Сергей Шавло: создание хорошей команды - дело не одного года
Текст: «Чемпионат»

Сергей Шавло: создание хорошей команды - дело не одного года

Генеральный директор московского "Спартака" оценивает работу бывших тренеров команды Невио Скалы и Александра Старкова, рассказывает об инциденте с Аленичевым и заверяет, что Быстров не вернется в "Зенит".
17 августа 2006, четверг. 23:47 Футбол

Генеральный директор московского «Спартака» оценивает работу бывших тренеров
команды Невио Скалы и Александра Старкова, рассказывает об инциденте с
Аленичевым и заверяет, что Быстров не вернется в «Зенит».

— Что побудило Вас вернуться в Россию из Австрии?
— Я пытался начать тренерскую карьеру в тогда еще «Торпедо-Металлурге». Однако
затем руководство «Спартака» в лице Леонида Федуна сделало мне предложение
перейти в «Спартак», которое я рассмотрел и впоследствии принял, поскольку
увидел, что новое руководство клуба заинтересовано в том, чтобы поднять
«Спартак» на те позиции, на которых его привыкли видеть болельщики. И двигается
в заданном направлении.

— Вы пришли в команду, которая переживала не лучшие времена. Вас не удивило,
что происходило со «Спартаком»?

— В принципе, нет, поскольку там были люди, которые, мягко говоря, мало
разбирались в футболе. Они не знали, как подобрать нужный состав, который мог бы
бороться за чемпионский титул. В итоге команду лихорадило, «Спартак» находился в
кризисе во многом по причине непрофессионализма тех, кто в это время им
руководил.

— После того, как в сентябре 2004 года был отправлен в отставку главный
тренер команды Невио Скала, «Спартак» был раскритикован за приглашение такого
специалиста. Вы согласны с тем, что эта критика была справедлива?

— Можно пригласить любого тренера, но если ты не обеспечишь ему нормальных
условий для профессиональной работы, то ни один специалист не сможет дать
нужного результата и улучшения игры. Скала пришел в «Спартак» в тот момент,
когда наша молодежь играла в дубле. Итальянский специалист стал проводить
селекцию, ставить футболистов в основной состав, но в тот момент они еще не
могли добиться результата, поскольку высококвалифицированных игроков не было.
Сыграл свою роль и менталитет игроков, который отличался от менталитета главного
тренера. Многое поменялось в быту. Например, изменилось питание. Но приучить
игрока есть макароны, если он
их не любит, на мой взгляд, невозможно. Да, Скала не дал результат, но я не могу
сказать, что его приглашение было ошибкой.

— Что же тогда удалось сделать Александру Старкову?
— Он придал команде более европейский стиль игры. Да, у него не всегда была та
игра, которую хотели бы видеть болельщики, но был результат, который привел нас
ко второму месту. Команда показывала добротный футбол, особенно в последних
девяти матчах.

— Для «Спартака» всегда было принято считать единственно положительным
результатом первое место. Как же расценены прошлогодние серебряные медали?

— Второе место — хороший итог, но это не предел. Этот результат свидетельствует
о том, что произошел качественный скачок. Команда была хорошо подобрана, и она
явно прибавила. Другое дело, что болельщикам не нравилась такая игра.

— Можно сказать, что Старков сочетал в себе два менталитета — западный и
российский?

— В какой-то степени у него сохранился еще и советский менталитет. Однако,
учитывая тот факт, что после распада Союза он несколько лет прожил в независимой
стране, которая впитала в себя европейскую культуру, вполне можно допустить и
наличие у него западного менталитета.

— Насколько усилил команду Владимир Быстров?
— Володю мы брали для того, чтобы у нас был скоростной игрок на правом фланге. И
хотя его удачная игра чередуется с неудачной, он, безусловно, усилил команду.

— В прошлом году в Питере развернулась дискуссия по поводу того, как можно
было продать такого игрока главному конкуренту в борьбе за медали?

— Я не знаю всех деталей этой истории, но когда его нам продавали, то говорили,
что вы, мол, с ним еще помучаетесь. Это обычное явление, когда речь идет о
молодом игроке. Безусловно, к Володе есть вопросы, но он работает над собой.

— Зато новое руководство назвало продажу Быстрова ошибкой и сказало, что не
исключает варианта его возвращения в «Зенит». Если
вам поступит подобное предложение, готовы ли вы его рассматривать?

— Конечно, нет. В наши планы продажа Быстрова не входит. Мы покупали футболиста
не для того, чтобы затем его продавать. Тем более что никаких предложений на сей
счет нам не поступало.

— Что вы думаете по поводу скандала с Дмитрием Аленичевым? Невозможно
представить, чтобы в ваше время кто-либо из игроков нечто подобное сказал по
адресу Константина Бескова или в киевском 'Динамо» — в адрес Валерия
Лобановского?

— Я считаю, что здесь во многом виновата пресса. Ей нужно было понимать, к чему
это может привести. В то же время я понимаю, что при получении такого
сенсационного материала газета не могла промолчать. Однако теперь, по прошествии
времени, можно оценить, чего она стоила «Спартаку» и тренеру? Игроку она стоила
карьеры. Он мог закончить играть в футбол на мажорной ноте, а получилось так,
что сделал это на минорной. Этика была нарушена. Футболист должен знать, что
можно говорить в прессе, a что — нельзя. Тем более, если он поиграл в Европе.
Можно высказывать в лицо все, что ты думаешь, но внутри коллектива, не вынося
сор на страницы газет.

— Лично для вас это стало неожиданностью ?
— Да. Особенно удивило то, что этот поступок совершил именно Аленичев.

— Насколько велик кредит доверия руководства клуба у Владимира Федотова?
— Владимир Григорьевич хорошо знаком с обстановкой, поскольку работал в команде
уже на протяжении четырех лет. Поэтому первое, что он сделал, вернул «Спартаку»
его стиль игры.

— Какова политика клуба в отношении приобретения футболистов? Не секрет, что
в «Спартаке» в последнее время была проблема с легионерами?

— Наша задача приглашать в команду хороших игроков. В то же время мы не забываем
и про свою молодежь. И стараемся дать им возможность закрепиться в команде. Но
только, если они соответствуют ее уровню.

— Возвращение в клуб Станислава Черчесова было вашей инициативой?
— Это была инициатива руководства команды. Станислав в свое время играл в
«Спартаке», затем попробовал свои шаги на тренерском поприще, работал спортивным
директором австрийского «Тироля».

— До возвращения в Москву вы много лет жили в Австрии. Насколько эта страна
изменила вас?

— Не сказал бы, что намного изменила. Будучи футболистом, я всегда старался
профессионально относиться к делу, к своему здоровью. Ну а главным отличием
австрийского периода было то, что там не практиковались тренировочные сборы, на
базу не сажали за два-три дня до игры.

— Вам довелось поиграть под руководством Константина Бескова. Насколько этот
человек сформировал вас, как футболиста?

— Я считаю, что он повлиял на все основные моменты моей профессиональной
деятельности. Он не признавал авторитетов. Большая заслуга Константина Ивановича
заключается в том, что он развивал тот футбол, который нравился зрителям.

— Правда, что он даже не ругал за поражение, если при этом игра «Спартака»
была красивой?

— Конечно. Несмотря на то, что за результат он тоже переживал. В то же время,
когда мы выигрывали, но при этом играли неважно, он высказывал недовольство.
Константин Иванович был, как режиссер в театре. Главным для него было не только
собрать игроков — плеяду звезд, а заставить каждого играть на своем месте. При
этом не было такого случая, чтобы, пригласив игрока в команду, он выпускал его
на поле всего лишь на 10 минут. Только по прошествии определенного времени он
приходил к выводу, нужен ли этот футболист ему или же он не подходит. Даже если
это был малоизвестный игрок. Он не мог, как в киевском «Динамо», брать
футболистов со всей республики. Даже среди московских команд «Спартак» слыл
бедным клубом, по сравнению со многими другими, поэтому известные игроки, как
правило, не шли в команду. Можно перечислить весь состав 80-х годов. Главное для
Бескова было то, чтобы футболист полностью подчинял себя интересам команды.

— Чем бы вы могли объяснить тот факт, что «Спартаку» всего лишь два раза
удалось стать чемпионом в эпоху Бескова?

— Согласен, что этого мало, но с другой стороны, именно с 1979 года команда на
протяжении 25 лет играла в еврокубках! Кто еще может похвастаться подобным?
Кроме этого большинство футболистов играли за различные сборные. Сейчас многие
любят кричать, как они устали, — тогда этого не было.

— Украшением чемпионатов СССР всегда были матчи «Спартака» против киевского
«Динамо». Нечто подобное когда-нибудь может повториться?

— Если только киевское «Динамо» вернуть к нам в чемпионат (улыбается). Конечно,
это вряд ли произойдет. Безусловно, «Динамо» по стилю игры было для нас
антагонистом. Но в то же время мы дружили с киевлянами в сборной, а вот на поле
не давали друг другу спуску. И хотя сейчас есть матчи ЦСКА — «Спартак», но
такого ажиотажа, как мне кажется, уже нет.

— В конце 90-х годов Константин Иванович сказал, что, видимо, Лобановский был
прав — «Динамо» показывает современный футбол. Лично вам не доводилось
задаваться вопросом, чей стиль более правильный?

— Здесь, как говорится, на любителя. Болельщикам, несмотря на то что они желают
победы, нужна еще и красота игры. Спартаковский стиль -особый, основанный на
технике. На данном этапе сложно найти под него игроков.

— Ну и тогда последний вопрос. Как вы считаете, есть ли сейчас в России
тренерская проблема?

— На мой взгляд, есть. У нас не доверяют молодым тренерам, не дают им работать.
Тренера, как и футболиста, нужно воспитывать. Лобановский тридцать лет работал
тренером. Нужно осознавать, что создание хорошей команды — дело не одного года.

Источник: Спорт уик-энд Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
21 августа 2017, понедельник
Партнерский контент