Титов: в матче с "Русенборгом" дрожал от холода и волнения
Текст: «Чемпионат»

Титов: в матче с "Русенборгом" дрожал от холода и волнения

Это интервью корреспондент "СЭ" взял у Егора Титова еще до злополучной травмы в матче с "Шерифом" - матче, в котором нынешний капитан красно-белых 60-й раз сыграл за "Спартак" в еврокубках, повторив тем самым достижение Дмитрия Хлестова.
8 августа 2006, вторник. 20:03. Футбол

В МАТЧЕ С «РУСЕНБОРГОМ» ДРОЖАЛ ОТ ХОЛОДА И ВОЛНЕНИЯ

Это интервью корреспондент «СЭ» взял у Егора Титова еще до злополучной травмы в матче с «Шерифом» — матче, в котором нынешний капитан красно-белых 60-й раз сыграл за «Спартак» в еврокубках, повторив тем самым достижение Дмитрия Хлестова. Для того чтобы побить клубный рекорд всех времен, Титову нужно в первую очередь поправиться, чего ему и желает редакция «СЭ». В июле же по итогам голосования журналистов стран СНГ и читателей нашей газеты спартаковец стал лауреатом конкурса «Звезда».

ДОБРЫЙ И ЖЕЛЕЗНЫЙ ХЛЕСТОВ

— Как вы относитесь к рекордам и различным конкурсам?
— Спокойнее, нежели в молодости. Ничего не имею против, чтобы вступить в клубы «сто», «двести» и прочие, но сейчас скорее живу настоящим. Нужно набирать бонусы по системе «гол+пас». За это после окончания сезона полагаются дополнительные премиальные. Хотя, чего скрывать, устанавливать рекорды приятно для души. В будущем тебя могут вспомнить добрым словом. Вот лет через десять — пятнадцать болельщики посмотрят в справочники и скажут: «Был такой футболист Титов, и он сыграл больше других за „Спартак“ в еврокубках». Приятно же.

— Хлестова вы, наверное, могли бы обойти давно, если бы...
— … Не травмы и дисквалификация. Два евросезона я пропустил. Одну кошмарную Лигу чемпионов 2002 года, где мы сгорели 1:18, и 2004 год — из-за дисквалификации.

— Давно не виделись с Хлестовым?
— Наверное, уже больше года. Последний раз встречались в Лужниках. Перед «Спартаком» там с кем-то играл саратовский «Сокол». Смотрю, Хлестов навстречу идет. Перекинулись парой фраз — на большее времени не хватило. А потом он куда-то исчез. Хлестов всегда был нашим незаметным героем. Иначе не установил бы рекорд в еврокубках.

Таких защитников нужно поискать. Не случайно за ним закрепилось прозвище Барези. Он всегда был надежным и мужественным футболистом. Сколько раз его били по ногам, втыкались шипами в бедро, а он это место слегка потрет и побежит дальше, как ни в чем не бывало. Железный человек! Но иногда и железо дает трещину — никогда не забуду, как в 1996 году на мини-футбольном турнире в Германии Хлестов получил страшную травму, которая вывела его из строя на год. Хруст, от которого всем стало не по себе, раздался на весь зал — такой треск я слышал потом лишь раз, когда на «Торпедо» сломался Димка Парфенов. Не дай бог, чтобы это когда-нибудь с кем-то повторилось.

— А что скажете о человеческих качествах Хлестова?
— В жизни он — как большой ребенок. Доверчивый и добрый. Это его самое главное качество.

— Но в игре от этого доброго парня соперникам доставалось прилично.
— Еще как! Он, как хищник, носился по полю и сжирал свои жертвы с потрохами. Играть против такого защитника было крайне неприятно. Помню, как нападающий «Локомотива» Заза Джанашия, выходя на матчи против «Спартака», сразу убегал от Хлестова на противоположный фланг. «Единственный человек, которого боюсь в футболе, — говорил он, — это Хлестов». Но при всей жесткости нашего Барези крайне редко удаляли — за карьеру быть может, у него наберется одна или две красные карточки.

— А вам в двусторонках от него доставалось?
— Уже не помню. Зато помню, что всегда был рад, когда он играл в моей команде.

— В компьютерные игры с Хлестовым сражались?
— Нет. Там шансов не было. Они как с Вадиком Евсеевым засядут, так весь вечер и режутся между собой.

БИЗНЕС НА МАРАДОНЕ

— С кем вы сейчас делите номер на выездах?
— Ни с кем. Один живу. Это в принципе удобно. Люблю утром подольше поспать. Все мои прежние соседи Тихонов, Парфенов, Аленичев были такими же совами, как и я, поэтому мы не доставляли друг другу лишних проблем.

— Самый дорогой для вас обмен футболками в еврокубках?
— Самые дорогие для меня — футболки друзей. Они висят в моем номере на базе: спартаковская — Тихонова, украинской сборной — Парфенова, «Ромы» — Аленичева, «Сельты» — Карпина. Дома хранятся вратарский свитер Черчесова, футболки Онопко, Бесчастных, Мостового и многих-многих других.

— Помните свой дебют в еврокубках?
— Да. Это был 1995 год. Я вышел в Москве на замену вместо Аленичева в матче против «Русенборга». Сыграл минут 10.

— Волновались?
— Ужасно! Помню был жуткий холод, и я ног своих не чуял. А тут Олег Иванович неожиданно подзывает и говорит: «Выходи». А у меня от мороза и волнения руки трясутся. Вышел при счете 4:0 в нашу пользу, а сыграли — 4:1. Причем к пропущенному голу я был косвенно причастен — не добежал за своим оппонентом. Помню Черчесов мне сразу же справедливо напихал: «Ты чего же своего игрока отпустил?»

— А какой спартаковский матч в еврокубках вы впервые увидели как болельщик?
— По-моему, это был 86-й год. «Спартак» играл в Симферополе против австрийского «Сваровски-Тироля» и победил 1:0. Правда, в Австрии наши уступили — 0:2. Эти встречи помню смутно, зато поединки против «Аталанты», «Реала», «Наполи» отчетливо сохранились в памяти. Особенно игра против неаполитанцев. Она мне запомнилась не столько визитом Марадоны, который прилетел в Москву на персонально выделенном самолете, сколько тем, что я попал в переполненные Лужники лишь в начале второго тайма. А до этого мы с приятелем делали бизнес.

— На билетах?
— Да. Тогда мне было всего 14 лет и хотелось иметь деньги на карманные расходы. Мы заранее приехали в Лужники и купили несколько билетов по рублю. Перед матчем был страшный ажиотаж. Многие спрашивали лишний билетик, и так получилось, что мы продали не только лишние, но и свои. По три рубля. Спохватившись, сами купили у спекулянтов по два. Но до арены так и не добрались, загнали их по пятерке. А потом все спекулянты ушли на футбол, а мы метались в поисках билетов. В итоге с огромным трудом, лишь к началу второго тайма, достали билеты по номиналу. Поднялись на трибуну, а наши места заняты. Пришлось стоять в проходе. Но мы были счастливы: «Спартак» победил команду Марадоны в серии пенальти, и при этом наши карманы ломились от денег.

БОЛЬНЫМ — НА «ДИНАМО»

— В юности мячи на еврокубковых играх подавали?
— Подавал, но на каких матчах — сейчас не вспомню. В памяти остался другой случай. В 1988 году «Спартак» встречался с киевским «Динамо» в чемпионате СССР — тот самый матч, после которого Ринату Дасаеву вручили приз как лучшему вратарю мира. Мы, юнцы 1976 года рождения, должны были подавать мячи в этой игре, а я, как назло, заболел. Но как можно валяться дома, когда «Спартак» сражается с киевским «Динамо»! Тайком выбрался из дома — благо жил тогда недалеко от динамовского стадиона, на «Войковской». Только вышел из дома, пошел дождь. Но и он не стал мне помехой. Когда наши забили победный гол, я за воротами киевлян прыгал как сумасшедший. В этот момент на нас наехала телекамера. Естественно, наш тренер Анатолий Федосеевич Королев увидел по телевизору эту сцену, а потом — еще и меня рядом с поднимающим приз Дасаевым. На следующий день мне от него досталось так, что мало не показалось.

— Самый памятный матч в еврокубках с вашим участием?
— Выделил бы три — «Реал», «Спортинг», «Аякс» плюс первая игра, которая не забывается. С «Реалом» в 98-м в Москве посчастливилось забить победный гол. Это был мой первый серьезный успех, поскольку «Спартак» обыграл тогда действующего обладателя Кубка чемпионов. Особняком, конечно, стоит матч в Лиссабоне со «Спортингом». Тогда мы выиграли 3:0: два гола забил сам, а после моего голевого паса «отличился» португалец Димаш. В «СЭ» тогда вышла моя фотография во весь рост, к различным частям тела были проведены стрелочки и написано, что сколько стоит. Тогда мы успешно выступали в Лиге чемпионов, и у меня каждый день была масса звонков от журналистов. Переборщил я тогда с интервью. Причем все задавали один и тот же вопрос: «Когда вы уедете на Запад?»

— А самый кошмарный матч?
— Пожалуй, вся Лига чемпионов 2002 года, но я в ней не участвовал. Если абстрагироватъся от счета 0:1, наверное, самый плохой матч был у нас в 2000-м в Лондоне с «Арсеналом». Тогда хозяева нанесли десятка три ударов по нашим воротам, подали полтора десятка угловых, а у нас не получалось ни-че-го. Еще ужасный матч был у нас в Мюнхене, где в 2001-м уступили «Баварии» — 1:5.

— А я думал, вы про кошмар с «Кошице» вспомните?
— Нет. Там был несчастный случай. Словаков мы переиграли по всем статьям, но забить, к сожалению, не смогли. Кстати, в том евросезоне мы дошли до полуфинала Кубка УЕФА.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
25 июля 2017, вторник
Партнерский контент