Александр Макаров: пишу кандидатскую об антиципации
Текст: «Чемпионат»

Александр Макаров: пишу кандидатскую об антиципации

Внешне голкипер самарских «Крыльев Советов» – само спокойствие. От него никогда не услышишь резких слов или суждений. Правду, выходит, говорят, что вратари слеплены из другого теста.
16 августа 2006, среда. 09:06. Футбол

Внешне голкипер самарских «Крыльев Советов» – само спокойствие. От него никогда
не услышишь резких слов или суждений. Правду, выходит, говорят, что вратари
слеплены из другого теста. «Я не конфликтный человек, – объясняет Александр. –
Предпочитаю не растрачивать эмоции попусту, но, если надо, могу постоять за себя
и в жизни, и на футбольном поле. Мое жизненное кредо – молчание сильных».

Откуда взялся на футбольном небосклоне, без нескольких дней, 28-летний дебютант
российской сборной, по футбольным меркам уже вплотную приблизившийся к
ветеранскому возрасту?

КАК БАСКЕТБОЛЬНЫЙ ЦЕНТРОВОЙ ГОЛКИПЕРОМ СТАЛ

– Как откуда? Из Моршанска, – искренне удивляется вратарь самарских «Крыльев».

– Это где такой город? – в свою очередь приходится удивляться мне. – Все
убеждены, что вы родом из Питера.

– Нет, я с Тамбовщины. Родился в маленьком уездном городке, там и начал
заниматься футболом у первого тренера Вячеслава Михайловича Власова. Именно он
дал мне путевку в большой футбол.

– С вашим почти двухметровым ростом лучше играть в баскетбол...
– А я поначалу эти два вида и совмещал. Занимался в школьной секции баскетболом
и параллельно выступал за юношескую футбольную команду «Строитель». Был
значительно выше своих сверстников, поэтому в нападение меня не ставили.
Приходилось в баскетболе играть центрового, а в футболе – защищать «рамку». Это
произошло впервые на школьных соревнованиях. Никто не хотел быть вратарем, и
тогда выбор пал на меня, баскетболиста.

– И чем закончился первый вратарский опыт?
– Мы всем проиграли. Но именно тогда Власов меня и подсмотрел. Увидел во мне
какие-то вратарские задатки. Пригласил в юношескую команду «Строитель». Пришлось
тренировки чередовать: день – баскетбол, на следующий – футбол. Но в один
прекрасный день я понял, что надо определяться. И выбрал футбол.

– Как к вашим увлечениям относились родители?
– Довольно спокойно. Они целый день были на работе, а потому не могли
контролировать, чем я занимаюсь. Спасибо им, что с детских лет дали полную
свободу действий и воспитывали самостоятельным ребенком.

– Они имеют какое-то отношение к спорту?
– Самое косвенное. Семья у меня обычная, рабочая. Мама работает на швейной
фабрике. Отец – мастер холодильных установок на мясокомбинате. Они простые
болельщики. О том, что попал в сборную, мама узнала от своей подруги. Та
услышала новость по телевизору. Так мама сразу и не поняла, в какую такую
сборную… Когда поняла, что в главную команду России, очень обрадовалась.

– Отец как воспринял эту новость? Рюмочку поднял за ваше здоровье и успехи?
– Конечно (смеется). Он же русский человек.

КАК МОРШАНСКИЙ ПАРЕНЕК В ПИТЕР ПОПАЛ

– К 9-му классу я уже выступал за юношескую сборную Тамбовской области, –
продолжает Макаров. – На одном из турниров ко мне подошли и предложили
продолжить футбольное образование в Питере, в училище олимпийского резерва № 1.
Я был безмерно рад и счастлив! Еще бы: попробовать себя на новом уровне, и где!
Дома объявил о том, что уезжаю. Мне перечить не стали, потому что знали –
бесполезно. Такой уж у меня характер. Если принял решение – не остановить.

– В Питере прошли лучшие годы жизни?
– Безусловно. Я состоялся там как личность. Жил вместе со сверстниками –
легкоатлетами, пловцами, фехтовальщиками, гимнастами.

Была безумно интересная самостоятельная жизнь. В 1994 году я попал в юношескую
сборную Санкт-Петербурга и в финале всероссийского первенства вместе с командой
добился первого серьезного успеха. В финале мы уступили сборной Москвы по
пенальти. Это была моя первая медаль в спорте.

– А звание спортивное имеете?
– Затрудняюсь ответить. Возможно, до сих пор перворазрядник. В год своего дебюта
в «Крыльях» два года назад я выиграл с новой командой бронзовые медали. С тех
пор прошло почти два года. Номинально я должен быть мастером спорта, но никаких
удостоверений и значков в руках не держал. Моя главная реликвия – бронзовая
медаль чемпионата страны.

– В Питере вы были третьим вратарем местного «Локомотива», затем поиграли за
дубль «Зенита». Кто помогал вам расти в профессиональном плане?
– Мне посчастливилось тренироваться с легендой питерского футбола – Михаилом
Бирюковым. Ему было сорок лет, и я уважительно называл его Михал Юрьичем. Он был
для меня футбольным богом. Помогал моему становлению, охотно делился секретами
вратарского искусства, за что ему огромная благодарность. Там же судьба свела
нас с Дмитрием Бородиным, который сейчас тоже получил приглашение в национальную
сборную. Мы с ним давние закадычные друзья.

В дубле «Зенита» я отыграл всего 13 матчей. Этого было мало для
профессионального роста. Но бывший президент клуба Виталий Мутко меня утешал:
«Твое время, Саша, обязательно придет».

КАК МАКАРОВ ОТ ПЕТРЖЕЛЫ К ГАДЖИЕВУ УШЕЛ

– Почему ж три года назад поехали искать счастья в Махачкалу?
– Все банально просто. Пришел Властимил Петржела и начал мести по-новому. Мне
стало известно, что он везет с собой вратаря (Камила Чонтофальски. – Прим.
ред.). По всем раскладам получалось, что целый сезон пришлось бы шлифовать
скамейку. Я этого категорически не хотел и попросил своего агента подыскать мне
новую команду. Так я оказался в первом дивизионе, в «Анжи» – команде Гаджи
Гаджиева. Мы посоветовались с моим агентом Олегом Ереминым, известным в прошлом
футболистом «Зенита», и поставили задачу – заиграть в основе «Анжи».

– Получилось?
– Вполне. С Гаджи Муслимовичем мы сразу нашли общий язык, хотя несколько первых
туров я не попадал в Состав: первым номером играл опытный Сергей Армишев. Но
Гаджиев начал потихоньку подпускать меня к основе, я постепенно раскрылся и,
думаю, принес команде пользу. По крайней мере расставался с Махачкалой через
полтора года по-доброму.

Когда меня Гаджиев позвал за собой в «Крылья», я не сомневался в правильности
решения, а руководители «Анжи» пожелали мне в новой команде успеха. Все
прекрасно понимали, что в клуб премьер-лиги дважды не зовут. Да еще в какой –
«Крылья» тогда лидировали в первенстве!

– Сейчас «Крылья» идут на пятом месте. Верите в то, что команда сможет
повторить успех двухлетней давности – завоевать бронзовые медали?
– В первой половине нынешнего сезона мы потеряли несколько очень важных
очков: в Ярославле, Ростове, в Москве против ЦСКА. Пропускали на последних
минутах – прямо какой-то злой рок! Не будь этого, никто бы не сомневался, что
наше место среди лидеров закономерно. У нас сейчас не менее сильный коллектив,
чем два года назад. И мы постараемся это доказать.

КАК ВРАТАРЬ «КРЫЛЬЕВ» АНТИЦИПАЦИЮ РАЗВИВАЛ

– Не могу не задать вопрос про недавний матч «Крыльев» с «Лучом». Почему вдруг
многие букмекерские конторы отказались принимать на него ставки?
– Спросите об этом у букмекеров. Гаджиев в «договорняки» не играет – это в
футбольном мире знают все. А то, что уступили во Владивостоке и «прихлопнули»
«Луч» дома, закономерно. Лететь двенадцать часов через несколько временных
поясов, а потом показывать суперскорости на поле – это аномально. Утверждать
обратное могут только люди, далекие от физиологии человеческого организма и не
имеющие понятия о биоритмах.

– Сами играете на тотализаторе?
– Я абсолютно не азартный человек. Чтобы выиграть в казино, надо быть его
хозяином. Это аксиома. Или обладать сильным аналитическим умом, изучать
специальную литературу. Во-первых, мне это неинтересно, а во-вторых, я деньги на
футбольном поле зарабатываю потом и кровью. Уж лучше я их вложу в то, что мне
приятно. Не хочу выбрасывать деньги на ветер. Увольте…

– Высший пилотаж для вас – игра в подкидного дурака?
– Нет. На сборах ребята даже на меня часто обижаются, когда им не хватает одного
партнера. Картам предпочитаю книги, приятную компанию или телевизор.

– Другие увлечения есть?
– Иногда меня обуревает желание отправиться на охоту или порыбачить. Когда-то мы
с отцом ходили охотиться на уток, вот воспоминания детства и будоражат душу.
Кабы не футбол – занялся бы стендовой стрельбой. Но, увы, свободного времени
катастрофически не хватает. Отпуск предпочитаю проводить в Питере. Дело в том,
что окончив физкультурную академию имени Лесгафта по специальности
«тренер-преподаватель», остался там в аспирантуре. Уже второй год пишу
кандидатскую.

– Как называется?
– «Развитие антиципации у вратарей».

– Антиципация, говорите? Мудреное словечко… Что оно означает?
– Предвосхищение, игровое наитие, предугадывание.

– То есть бьют вам пенальти и нужно предугадать направление удара?
– Абсолютно точно. Существует целый комплекс различных особенностей, которые
голкиперу необходимо учитывать в игре. За короткий промежуток времени. Можно ли
этому обучить и как тренировать по этой методике детей в футбольных школах – на
эти вопросы я пытаюсь ответить в кандидатской работе, подкрепляя выводы
практическими примерами.

– Это тема не новая?
– Малоизученная. Не спишешь ни у кого. Приходится основываться на собственных
ощущениях и на опыте своих коллег.

КАК СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК ИКОНУ СОБИРАЛ

– В будущем в науку податься не планируете?
– Точно могу сказать: я – не человек бизнеса. Постараюсь за свою футбольную
карьеру заработать столько, чтобы потом не нуждаться. Меня больше прельщает
педагогика футбола. Хочу быть похожим на нашего Профессора – Гаджи Гаджиева. Так
что все свободное время в отпуске я провожу в детских футбольных школах. Ставлю
эксперименты.

– А сколько планируете еще оставаться в большом футболе?
– Считаю, что я только в начале пути.

– Как надолго собираетесь задержаться в сборной?
– Как повезет…

– Следующий этап в биографии – зарубежный клуб?
– Мечтать не грех, но пока я полезен волжскому клубу. Контракт заключен до 2008
года. И я «Крыльям» предан.

– Видно, что вы воспитаны на советских традициях. На кого хотели быть похожим
в детстве?

– Моя футбольная икона – образ собирательный. Я старался учиться у большой
плеяды советских вратарей. Бирюков, Дасаев, Чанов, Черчесов, Прудников – это
список далеко не полный. И конечно, мой первый вратарский тренер – Алексей
Поликанов.

– Что-то изменилось в жизни, после того как Хиддинк включил вас в список
кандидатов в сборную?

– Стал объектом повышенного внимания. Добавилось ответственности и напряжения.

– Как относитесь к изречению, что вратарь – половина команды?
– Абсолютно с ним согласен.

– Что говорите про себя, когда ступаете на газон футбольного поля?
– Пытаюсь внутри себя поймать те нотки, которые настраивают на концентрацию. И
никаких слов. Я же вам говорил про молчание.

О ЛИЧНОМ

– Ваше сердце занято?
– На личные темы я предпочитаю не распространяться.

– Может быть, для «СС» сделаете исключение?
– Скажу лишь, что женат уже десять лет. Супругу зовут Галина. Есть сын Иван.
Достаточно взрослый молодой человек. Жена – домохозяйка. Она содержит наш дом в
Самаре. Вся семья живет одним – футболом.

– Что бы себе пожелали на новом витке спортивной карьеры?
– Успеха в клубе и сборной.

Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 мая 2017, пятница
25 мая 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший центральный защитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →