
— Все было великолепно. ПСЖ — очень хорошая команда. Ребята меня приглашали в гости. Часто ходили всей командой в ресторан. А с моим приятелем вратарем Лионелем Летизи любили бывать на скачках. Другие приглашали в свои компании, ресторанчики. В общем, скучать не давали. Часто расспрашивали о России. Ведь немногие даже знают, каких размеров наша страна, какие города в ней есть…

— А о чем чаще всего приходилось рассказывать?
— Много говорил о Москве. О том, что экономическая ситуация в целом по стране намного хуже, чем в столице. О том, какие доброжелательные и открытые люди были раньше в России…

— Были раньше?
— Ну, сейчас ситуация у нас несколько изменилась. Не такие доброжелательные стали люди. У каждого свои заботы. И проблемы других мало кого интересуют.

— Сложно ли было решиться уехать играть в другую страну? Вы ведь тогда были символом ЦСКА.
— Я понял, что настал момент, когда надо уступать дорогу другим футболистам. В составе ЦСКА очень много молодежи, иностранцев. И потом, мало кто откажется от приглашения играть в европейском клубе. Все-таки там уровень футбола несколько выше, чем у нас. Перейдя в ПСЖ, я поднялся еще на одну ступень в своей карьере. Я считаю, что всегда нужно прогрессировать, идти дальше. Слава богу, руководство ЦСКА меня поняло и не стало препятствовать моему переходу.

— Против армейцев сейчас играете с особыми чувствами?
— Безусловно. В таких играх я чувствую себя не совсем в своей тарелке.

— А как у вас складываются отношения с руководством ФК «Москва»?
— Мы с президентом клуба Юрием Белоусом знакомы давно. Первый раз встречались еще лет восемь назад. Тогда и завязались товарищеские отношения.

— В этом сезоне руководство клуба решило принимать участие в Кубке Интертото. Как впечатления от этого турнира?
— Мы приобрели полезный опыт выступления на европейской арене. А некоторые наши игроки в первый раз почувствовали вкус подобных соревнований. Поэтому все эти разговоры специалистов о том, что этот турнир не нужен, напрасны. Это ведь замечательный шанс попасть в Кубок УЕФА!

— А почему «Москве» это не удалось?
— Просто не хватило опыта выступлений на международном уровне. А силы, на мой взгляд, были абсолютно равны. Но, к сожалению, не получилось. Теперь надо сосредоточиться на чемпионате России. Стартовали мы не так хорошо, как хотелось бы. Сейчас надо набирать очки и прибавлять в игровом компоненте. В этом сезоне нам нужно занять место не ниже пятого. Такова установка руководства на сезон. Естественно, есть какая-то усталость после столь напряженного месяца. Но это же и есть наша работа. Абсурдно жаловаться на плотный график.

— Вас удивило, что в столь ответственном матче против берлинской «Герты» в Москве Леонид Слуцкий решил не выпускать вас и Кириченко с первых минут матча?
— Удивило, конечно. Но это были тактические задумки главного тренера. И я не имею права осуждать его решение. Я готов выходить и на две минуты.

— Уже думали, чем будете заниматься после окончания футбольной карьеры?
— Пока еще нет. Для начала хотелось бы отдохнуть месяца три. А потом уже решать. Если будет душевная потребность остаться — останусь. Тренер, агент — возможностей много. Главное, чтобы нравилось то, чем ты занимаешься.

— А у вас есть свой агент?
— Во Франции был — Кристоф Ютто. Там он мне действительно был необходим. Я же ничего не знал. Мы с ним познакомились через одного общего приятеля. После этого стали сотрудничать. Он мне объяснял правила, которые есть во французском футболе, помогал при заключении контракта. Кристоф постоянно был со мной. Особенно в первый месяц, когда было действительно сложно. Очень много надо было заниматься бумажной работой — виза, вид на жительство и т.д.

В России же у меня агента нет. Тут отношения немного по-другому выстроены. Да, у многих футболистов в России есть свои агенты, чтобы оградить себя от каких-то бытовых, юридических вопросов. Но если ты знаешь человека и доверяешь ему, то зачем агент? Можно обойтись и меньшими потерями.

— Сергей, чем увлекаетесь помимо футбола?
— Да практически ни на что времени не хватает. Стараюсь периодически встречаться с друзьями. И если получается, езжу к родителям. Они у меня пока не в Москве живут. Надеюсь, что скоро переедут поближе.

А так увлекаюсь виноделием. У меня есть небольшая коллекция вин, которая зародилась очень давно. Поэтому французское продолжение карьеры было очень кстати (смеется). Но я не столько люблю коллекционировать вина, сколько узнавать, как, где, из чего они делаются. Мне интересны сами традиции виноделия. И, естественно, когда еду в другую страну, стараюсь привезти оттуда бутылочку вина.

— Да, это сейчас особенно актуально. В России-то алкогольный ассортимент не радует…
— Это точно. Я думаю, это заметили не только коллекционеры вин, но и любители слабоалкогольных коктейлей. Потому что ничего нигде нет.

— Близится товарищеский матч сборных России и Латвии. Надеетесь получить вызов?
— На данный момент Хиддинк — один из самых востребованных тренеров в мире. И я рад, что он приехал к нам. Мне бы очень хотелось поработать с ним, сыграть за сборную России. Это престижно — защищать цвета своей страны. В сборной играют для души, а не ради денег…

— Вам не кажется, что не все игроки это понимают? Отсюда и проблемы в национальной команде.
— Дело в том, что существует пропасть между старшим и младшим поколениями. Одни родились и выросли в СССР, другие не знают, что это такое. Одним нужны лозунги, другим — деньги.
Источник: Новая Газета
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →