Все новости

Роман Павлюченко: сидя в запасе, я тихо зверею

Интервью нападающего московского "Спартака" Романа Павлюченко, который признан лучшим игроком июня по оценкам издания "Советский Спорт".
Футбол

Роман Павлюченко, узнав о признании его лучшим игроком июня по оценкам
«Советского Спорта», обрадовался: приятная новость! Нападающий не стал
скромничать и признался, что июнь ему удался на славу. Согласитесь, три забитых
мяча в трех матчах за месяц – показатель неплохой.

– Скрывать не стану: ощущаю радостные чувства, когда получаю хорошие оценки в
прессе. Еще приятнее, когда они складываются в итоге в лучшую. Прямо-таки
школьные радости! – начал разговор Роман.

– В самом деле, вы так внимательно следите за оценками?
– Знали бы вы, какие дебаты разворачиваются в команде, когда кому-то из наших
ребят выставляют низкие баллы! «За что? Почему?!» – бывает, возмущаемся. Меня,
слава богу, в последнее время «проносит» (смеется). Если серьезно, то
первоочередная оценка действий футболиста – тренерская, затем самооценка. Всегда
нужно анализировать свои промахи и недоработки.

– В последнем туре прервалась ваша голевая серия из трех матчей. Не судьба
забить в численном меньшинстве?

– Футбола в матче с «Шинником» не было. Мы не играли, а мучались. Весь матч
вдесятером – серьезное испытание. Впереди ничего не получилось, вымотались
сильно.

– Удаленного на десятой минуте Погатеца поминаете недобрым словом, не так ли?
– Есть немного. Погатец, безусловно, высококлассный защитник, и для нас его уход
стал немалой потерей. Кроме прекрасных игровых качеств, Ману обладает чувством
локтя: в команде быстро прижился, всегда готов был помочь. Но сейчас лично я на
Погатеца зол. За тот момент на десятой минуте…

– Вы считаете, ваш бывший партнер умышленно нанес травму Харитонскому?
– Не хочу верить в это. Просто «Спартак» остался в меньшинстве, и все. Возможно,
Ману должен был подвести себя к последнему матчу в составе «Спартака» в более
спокойном состоянии, с холодной головой. На прощание он, видимо, хотел блеснуть,
но уж слишком сильно перевозбудился. Перед матчем выглядел свирепо, как собака,
я его просто не узнал! Посмотрел в глаза Ману и мысленно ужаснулся – настоящий
вампир!

– Ярославец Антон Хазов рассказал, что Погатец перед выходом на поле
выкрикивал какие-то угрозы в адрес соперников...

– Не было никаких угроз. Дело было так. Мы уже построились под трибунами на
выход, а игроков «Шинника» все нет и нет, засели в раздевалке. Даже судьи
занервничали: где же «Шинник»? Наконец выходят. Погатец по-английски начал
ругаться: «Черт возьми, куда вы запропастились?!», и в том же духе. Штанюк ему
что-то недоброе ответил. Слово за слово – перебранка…

– Перед отъездом Погатец обещал пригласить команду в ресторан на прощальный
ужин. Как все прошло?

– О каком «прощальном ужине» можно говорить после таких матчей?! Мы по домам
разъехались, а Погатец отправился в аэропорт.

– Вы – один из лидеров бомбардирской гонки. Не обидно, что рядом на
пьедестале штатные пенальтисты: Лоськов, Кириченко, Олич? А ваши голы трудовые,
с игры?

– Пусть забивают на здоровье, только не в наши ворота. По себе знаю:
одиннадцатиметровый забить не так просто. С игры порой куда проще. Так стоит ли
считать гол с пенальти неполноценным?

– А почему пенальти в матче с «Шинником» бил Видич?
– (Шутливым тоном.) Этого никто не знает! Неманья сказки рассказывает, что якобы
перед игрой было со всеми договорено: пенальти бьет он. Интересно, а почему я об
этом ничего не слышал? Когда судья свистнул, Неманья прибежал в штрафную,
схватил крепко-крепко мяч и никому не отдавал. Я просил: дайте пробить, седьмой
забью! Потом Фернандо за себя попросил, но Неманья и ему отказал. Хорошо, что
забил.

– Три из шести мячей вы забили, выйдя на замену. Выходит, концовки матчей вам
даются легче…

– Спорный вопрос. Когда в запасе сижу – тихо зверею. На замену выходить не по
мне, входить в игру очень тяжело.

– Что еще вас смущает в футбольной профессии?
– Дальние перелеты. Когда узнал, что в Кубке России мы вышли на «Океан» из
Находки, за голову схватился: я ж не долечу туда, помру по дороге! Томск – еще
более или менее терпимый вариант, но Находка… Представьте себе, в дороге мы
проведем целый день: восемь часов в воздухе (а самолетов я боюсь!), а потом на
автобусе еще три с половиной часа! До таиландских курортов проще добраться, чем
до Находки.

– Есть ли у вас какая–то заветная «бомбардирская» мечта?
– Выиграть спор бомбардиров в этом чемпионате. Более глобальная – попасть в
«Клуб Федотова», благо что «начальный капитал» имеется.

– По силам «Спартаку» выиграть чемпионат?
– Почему нет? Мне кажется, тройку призеров должны сформировать «Спартак», ЦСКА и
«Локомотив», последовательность конкретизировать не буду.

– Кстати, что происходит с вашим напарником по атаке? Со стороны кажется, что
вы с Кавенаги просто не способны понять друг друга...

– Да уж, с Титовым и Павленко куда лучше получается. А с Фернандо нам похвастать
нечем. Сколько играем вместе и на тренировках трудимся, но наше взаимопонимание
на поле остается на крайне низком уровне. Многие подмечали: рядом почти не
играем, по разным бровкам разбегаемся. Кажется, это уже на уровне подсознания.

– Что лично вас смущает в Кавенаги как в партнере по атаке?
– Слишком деликатная тема. Я бы поставил вопрос иначе: что мешает и тяготит
Фернандо? Во-первых, языковые трудности. Бывает, нужно срочно перекинуться парой
фраз прямо на поле, но далеко не факт, что мы с Фернандо поймем друг друга. Вне
поля – те же проблемы. Как мне кажется, законы нашего футбола стали для Фернандо
неприятным сюрпризом. Здесь больше пахать нужно, чем играть. В России он
столкнулся с предельно жесткой, порой грязной опекой защитников и оборонительной
тактикой соперников. В Аргентине другой футбол.

– Что же теперь делать?
– Ждать. Надеяться. Работать. Фернандо – отличный форвард, и в подтверждение
тому – он в списке бомбардиров с четырьмя мячами.

– Статистика гласит: ваш идеальный партнер по атаке – Егор Титов.
– Не буду спорить. Наверное, половину голов в «Спартаке» забил с его передач. К
примеру, в матче с «Крыльями Советов» Егор такой голевой пас выдал – только ногу
поставь!

– Как сильно удивились, не обнаружив Титова в стартовом составе на матч с
«Шинником»?

– Для меня это стало большой неожиданностью.

– Из забитых в этом сезоне мячей какой стал «самым-самым»?
– Самым красивым? Со стороны, конечно, виднее, но я испытал настоящее
удовольствие от первого гола в ворота «Торпедо». Сергей Ковальчук выдал с
правого фланга пас-шедевр, а мне удалось беспрепятственно пробить головой с
ходу.

– Торпедовцам вы забивали, как сами признались, «от голода».
– Да, представьте себе, съесть с утра ничего не успел! И даже для администрации
столь раннее начало матча (14:00. – Прим. ред.) – головная боль. Вразумительный
распорядок дня никак не составить. Смешно даже: в холле на базе повесили лист
бумаги с распорядком, а там значилось: «9:30 – завтрак и обед». Но я до полудня,
как правило, ничего не ем, ото сна отхожу. Даже чаю выпить не могу – не лезет! В
общем, голодом в прямом смысле этого слова морить себя не стоит, но при этом
нужно обязательно оставаться жадным до голов и побед.

– Специалисты отмечают: с этого сезона вы стали играть как настоящий
центрфорвард. Раньше играли глубже...

– Главный тренер поставил мне задачу больше играть в чужой штрафной, открываться
и откликаться на передачи в самом, как говорится, логове соперника. Как видите,
указания Александра Петровича нашли отражение в моем бомбардирском списке.

– Вас вызвали в сборную на матчи с Латвией и Германией. Однако посещение
сборной ограничилось всего лишь включением вашей фамилии в число резервистов на
игру с немцами. Обидно?

– После откровенного разговора с Семиным я совершенно перестал нервничать по
этому поводу. Юрий Павлович сказал: «Планировали выпустить тебя на замену, но
игра складывалась непросто. Я рассчитываю на тебя в будущем, хочу, чтобы ты
играл в сборной». Слова главного тренера вселили уверенность, может, даже
повлияли на результативность. Я после возвращения из сборной несколько мячей
забил!

– Уверены, что Семин вызовет вас на августовский матч с Латвией?
– Если буду удачно играть и забивать, то тренеры сборной не обделят меня
вниманием.

– На мартовской встрече «Спартака» с болельщиками поразило отношение
аудитории к вашей персоне. Как выяснилось, не все вас любят…

– Хорошо, что вы подняли этот вопрос, давно хотел по нему высказаться. «Нелюбовная
история» началась с инцидента после проигранного домашнего матча на Кубок с
липецким «Металлургом» в прошлом году. После матча подхожу к своей машине, около
которой стоят три пьяных мужика. Начали меня оскорблять: «Позор! Уходи из
команды!» Матом громко ругались. Можно понять мое состояние: я расстроен
поражением, а тут такие наезды, да еще в присутствии моей супруги. Я этих ребят
попросил отойти от машины, не действовать на нервы. На следующий день в
Интернете появляются сообщения: «Павлюченко хамит болельщикам! Павлюченко
отказался сфотографироваться и дать автограф!» И эта лживая информация пошла
гулять от одного к другому. Но болельщики, которые регулярно посещают наши
матчи, все видят своими глазами: я к спартаковским почитателям отношусь с
уважением, никогда ни в чем им не отказываю.

– К Москве за два с половиной года привыкли?
– Не привык – вжился. Сокольники стали для меня родными, я просто обожаю этот
район. А центр не люблю – повсеместная давка тяготит.

– Как продвигается ремонт в новой квартире?
– Все идет по плану. Супруга Лариса – молодец. Управляет процессом, пока я на
сборах и выездах. Ремонт отнимает много времени.

– То-то смотрю, ваши совместные фотографии исчезли с обложек глянцевых
журналов…

– (Смеется.) Да уж, на фотосессии времени не осталось. Да, и если честно,
интервью и съемки для модных журналов – это эпизодический опыт.

Комментарии (0)
Партнерский контент