Сергей Кормильцев: идеальный гол должен забиваться с линии ворот
Текст:

Сергей Кормильцев: идеальный гол должен забиваться с линии ворот

Интервью полузащитника московского "Торпедо" и национальной сборной Украины Сергея Кормильцева, в котором рассказал о пути своего становления в большом футболе.
28 июня 2005, вторник. 11:36. Футбол
Сергей Кормильцев — российский футболист, принявший украинское гражданство ради карьеры на международной арене. Еще в прошлом отборочном цикле он регулярно выступал под сине-желтым флагом. Но Олег Блохин не привлекает капитана московского «Торпедо» и одного из лучших полузащитников чемпионата России в состав вверенной ему дружины.

На интервью футболист соглашается крайне редко, но на вопросы корреспондента «2000» ответил предельно откровенно.

— Сергей, решение стать непубличным человеком принимали осознанно?
— Все произошло само собой. На виду обычно кто? Тот, кто голы забивает, а я на поле не такая заметная фигура. Да и не стремлюсь к публичности, хотя человек веселый. В команде, допустим, могу наговорить много всего, а вот с незнакомыми людьми схожусь тяжело.

— В вашей игре привлекает изобретательность. Откуда такая нестандартность мышления?
— В юношеском футболе и в первые годы в профессиональном тренеры давали возможность импровизировать. «Старики» в команде «не душили». В барнаульском «Динамо» поощрялись необычные ходы на поле, а в «Заре» из Ленинск-Кузнецка вообще было много молодежи. Нам все позво­лялось, даже в своей штрафной площадке соперников обыгрывать... Сейчас в «Торпедо» тоже очень приятно выступать. У нас все полузащитники действуют с упором на технику, отсюда и импровизация в командных действиях.

— Практически все футболисты, независимо от амплуа, призна­ются, что им нравится бить по воротам. Вы же не любите тревожить вратарей. Этот компонент игры вам не интересен, потому что слишком прост?
— Для меня идеальный гол должен забиваться с линии ворот. А вообще когда долго не получается поразить ворота, то, оказываясь на ударной позиции, думаешь: хороший момент, но ведь опять не забью, лучше уж отдать партнеру, у него-то шансов больше. Не хватает мне эгоизма. Хочу перестроиться, готовлюсь, но выхожу на поле и забываю...

Были времена, в «Заре», элистинском «Уралане» я в лучших бомбардирах ходил. Регулярно забивал, даже с 20 метров. А в киевском «Динамо» и затем в «Торпедо» не получается ворота поражать. Но сказать, что это только от сомнений, не могу. Я человек достаточно в себе уверенный.

— Какой клуб сделал из вас профессионального футболиста?
— Вырос в мастерстве в «Уралане». После этого моей персоной заинтересовались известные команды. За что благодарен тренировавшему тогда элистинцев Павлу Яковенко, научившему меня профессиональному подходу к делу. Правда, понял это я не сразу. Поначалу даже убегал из команды — не мог большие нагрузки выдерживать: три тренировки в день со­всем не шутки. Но затем постепенно втянулся в работу, понял, что чего-то стою. От меня впервые многое зависело в действиях команды. Из обычного игрока я превратился в лидера. Соперники стали уделять мне повышенное внимание, защитники начали опекать персонально...

Конечно, особенно интересно было в киевском «Динамо». Попасть в него после Элисты было здорово. В Киеве увидел, что в этом городе делается для команды, для футболистов. Познакомился с Валерием Васильевичем Лобановским. Ему одного взгляда было достаточно, чтобы игрок в течение всего матча не останавливался, а бегал как заведенный. Командная скорость в «Динамо» бешеная. Я сразу огромный контраст с «Ураланом» почувствовал. Выступал за «Динамо-2» и был отнюдь не худшим. После каждого матча в Киеве распечатку технико-тактических действий выдают. У меня их было 154—160. Это, поверьте, впечатляющий показатель. В основном составе меня определили на позицию левого опорного полузащитника, встроили в схему действий, но на поле не выпускали. Например, Алексей Михайличенко, прежде чем в основной состав попасть, много лет в дубле играл. Но я не смог ждать — не понравилось на скамейке запасных сидеть. Не хватило терпения. Поэтому когда Виталий Шевченко позвал в «Торпедо», я сразу засобирался в Москву.

— Киевское «Динамо» издавна считается командой-грандом на постсоветском пространстве. Есть ли рецепт, благодаря которому там можно заиграть?
— Самое главное — спортивная наглость и терпение. В Киеве собраны футболисты высокого класса, состав там очень ровный. Я пришел из «Уралана», где был лидером, а мне пришлось на скамейку сесть. Начал копаться в себе, а это часто мешает сосредоточиться на работе.

— Глядя на нынешнее «Динамо», создается впечатление, что такими качествами обладают только футболисты из дальнего зарубежья, ведь нередко в составе киевлян выходят 2—3 украинца.
— Когда смотрел матч Лиги чемпионов между «Динамо» и «Байером», поймал себя на мысли, что и болеть-то в этом поединке мне не за кого. Моего друга Валентина Белькевича на поле не было — отсутствовал из-за травмы. Десять иностранцев в составе «Динамо» — это не совсем правильно. Мне трудно судить, какая сейчас атмосфера в коллективе, но в мое время у нас была очень дружная команда. Я пришел из «Уралана» с Артемом Яшкиным. Тогда же появился в клубе и Сергей Серебренников. Нас приняли хорошо, мы быстро адаптировались.

— Поддерживаете отношения с бывшими партнерами?
— Увы, это получается не всегда. Недавно разговаривал с Александром Кирюхиным, последним пристанищем которого был вылетевший из украинской высшей лиги бориспольский «Борисфен». Где-то в Корее затерялся Яшкин. Общаюсь разве что с Валиком Белькевичем. Он меня и на свою свадьбу приглашал, но я, к сожалению, не смог приехать.

— С какими тренерами вам проще работается?
— Мне важно, чтобы наставник не шарахался из стороны в сторону — то ему нравится моя игра, то вдруг нет. В «Торпедо» с этим все в порядке. Дополнительным плюсом команды является и то, что все игроки разгова­ривают на русском языке, понимают друг друга и тренера. Я, например, не уверен, смог ли бы играть в коллективе, костяк которого составляют иностранцы.

— В наше время футболисты меняют команды одну за другой. На ваш взгляд, понятие клубного патриотизма в прошлом?
— Стоило в футбол прийти большим деньгам, и патриотизм нивелировался. Конечно, в идеале верность команде — хорошее дело, но на практике в нынешнее время она невозможна. Меняются тренеры, руководство, футболистов не устраивают условия. Сами понимаете, что далеко не всегда реалии жизни совпадают с идеальными представлениями.

— Вы быстро забываете поражения?
— Наоборот, долго переживаю, а если еще и сам сыграл плохо... После матча сон какой? Часа в четыре только засыпаешь. «Торпедо» сейчас по телевидению часто ночью показывают. Прихожу домой, включаю теле­визор, смотрю и удивляюсь: как мог в том или ином моменте такой пло­хой ход выбрать?! Впрочем, последний матч весь помню, до деталей. Хожу и целую неделю разбираю: правильно сыграл, неправильно.

— У футболиста Кормильцева есть типичная ошибка?
— Слишком спешу иногда. Подводит стремление сохранить темп. Вроде бы остановиться, чуть подержать мяч нужно, а я сразу партнеру отдаю передачу.

— В прошлом чемпионате после первого круга автозаводцы лидировали. Однако по итогам первенства финишировали пятыми. Чего не хватило для более высокого результата?
— Опыта и турнирной стратегии. Постараемся учесть прошлогодние ошибки в нынешнем первенстве и выполнить локальное задание — повысить итоговый показатель. То есть пробиться в еврокубки. Думаю, ныне это нам вполне по силам.

— Как в «Торпедо» относятся к тому, что капитан команды — легионер?
— Абсолютно нормально. По крайней мере ребята полностью доверяют роль посредника между руководством и коллективом. Да и тренерский штаб со мной советуется. И когда я говорю, что нагрузки чересчур велики, наставники нередко их снижают.

— Где осядете по завершении карьеры?
— Скорее всего, в Киеве. Москва для меня не очень подходит. В украинской же столице мне намного комфортнее. Скажем, свой зимний отпуск я проводил в Украине. Впрочем, давайте не будем забегать вперед. Я еще завершать карьеру не собираюсь. В футбол поиграю эдак лет 12. (Смеется).

— А как насчет желания вернуться в сборную Украины?
— Не стоит в настоящее время обсуждать этот вопрос. Думаю, я не особенно нужен национальной дружине. Если команда уверенно лидирует в своей группе, значит, Олег Блохин на 100 процентов угадал с ее составом и правильно делает, что доверяет проверенным бойцам. И вот еще что попрошу написать: желаю успеха Андрею Воронину и Толику Тимощуку. Это мои друзья.

— Вы родились в России, а по паспорту — украинец. За сборную какой страны переживаете больше?
— Откровенно говорю: за Украину. Да, я родился в Сибири, в Барнауле. В России живут мои родители, однако несколько лет назад я стал украинцем. Поэтому и болею за свою страну. Конечно, российской сборной так­же желаю успехов, однако украинская команда мне ближе. Впрочем, я — дитя Советского Союза. Для меня Россия и Украина — одно целое.

— А футбольная мечта у вас есть?
— Конечно. Хотя я знаю, что она никогда не осуществится. Почему? Можете смеяться, но мне бы очень хотелось хотя бы один раз выйти на поле вместе со звездами «Реала». Самому жутко интересно, получится ли у меня что-нибудь на таком уровне. Хотя против мадридцев я играл в составе киевского «Динамо» и за сборную Украины против Испании выходил. Но это все-таки разные вещи.

— Если бы вы в свое время не выбрали профессию футболиста, что в вашей жизни вышло бы на первое место?
— Футбол для меня — это все. Если бы не он, я бы не встретился с женой и друзьями. У меня очень творческая и высокооплачиваемая профессия. Что же касается других жизненных инте­ресов, то в школе я был зациклен на истории. Учителя даже всерьез советовали в институт на исторический факультет поступать. А может быть, восточными единоборствами занялся бы. Да я вообще всегда заводилой был во всех компаниях, любил в театральных постановках в школе участвовать, даже брейк-данс танцевал. Может, стал бы артистом.
Источник: Портал "2000"
Оцените работу журналиста
Голосов:
2 октября 2016, воскресенье
1 октября 2016, суббота
Какой клуб произвёл на вас наилучшее впечатление в последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы?
Архив →