Владимир Радионов: профессионалов нужно растить
Текст: «Чемпионат»

Владимир Радионов: профессионалов нужно растить

На днях исполком РФС принял отставку генерального секретаря организации Владимира Радионова, покинувшего свой пост спустя три месяца после ухода президента Вячеслава Колоскова.
28 июня 2005, вторник. 10:12. Футбол
Делать выводы о результатах смены руководства российского футбола еще рано: три месяца - слишком короткий срок. Но в связи с последними изменениями в футбольных структурах невольно возникают вопросы: а есть ли у нас в стране в нужном количестве футбольные управленцы, готовилась ли на смену постепенно уходящим людям Вячеслава Колоскова новая команда, которая будет лучше?

Примеров, когда в футбол приходят специалисты из иных областей, хватает. А потом доводилось слышать, что один новичок считал чемпионат и Кубок страны одним турниром, другой был уверен, что сборную, у которой отборочные матчи только в следующем году, в этом сезоне можно не собирать для товарищеских игр. Некоторые ничего не знали о работающих рядом с ними олимпийских чемпионах, о принципах организации сборов, о разной пользе встреч с командами из Восточной Европы или, например, с Италией.

На днях исполком РФС принял отставку еще одного профессионала - Владимира Радионова, второго в российской истории генерального секретаря (не по названию, а по функциям) после Георгия Дюперрона. А вчера Радионов дал первое интервью для "СЭ" уже в качестве бывшего генсека.

- Вы 13 лет были у власти, многое знаете о скрытых процессах нашего футбола. Что все-таки стояло за сменой команды Вячеслава Колоскова?
- Может быть, в обществе появилась некая аллергия, психологическая усталость от фамилии. Столько лет она звучала - Колосков, Колосков. Звучала реже, когда был успех, и намного чаще, когда случались проблемы и неудачи.

- После выборов в апреле вы с большой долей уверенности говорили, что революции не будет, а будет эволюция. Что скажете сейчас?
- Эволюция - более целесообразный процесс. РФС - организация, занимающаяся весьма специфическим делом. Можно без проблем перейти, допустим, из одного банка в другой - работа та же. Специалистов же для работы в футболе никто не готовит. Спецификой и знаниями можно овладеть, но это требует массу времени. Хорошо, когда есть преемственность. Резкая смена, конечно, нежелательна.

- Есть ли сейчас в достаточном количестве футбольные управленцы?
- В клубах есть. Правда, там работа иная. В ПФЛ есть - там команда во главе с Николаем Толстых сложилась давно. А подобрать кадры как для РФС, так и для РФПЛ - большая проблема. И что теперь - объявлять конкурс по поиску кадров для наших организаций? Кадры, профессионалов нужно воспитывать самим.

- В их нехватке, наверное, можно упрекнуть и вас?
- Не могу сказать, что не пытался подготовить смену. Рассказывал, объяснял. Организовал курсы английского языка - без его знания на этой должности делать нечего, а люди решили, что выучат его за две недели. Потом энтузиазм иссяк.

- В чем причина вашего ухода?
- Мне приходилось перестраиваться не один раз. Сначала после того, как закончил играть в футбол, потом после того, как закончил карьеру тренера. Затем был РФС и была новая перестройка. Устал перестраиваться. Единственное, что хочется сделать, - остановиться и отдохнуть. Но на печку не собираюсь.

- Вы родились в Тюменской области, а потом оказались в Эстонии. Каким образом?
- Отец мой был военным строителем, восстанавливал таллинский порт. Семья в 1945 году переехала в Эстонию. В Таллине я и начал играть в футбол, получил футбольное образование и соответствующее воспитание. Вы меня неплохо знаете - человек я выдержанный, в спорах не кричу. Мое прошлое, полагаю, помогло выстроить нормальные отношения РФС с Прибалтикой.

- Что привело вас обратно в Россию?
- Нужно было учиться, а в Таллине кругом одни эстонские вузы. Оказался в Калинине, играл за команду "Волга", а потом Константин Иванович Бесков что-то во мне разглядел, и я попал в "Локомотив".

Любопытная была история. Уже смеркалось, я сидел дома в Калинине. Вдруг появляются председатель центрального совета "Локомотива" и начальник спортивного клуба "Локомотив", заводят разговор о Москве. Какими-то окружными путями вывезли из города, уже поздно ночью добрались до столицы. Потом была беседа с Бесковым - и в тот же день я сыграл первый матч против "Арарата".

- Закончили вы карьеру достаточно рано - в 31 год.
- Рано по нынешним меркам. Уровень высшей лиги был очень высоким. "Локомотив", кстати, в те времена уступал многим в плане стабильности состава. Только кто-то проявлял себя - тут же забирали в "Динамо", "Торпедо", ЦСКА, "Спартак". Наш министр Борис Бещев в то время мог только присвоить звание "Почетный железнодорожник" или подарить часы. Но какой же он был любитель футбола! Ни одного матча не пропускал, а нередко и на дубль на "Чайке" приезжал.

- После завершения игровой карьеры вы стали тренером, выиграли с молодежной сборной чемпионат Европы и вдруг перешли на руководящую работу. В чем причина?
- Пошел развал всего, что было. Начиналась новая жизнь. Не знаю почему и никогда не спрашивал об этом Колоскова, но инициативу с моим назначением проявил он.

С 1992 года мы перестали бегать к высшему начальству на третий этаж здания на Лужнецкой набережной, где принимались все решения. Начали всем заниматься сами. Тут на меня все и свалилось - ФИФА, УЕФА, инструкции, директивы, письма. Наверное, многие полагают, что генсек в основном ведет дела там, на Западе. Могу сказать, что, наоборот, больше сил отнимала работа по развитию футбола в России, по созданию существующих сегодня объединений, ассоциаций, федераций женского футбола, мини-футбола, работа с региональными федерациями,

- В ФИФА и УЕФА многие работают годами и чужаков принимают неохотно. Как будет с новыми представителями России?
- Скажу так. Пройдет много времени, прежде чем кто-либо после Колоскова станет там своим. В этих органах все очень консервативно. В УЕФА, кстати, сейчас нас пятеро - представителей России: Колосков, Алешин, Левников, Андреев и Радионов.

- Наши болельщики часто винили во всем РФС - мол, не защитил, не уберег клубы или сборную. А на что на самом деле может влиять Союз на международном уровне?
- Если говорить о судействе, то точно так же могут жаловаться и другие федерации. После одного из чемпионатов Европы, когда чехи пострадали из-за решения Коллины, было заседание исполкома, и чешская федерация подняла вопрос о качестве судейства. И что? Да ничего. В УЕФА вопрос ставят так: судьи - часть игры, ошибки неизбежны. И все. Что касается, например, Крондла, то мы сделали так, что запись матча с болгарами просмотрел Блаттер. Но даже он не может говорить официально о намеренных ошибках арбитра. Сама философия не позволяет идти по иному пути - он опасен. А мы в России идем по нему, идем и падаем. После последнего тура чемпионата страны, видимо, опять будут разговоры о судействе.

- То есть за счет ваших связей вы могли только смягчить, допустим, наказание или постараться погасить страсти?
- Я уверен, что в УЕФА к нам относятся нормально. Допустим, дисциплинарный инспектор по "делу Уэльса" Герхард Капль, с которым мы хорошо знакомы, дал объективное заключение, чем предопределил ход слушания на заседании КДК. То же самое касается Эдгара Обертуфера, занимавшегося протестом "Пармы". На самом деле все висело на волоске, ЦСКА могли засчитать поражение 0:3. Атака шла мощнейшая. Но сами итальянцы неправильно себя повели. Безусловно, мы со многими людьми знаем друг друга давно, каким-то образом это помогает.

- Преодолен ли, на ваш взгляд, кризис в российском футболе?
- Для меня совершенно очевидно, что самыми обездоленными остались тренеры - не клубные, а те, кто должен работать с детьми, готовить смену. Большинство школ ведь до сих пор входит в систему народного образования, спорткомитетов. Даже в премьер-лиге не у всех клубов есть собственные школы. К примеру, у "Зенита" и "Крыльев Советов" таковых нет.

Большинство спортивных школ остается в государственной системе. Но способно ли государство поднять всю эту махину? Сегодня, думаю, нет. И не стоит винить тренеров, хорошие на мизерную зарплату в большинстве своем не идут. Поэтому надежда главным образом на те клубы, которые создали свои системы подготовки резервов. Но хватит ли этого?

- У вас богатый опыт работы с молодежной сборной еще в советские времена. Можно ли требовать от нынешнего поколения повторения былых успехов?
- Те условия, в которых я трудился, сегодня назвали бы фантастическими, невозможными. Команда была в моем распоряжении по 90 и больше дней в году. Вопрос, отдадут ли мне игрока из клуба, даже не стоял. Равно как и не было проблем с финансированием и базами. А как работала система подготовки резервов! В начале 90-х годов меня пригласили в Коверчано на ежегодное совещание итальянских тренеров. Сакки, Капелло, Вичини - вся элита. Меня попросили рассказать, за счет чего Россия, северная страна, добивается успеха - мы к тому времени успешно сыграли на чемпионате Европы, выиграли Олимпиаду, взяли золото с молодежкой. Мой доклад слушали с открытыми ртами - о том, сколько у нас интернатов, школ, как готовим тренеров. Мы умели грамотно использовать потенциал советского футбола.

Подготовленность же нынешних игроков оставляет желать лучшего. Выжимаем из них максимум за счет мобилизации, психологии, но не за счет мастерства.

- Как вы отнеслись к ситуации, когда ваши бывшие игроки оказались конкурентами за место тренера молодежки - Чернышов, Юран и Шалимов?
- В иной ситуации был бы рад. Но мне обидно за Чернышова. По одному матчу с Латвией больших выводов делать нельзя.

- После развала СССР в одинаковой ситуации с нами оказались Украина и Белоруссия. Но сейчас - по крайней мере на уровне юношеского футбола - эти страны нас начинают опережать. За счет чего?
- В Белоруссии сохранилась государственная система подготовки резервов. В достаточной степени сохранен такой же подход и на Украине. Нам остается делать упор на московские клубы, которые серьезно поставили работу с детьми, - ЦСКА, "Локомотив", "Спартак", "Торпедо", на подмосковный "Сатурн". Здесь, наверное, наше будущее. Да, в этих школах много иногородних. Но если нельзя создать подобные центры по всей России, пусть талантливые ребята получают эту возможность здесь.

- Насколько серьезна допинговая проблема?
- Более чем серьезна. Это проблема не только футбола, но и всего спорта.

- Почему в таком случае прекратились допинг-тесты в нашем чемпионате?
- Приняли решение проводить допинг-контроль. В прошлом году так и было - на одном из матчей в каждом туре. Хорошо, если премьер-лига продолжит такую работу. Но это недешево. Нельзя забывать, что ФИФА подписала соглашение с ВАДА, и теперь игрок будет дисквалифицироваться на два года.

- Что теперь будет с заявкой на проведение Россией ЧЕ-2012?
- Нужно тщательно заниматься этим вопросом, а в сложившейся в РФС ситуации делать это некому. Скорее всего, мы будем исключены из числа кандидатов. И потом, ведь ничего не изменилось по сравнению с тем временем, когда мы претендовали на ЧЕ-2008. Новые стадионы не построены - ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге. Пока только идут разговоры, что появятся новые арены у ЦСКА, "Динамо" и "Зенита". Так что в лучшем случае мы можем опять показывать членам комиссии только компьютерные картинки. А кому они нужны? Италия же готова принять чемпионат хоть сегодня. А желание у УЕФА подключить к проведению первенств континента Восточную Европу было.

- Появилась информация, что РФС, преодолевший было в последние годы финансовый кризис, начинает терять спонсоров. Хватит ли денег для содержания всех сборных?
- Этот вопрос не по адресу.
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →