Гус Хиддинк: готов лететь во Владивосток
Текст: «Чемпионат»

Гус Хиддинк: готов лететь во Владивосток

Выездная «Прямая линия» читателей и корреспондентов "Советского спорта" с Гусом Хиддинком состоялась в отеле «Ararat Park Hayatt», где в настоящее время обитает главный тренер сборной России. Ровно в 11.00 голландец, одетый в обычный свитер и джинсы, спустился на лифте
12 августа 2006, суббота. 12:13. Футбол
Выездная «Прямая линия» читателей и корреспондентов "Советского спорта" с Гусом Хиддинком состоялась в отеле «Ararat Park Hayatt», где в настоящее время обитает главный тренер сборной России. Ровно в 11.00 голландец, одетый в обычный свитер и джинсы, спустился на лифте. Вышел в холл. Огляделся по сторонам. Узнав корреспондентов «Советского спорта», подошел. Со словами «Доброе утро!», произнесенными лишь с небольшим акцентом, пожал всем руки. Продолжил на английском: «Мне рассказали, что большую часть ваших вопросов приготовили болельщики (на сайте sovsport.ru. – Прим. ред.). Что ж, у них есть на то серьезные причины. И это доказывает, что восстановление престижа сборной России – наше общее дело. Я готов. Начинайте». И мы начали.

КАРЯКУ НАДО ВОЗВРАЩАТЬ НА РОДИНУ

Мах: – Гус, число футболистов-россиян, выступающих в национальном чемпионате, весьма ограничено из-за обилия легионеров. Как к этому относитесь?
– Я не отношу себя к людям, которые любят жаловаться. Предпочитаю критичный, но позитивный настрой. Действительно, выбор лимитирован. Но в то же время у вас хватает молодых и перспективных футболистов. Проблема большого числа легионеров существует не только в России. Думаю, что каждая страна в той или иной степени страдает от «иностранной» проблемы. Просто важно очень внимательно относиться к своим молодым игрокам, пестовать их. Самое главное, давать им шанс проявить себя. И не бояться, если они уезжают за рубеж. Лет десять назад, когда я возглавлял сборную Голландии, многие спрашивали меня об отношении к отъезду молодежи в другие страны. Дескать, это же плохо! Я придерживался, да и сейчас придерживаюсь, иного мнения. Если молодой человек едет в хороший клуб и, самое главное, получает там игровое время – что в этом плохого?

Михаил Железнов: – Всего два российских футболиста, которых привыкли рассматривать в качестве кандидатов в сборную, – Андрей Каряка и Иван Саенко – выступают в зарубежных клубах. А это хорошо или, наоборот, плохо?
– Если уж покидать родину, то только ради хорошего клуба. Еще один важный нюанс – легионер не должен сидеть на скамейке запасных. Как, например, Каряка в «Бенфике». В этом случае нужно стараться сделать все, чтобы вернуть футболиста назад, в свою страну. А вообще, если уровень национального чемпионата достаточно высок, то необходимости в отъезде за рубеж я не вижу.

Damir и Денис Бухтиенко: – Егор Титов получил травму незадолго до объявления списка приглашенных в сборную игроков. Оказался бы в нем капитан «Спартака», если б не злосчастное столкновение в матче с «Шерифом»?
– Да. И не только его я хотел бы видеть в составе сборной. У Алексея Смертина – травма, у Юрия Жиркова и Владимира Быстрова – дисквалификации. Спартаковец недавно еще, к сожалению, и травму получил. Всего в расширенном списке порядка 35 футболистов. Выбор на конкретный матч зависит от формы игрока и тактики. Я не ограничиваюсь 18–19 людьми.

Коршунов Алексей (Кемерово), болельщик ЦСКА: – Будете ли вы при выборе состава обращать внимание на клубные связки?
– Конечно. То, что футболисты каждый день тренируются вместе, отлично знают друг друга – определенный плюс. Но сразу хочу отметить, что этот фактор вовсе не будет определяющим при определении состава. Если я посчитаю, что вместе с теми же армейцами в обороне должен выступать другой футболист, выпущу его.

КАПИТАНА ВЫБЕРУ САМ

Артем: – Если говорить о российских клубах, чего им не хватает для хорошего выступления в еврокубках?
– Мне импонирует, когда футболисты умеют варьировать темп игры. Скорость – это хорошо, но невозможно все 90 минут бегать в высоком темпе. В этой связи армейцы очень грамотно сыграли против «Ружомберока». Они знали, чего хотели, отлично защищались на всех участках поля. Если так играть, можно добиться в Европе хорошего результата.

Иван Т.: – Со стороны кажется, что с момента подписания контракта с РФС вы могли посмотреть гораздо больше матчей…
– Не думаю, что я видел мало. Помимо походов на стадион, я просмотрел массу записей на DVD. Кроме того, у меня отличные помощники. Например, Алекс (Александр Бородюк. – Прим. ред.) – очень опытный тренер. У него внимательный глаз, он подмечает малозаметные вещи на поле. Мне нравится с ним работать.

Глас народа: – Кто выбирал игроков на товарищеский матч с Латвией?
– Что касается вратарей, Ринат Дасаев сказал, что хотел бы посмотреть в сборной на Макарова и Бородина, лучше познакомиться с ними. Я был не против. В принципе, я своими глазами видел игру нескольких хороших голкиперов, не все из которых получили приглашение. Потому я и говорю, что список футболистов, за которыми мы следим, не ограничивается 19 боевыми единицами. Таких игроков примерно 35.

– А что скажете по поводу полевых игроков?
– Их мы выбирали все вместе. Мы очень много с Алексом обсуждали игру футболистов после матчей очередного тура. Но последнее слово, конечно, оставалось за мной.

Александр: – Кто будет капитаном?
– Назову его во вторник.

– Он будет выбран вами или командой?
– Мной. Это моя обычная практика.

АВСТРАЛИЙЦАМ НЕ ХВАТАЛО УВЕРЕННОСТИ

Дмитрий: – Можно ли сравнить сборные России и Австралии, которую вы возглавляли до приезда к нам?
– На данный момент это сделать непросто, потому что пока недостаточно хорошо знаю команду России.

– Хорошо, тогда просто охарактеризуйте австралийцев.
– В плане самоотдачи они были примером практически для любой сборной мира. Но поначалу я чувствовал, что футболистам не хватает уверенности. Представляете, ко мне подходили опытные игроки и спрашивали, зачем я согласился с ними работать. «Ведь мы, – говорят, – не попадали на чемпионаты мира уже много-много лет».
Очень важно было помочь людям поверить в то, что попадание на мировой форум реально. Это банальные слова, но ведь действительно так: если поставить перед собой цель, верить в нее и упорно трудиться, все обязательно получится. Австралийцы очень старались, но на первых порах были некоторые сложности. Так, большинство футболистов выступает в английских клубах, где не принято проводить интенсивных тренировок. Там команды живут от игры к игре. Я же предложил им другой график занятий, гораздо более напряженный. К счастью, привыкли к нему ребята довольно быстро. В стыковых матчах мы обыграли сборную Уругвая, пробились в Германию и на тренировках усиленно трудились. Мотивация была огромной, ребята чувствовали себя отлично, поверили, что им по силам побеждать. Вопросов о работе мне уже никто не задавал. Может, некоторые игроки не были хорошо оснащены технически, но вся команда пахала так, что иногда приходилось говорить ребятам: «Стоп!». При таком отношении к делу с их стороны главный тренер получает огромное удовольствие от работы.

Argy: – В Южной Корее вы поменяли ментальность игроков, в Австралии добавили уверенности и изменили тактику. Что предстоит сделать в России?
– Чтобы верно ответить на этот вопрос, мне предстоит провести один или два сбора. С уверенностью, мне кажется, проблем нет никаких. Кроме того, мне нравится, что футболисты осознают ответственность на поле, разумно двигаются.

Spartak и Black_Hunter: – Что вы думаете о натурализации легионеров? Может ли кто-то из них усилить сборную России?
– В сборной должны играть люди, для которых название их страны – не пустой звук. А для легионера стимулом выступать в иностранном клубе обычно являются деньги. Однако когда игрок действительно желает защищать честь национальной команды другой страны – такие примеры в Европе встречаются, – то в этом, на мой взгляд, нет никакой проблемы.

ОТ ДЗЮДО ДО ГИМНАСТИКИ

Bura и alex: – Вы что-нибудь слышали о договорных матчах в России?
– Ничего конкретного. Я был на нескольких встречах чемпионата России и не заметил чего-либо, что могло бы вызвать подозрения – ни со стороны соперников, ни со стороны судей. Ошибки были, но непреднамеренные.

– Если что-то покажется вам странным, вы попытаетесь докопаться до истины?
– Обязательно. Но чтобы делать выводы, нужны факты, а о них, как я понимаю, речи никто не ведет. Зато если рефери совершает просчет, то все кричат: «Эй, да его купили!». Это напоминает «охоту на ведьм».

– Два вопроса, видимо, от вашего соотечественника с ником Martijn. Не поможете перевести их с голландского?

Хиддинк берет распечатку, надевает очки, задумчиво читает, иронично приподнимая бровь.

– Первый вопрос: собираюсь ли я смотреть в деле команду «Луч-Энергия», в которой, на взгляд Мартина, тоже есть кандидаты в национальную команду? Ответ: собираюсь. Хочу, чтобы ни одна команда не прошла мимо моего внимания.

– Во Владивосток готовы лететь?
– Если этого потребует работа, то безусловно. Но, мне кажется, «Луч» часто играет в Москве и особой необходимости в дальней командировке нет.

– Вы представляете, сколько туда добираться?
– (Улыбается.) Представляю. Это немного севернее Кореи, где я работал. Вы знаете, в РФС висит огромная карта России. Я очень заинтересован в успехах национальной команды, но для меня не менее важно, чтобы футбол в вашей стране развивался не только в Москве или в Санкт-Петербурге, но и в Самаре, Владивостоке, Новосибирске… В пятницу приезжает мой голландский помощник, технический координатор Юпп Албейда. Важная составляющая его работы – организация школ подготовки молодых футболистов, которые ваша федерация сейчас открывает по всей стране. У футбольной России великий потенциал, который последние годы не находит своего выражения. Вам нужно вернуться к истокам, к тому, что было у вас раньше. 34-е место в мировой табели о рангах – ужасно для такой огромной и сильной страны!

– Второй вопрос от Мартина…
– Как много внимания я собираюсь уделять молодежной команде России? Ответ: много. И не только молодежной, но и юношеским. Возраст футболиста никогда не должен быть преградой для его приглашения в сборную. Если игрок в 19 лет готов к конкуренции, то он получит вызов.

Бизев Андрей (Москва): – Какими еще видами спорта, помимо футбола, вы интересуетесь?
– Я учился в школе, где практиковались практически все виды спорта. Я попробовал дзюдо, бокс, гандбол, плавание, гимнастику. Любимый вид, помимо футбола, пожалуй, баскетбол. Еще играю в теннис. Говорят, неплохо.

– Что вы курите?
– Я курил раньше. Но после нескольких лет тренерской работы понял, что нужно отказаться от этой привычки. Сейчас вечером я, бывает, позволяю себе сигару. Это расслабляет. Причем я не курю по-настоящему: в легкие дым не попадает.

УЧЕБНИК РУССКОГО ВСЕГДА С СОБОЙ

Black: – Ваша жена – темнокожая. Учитывая довольно частые случаи проявления расизма в России, не было ли это проблемой, когда вы раздумывали над предложением Российского футбольного союза?
– Абсолютно нет. Мы – люди мира. А подобные инциденты случаются везде – что в России, что в Америке, что в Европе. Моей жене интересна ваша страна, ее культура, поэтому мы вместе приняли решение ехать в Россию. Большую часть времени Элизабет будет проводить здесь со мной. Иногда она даже планирует выбираться на футбол. В Голландии она нередко просила меня, допустим, достать билеты на матчи Лиги чемпионов.

– Вы не обговаривали, сколько времени будете проводить в России?
– Не стоит раздумывать над этим вопросом. Столько, сколько будет нужно для работы. Иногда можно четыре дня жить здесь, затем на три дня уехать. Затем восемь дней провести тут и на два дня вернуться в Голландию. Я наверняка буду посещать семинары ФИФА и УЕФА, выезжать на матчи в другие страны, возможно, даже комментировать что-то для телевидения. Большой плюс тренера национальной команды – гибкий график. Это то, чего не бывает у клубных наставников.

Ильдар Галиев (Москва): – Планируете встречаться с вашими коллегами, возглавляющими команды премьер-лиги?
– Я знаю по собственному опыту, как непросто выкроить время, чтобы собрать всех в одном месте. Не хочу мешать их работе, но буду рад любой встрече. Очень рад, что мы поговорили с Валерием Газзаевым после матча «Зенит» – ЦСКА. Пусть наша беседа была короткой, но я почувствовал, что мы делаем общее дело, что он искренне заинтересован в подъеме российского футбола. Очень приятно, когда люди открыты друг другу. В данном случае я это почувствовал.

– На каком языке вы общались?
– Немного на английском. Плюс нам помогал переводчик. Если нужно, я могу общаться на английском, немецком, испанском, голландском.

– А как ваш прогресс в русском?
– Очень сложный язык. Я только-только начал его изучать. Учу его со своим преподавателем из Голландии.

– Сколько раз в неделю занимаетесь?
– Когда я приезжаю на родину, то мы занимаемся часами. Да и вообще каждую свободную минуту я читаю учебник русского языка, который всегда со мной.

CKAT: – Когда, по вашим расчетам, вы сможете свободно изъясняться на русском?
– Если вы имеете в виду изложение собственных мыслей по какой-либо серьезной проблеме – как я это делаю сейчас на английском, – то это случится очень не скоро. Возможно, даже никогда. Что меня огорчает – я хотел бы свободно говорить по-русски.

Я – ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Ustas: – Когда вы во второй раз прилетели в Россию, на вас были красные брюки. Это многих шокировало…
– Правда? Не знал, что это может шокировать… Во всем мире одеваются так. Одежда для меня вообще мало значит. Думаю, люди могли бы предъявить ко мне претензии, выйди я в простых джинсах, как сейчас. Мол, человеку за пятый десяток перевалило, а он все по молодежной моде наряжается! Но я никоим образом не хотел никого оскорбить красными штанами. Я сам, например, не привык обращать внимания на то, как одеты другие люди.

– То есть совершать экстравагантные поступки не в вашем характере?
– Однозначно – нет. Я – обычный человек.

Олегс: – Интересно, как вы будете строить отношения команды с прессой? Планируете объяснять игрокам, что общаться с журналистами необходимо?
– Я не могу заставить футболиста разговаривать с журналистами. Я не буду их воспитывать – они не дети. У них есть право говорить, но у них есть такое же право молчать. Проблема в том, чтобы правильно организовать работу с прессой. Так, чтобы один игрок, допустим, не отдувался за всех остальных постоянно. Все должно быть организованно – это мой принцип.

– В сборной сохранятся «дни открытых дверей»?
– Я думаю, один-два раза во время сборов мы будем давать пресс-конференцию. Плюс после каждой тренировки возможны блиц-интервью. Перед важными играми – такими, как с Хорватией в сентябре, мы сделаем одну-две закрытые тренировки. Не потому, что у нас есть какие-то секреты – в футболе секретов не так много. А потому, что команде просто иногда полезно побыть одной, без внимания. Остальные тренировки будут открытыми для журналистов.

Игорь Алешин, Барнаул: – Вы не думали о том, что Россия может стать вашим последним местом работы?
– Думал, конечно. Такое вполне вероятно. Мне почти 60 лет, и я уже не мальчик.

– А возможен ли вариант, что вы останетесь у руля сборной России после окончания двухлетнего контракта?
– Конечно, возможно. Если я буду чувствовать в себе силы, энергию и амбиции продолжать работу в России, если я не уйду на пенсию, если у меня не будет проблем с федерацией, клубами, прессой и игроками, то я останусь. Но сегодня об этом рассуждать слишком рано.
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →