Гаджи Гаджиев: у Самары должна быть сильная команда
Текст: «Чемпионат»

Гаджи Гаджиев: у Самары должна быть сильная команда

В преддверии дебюта в Кубке УЕФА "Крылья Советов" угодили в тяжелейший кризис. Свое мнение о происходящем с самарской командой высказал ее главный тренер Гаджи Гаджиев.
30 июня 2005, четверг. 09:23. Футбол

Обстановка, сложившаяся в последнее время в «Крыльях», отдаленно напоминает
атмосферу сталинской эпохи, воспроизведенную в современных фильмах. Люди
приходят утром на работу, оглядываются и полушепотом спрашивают друг у друга: «А
этот где? А того уже тоже забрали?»

Если все трансферы, о которых говорят, действительно произойдут, подначки,
обращенные к неплохим в прошлом футболистам, а ныне тренерам Владимиру
Кухлевскому, Александру Маркарову и Александру Цыганкову, с предложением сыграть
в субботу против «Ростова» могут стать явью. Вот только и дозаявлять кого бы то
ни было «Крыльям» пока запрещено.

И диву даешься, как Гаджи Гаджиеву удается сохранить спокойствие. Но он и
теперь, как всегда, готов разложить все по полочкам, ответить на любой вопрос.

— Ваша команда снискала в последнее время всеобщее уважение тем, что не
обращала внимания на обстоятельства, не разменивалась по мелочам. Как это
удалось?

— Основа существования любого коллектива — взаимное доверие. Если его не будет,
действительно может произойти что угодно. Но у нас все вопросы открыто
обсуждались, что и позволило даже в самые трудные моменты сохранить единство.

— Высказывалась и такая точка зрения: команде стоило бы, не дожидаясь
развязки, демонстративно проиграть несколько матчей с крупным счетом, чтобы
привлечь внимание к своим проблемам. Подобный демарш в коллективе обсуждался?

— Ни в коем случае. Мне такое и в голову прийти не могло. Я понимаю: часто не
только в футболе, но и в жизни вообще негативные ситуации могут побудить людей к
решительным действиям. Но у нас была и остается совершенно другая позиция: не
обращать на себя внимание безволием и бесхребетностью, а, напротив, в любой
ситуации сохранять профессиональное достоинство, свое лицо. И именно этим
пытаться убедить людей, способных повлиять на происходящее, принять правильное
решение. А еще мы не могли не думать о болельщиках. Ведь за «Крылья» переживают
не только те двадцать пять тысяч человек, что приходят каждый раз на стадион, но
и десятки, а может быть, и сотни тысяч любителей футбола в других городах
России, которые болеют за «Крылья» как за свою вторую любимую команду. Мне
становится не по себе от мысли, как они восприняли бы такую вот преднамеренно
бездарную игру.

— Тем не менее. Какой была мотивация у футболистов, которые, уже зная, что
уходят, продолжали выкладываться? Почему Колодин, уже имея контракт с «Динамо»,
настоял на том, чтобы сыграть за «Крылья» в Перми? Почему Каряка, даже если
заключит соглашение с «Бенфикой», твердо настроен выйти на поле в матче с
«Ростовом»?

— Все это свидетельство того, что у нас была не просто группа хороших
футболистов, а настоящая Команда. В ней были и остаются нормальные
взаимоотношения. И даже если игрок уходит из команды, он не считает ее чужой.
Уверен: и для Каряки, и для Колодина, и для Овие, и для тех, кто покинет Самару
чуть позже, «Крылья» были родными и еще какое-то время таковыми будут
оставаться. Это свидетельство высоких гражданских качеств наших игроков.

— Как удалось добиться такого — не очень-то модного в наши прагматичные
времена — клубного патриотизма?

— Он формировался под влиянием лидеров команды, тренеров, руководителей клуба. В
подобных процессах мелочей нет. Если произойдет надрыв хоть в одном звене
цепочки, разрушительную силу остановить будет сложно.

— За это время возникали в команде какие-то критические моменты?
— Нет, если они и были, то не сегодня и не вчера, а в прошлом году, когда мы
долго обсуждали, что такое личность в коллективе, каковы должны быть акценты в
наших взаимоотношениях. А сейчас уже всем понятно: люди должны быть равны. Не в
плане игровом или материальном — тут равенства быть не может: разный уровень
игры определяет разный уровень зарплаты. Но в плане профессиональных
обязанностей и гражданских прав все должны быть равны. В этом же году стало
непросто по другой причине: игроки достаточно быстро почувствовали надвигающийся
экономический кризис. Но, с одной стороны, руководители клуба достаточно умело
поддерживали отношения с игроками и тренерами, а с другой стороны, мы сами с
футболистами обо всем загодя договорились.

— О том, что играем в полную силу?
— Приблизительно так. Ведь процесс общения, выяснения позиций, поиска
справедливых решений непрерывен. Даже если нет никакого кризиса, все равно
ежедневно возникают сложные ситуации, связанные с игрой или подготовкой. Так что
не стоит представлять так: поговорили мы в январе или феврале — и все пошло как
по маслу. Возвращаться к больной теме приходилось постоянно. Конечно, мы
надеялись, что ситуация нормализуется. И, если бы это произошло, наверняка
команда не понесла бы таких потерь: все футболисты, которым пришлось уйти, имели
желание остаться в «Крыльях» и успешно сыграть в матчах на Кубок УЕФА.

— У вас есть представление о том, что будет с клубом дальше?
— У меня есть список игроков, которые могут уйти. И тех, которые остаются. Но,
боюсь, мы можем потерять еще нескольких. Во всяком случае, спрос на них есть, и
предложения продолжают поступать. А значит, произойти может все, что угодно. Но
не исключено и решение о том, чтобы мы игроков не продавали. Возможно, такое
предложение поступит от людей, которые, по моей информации, в недалеком будущем
должны заняться клубом.

— Вы с ними еще не контактировали?
— Нет.

— Как вообще вы относитесь к ситуации, когда не можете повлиять на то, что
происходит вокруг команды?

— Я и не должен на все влиять. У меня своя работа, связанная с тренировками,
подготовкой игроков и их воспитанием. А все, что связано с экономикой клуба —
вопрос не мой. Даже Алекс Фергюсон, имевший какой-то процент акций «МЮ», сказал
по поводу продажи клуба: «Я лишь тренер». А мне тем более сам Бог велел
заниматься своим делом, не вмешиваясь в финансовые вопросы. Хотя сейчас деньги —
главная проблема.

— Для себя вы уже определили, какое количество игроков должно быть продано,
чтобы и вы решили расстаться с командой?

— Конечно, есть какой-то предел. Сформировать коллектив — дело не одного дня. И
не из любых игроков, даже хорошего класса, можно сформировать боеспособную
команду. Тот коллектив, что сложился в Самаре, при нормальных условиях мог
претендовать в чемпионате России на любое место. Пусть у ЦСКА, «Локомотива»,
«Спартака» возможностей больше, это вовсе не означало, что мы не были бы
конкурентоспособными. Создать аналогичную команду из новых игроков, конечно,
реально, но это потребует дополнительных финансовых и временных затрат. К тому
же это может получиться, а может, и нет.

— Друзья и родственники не советуют вам бросить «безнадежное предприятие»?
— В этой ситуации нужно слушать только себя. Я лучше знаю, что происходит здесь.
И атмосферу в команде ощущаю лучше. На кого я буду похож, если сейчас уйду по
собственной воле? Призываю к одному, а сам сделаю другое? Нет, если это придется
сделать, то или не по моей воле, или когда будут исчерпаны все возможности
формирования нормального коллектива.

— Как полагаете, «Бенфика» для Андрея Каряки — подходящий вариант? Имею в
виду не материальную сторону, а возможность его дальнейшего прогресса как
игрока.

— Если Каряке удастся влиться в команду, почувствовать себя не инородным телом,
у него будет возможность заиграть по-новому и лучше.

— Чемпион Португалии сильнее, чем бронзовый призер первенства России?
— Думаю, если и есть у них превосходство, то очень незначительное. Причем только
в одном — в стабильности. Речь и о финансовом положении, и о более
сбалансированном составе. Наверное, в длительной серии игр их шансы все же были
бы предпочтительнее.

— У вас есть уверенность, что «Крылья» смогут сохранить место в премьер-лиге?
— Убийственный вопрос. Скажу так: кому-то нужно будет приложить невероятные
усилия, чтобы уничтожить «Крылья». А если направить такие усилия, напротив, на
созидание и совершенствование, клуб будет развиваться. Ведь нельзя же сказать,
что он достиг высшей точки развития. И руководством области, и президентом клуба
было сделано немало, чтобы «Крылья» два года подряд занимали пятое место в
чемпионате России, а затем поднялись на третью ступеньку. Сделано такое
значительное дело, и будет очень жалко, если его загубят. Тем более в Самаре,
где сложилось редкое отношение к футболу.

— В дубле есть футболисты, которые готовы выйти на поле и не испортить
картины?

— В потенциале такая группа игроков, чьи фамилии мне бы называть не хотелось,
действительно есть. Но сразу, уже сегодня быть на уровне ведущих игроков им
тяжело.

— Ну они хотя бы верят, что им может выпасть шанс? Что-то новое в их
поведении вы заметили в последнее время?

— Ребята нормальные в плане отношений и профессионализма. Так как на тренировках
основного состава они всегда действовали с большой отдачей, особых различий я не
заметил. Но подспудно это чувствуется. К тому же они все видят: их фамилии
попадают в протокол матчей основного состава, а Иван Шпаков уже выходил на поле.

— У вас есть на примете футболисты, которые были бы готовы без особых
материальных запросов, под ваше имя или под слова «Крылья Советов» и «Кубок
УЕФА» приехать в Самару в ближайшее время?
— Список игроков, которых неплохо было бы пригласить, конечно, есть. Но
опять же — предварительный вариант, поскольку прежде нужно определиться с
экономическим состоянием клуба. В конце концов, если сегодня мы даже и
попытаемся кого-то пригласить, то не сможем провести с футболистом нормального
разговора. Даже если берем игрока из низшей лиги, за которого и платить много не
надо, мы не сможем вызвать его на просмотр, потому что для этого надо как
минимум оплатить дорогу.

— А в целом ситуация, в которую попали «Крылья», не служит ли доказательством
того, что нестоличным клубам нереально в течение долгого времени конкурировать с
московскими?

— Выход на высокий уровень должен опираться на экономическую базу и хорошую
организацию тренировочного процесса. Причем вторым частично можно компенсировать
нехватку средств. Но только частично. От эффективного управления клубом зависит
очень многое.

— То есть сильная команда в Самаре существовать может?
— Не просто может — должна существовать. Здесь есть все предпосылки. И если
тяжело конкурировать со столичными клубами в экономическом плане, то в плане
организационном, игровом, в подготовке резерва и отношении к футболу мы можем
быть на уровне. Например, детская школа Юрия Коноплева из Ставропольского,
входящая в клубную структуру «Крыльев», считается одной из лучших в России и
продолжает развиваться. Клуб в целом тоже может идти вперед. Но только в одном
случае: в нашей судьбе должна наступить ясность, а все ответственные за развитие
«Крыльев» люди должны работать заодно.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
25 мая 2017, четверг
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →