Александр Макаров: не волнуется только мертвый...
Текст: «Чемпионат»

Александр Макаров: не волнуется только мертвый...

В списке футболистов, приглашенных голландцем Гусом Хиддинком на товарищеский матч со сборной Латвии, значилась лишь одна новая фамилия — 27-летнего голкипера самарских “Крыльев Советов” Александра Макарова.
19 августа 2006, суббота. 13:18. Футбол
В списке футболистов, приглашенных голландцем Гусом Хиддинком на товарищеский матч со сборной Латвии, значилась лишь одна новая фамилия — 27-летнего голкипера самарских “Крыльев Советов” Александра Макарова

“Вратари в России не вымерли!”
— Саш, о чем сейчас журналисты чаще всего спрашивают?
— Каково это — оказаться в сборной России?

— И что отвечаешь?
— Отвечаю банально, но честно — безмерно горд и счастлив попасть в первую команду страны.

— Как тебе Хиддинк показался?
— В принципе я себе голландца именно таким и представлял. С одной стороны, при нем в сборной довольно раскрепощенная обстановка. А с другой — рабочая. Никто не забывает, зачем он в национальной команде находится. Хиддинк — европейский человек, и этим все сказано. Очень уравновешенный и очень уверенный в себе. Считаю, что у него достаточно амбиций для того, чтобы вселить их в игроков.

— Ты в сборной сразу освоился?
— Да, с этим никаких проблем не было. С большинством ребят я давно уже знаком. С тем же Колодиным, Аршавиным, Кержаковым, Анюковым…

— А с кем в гостиничном номере поселился?
— С Димой Бородиным, вратарем “Торпедо”. Мы с ним уже лет десять как общаемся. Это еще с Питера пошло, где мы вместе за “Локомотив” играли. Дима там сначала вторым голкипером был, а я — третьим. Ну а потом он стал первым, а я — вторым…

— Как оцениваешь вратарскую линию сборной России? Акинфеев, Бородин, Макаров?
— Не мое это дело — ребят оценивать. Я могу только за себя сказать — в этой превосходной компании ничуть не робею (улыбается). Да, и вот еще что... Я в корне не согласен с теми, кто сейчас говорит: мол, вратарская школа в России умерла! Мне лично очень обидно такое слышать. Я, если честно, просто не понимаю корреспондентов, такие вещи пишущих. Вот им сейчас скажи, что журналисты в России перевились, тоже бы, наверное, обиделись?

— Ты сейчас — единственный представитель “Крыльев Советов” в сборной страны…
— Да, и я надеюсь, что самарские болельщики будут особо переживать за своего ставленника. В Самаре ведь очень любят футбол. Очень! Я же постараюсь их не разочаровать.
“Бить головой по мячу — это же очень больно”

— О тебе до вызова в сборную мало что было известно. Восполнишь пробел?
— В футбол я начал играть в маленьком городке — Маршанске Тамбовской области — у первого своего тренера Вячеслава Михайловича Власова. Причем сразу в ворота встал. Просто был выше других ребят (сейчас, кстати, рост Макарова 198 сантиметров, и он один из самых высоких футболистов российской премьер-лиги. — Р.В.). Потом было Санкт-петербургское училище олимпийского резерва №1, местный “Локомотив”, дубль “Зенита”, махачкалинский “Анжи”, “Крылья Советов”, и вот теперь — сборная…

— Кого считаешь своим учителем?
— Ну первого своего тренера я уже назвал... Еще отмечу Поликанова Алексея Анатольевича, который со мной в училище очень много индивидуально работал. Этому человеку я многим обязан. Мне вообще повезло, что я с ним на жизненном своем пути встретился. До сих пор с его мнением считаюсь.

— У юного Саши Макарова кумиры среди вратарей были?
— В первую очередь — это, конечно, Лев Иванович Яшин. Тут даже и говорить ничего не нужно. Эпоха! А так, мне всегда нравилось, как Петер Шмейхель играл. Яркий вратарь и человек колоритный.

— Шмейхель, помимо всего прочего, запомнился еще и тем, что порой в чужую штрафную площадку приходил, когда его команде совсем уж туго приходилось. У тебя подобные желания не возникают?
— Да нет как-то… Мое мнение: каждый должен заниматься своим делом. Хотя я, думаю, вполне мог бы с защитниками за верховой мяч побороться — благо габариты позволяют. Другое дело, что бить головой по мячу — это ж, по-моему, очень больно! (Улыбается.)

— В “Крыльях” тебе одно время довелось с чилийским вратарем Лобосом конкурировать. Что-то полезное из латиноамериканского арсенала для себя почерпнул?
— Конечно, их вратарская школа от нашей сильно отличается. Но сказать, что я что-то у Лобоса позаимствовал… У меня свои взгляды на футбол в целом и на игру вратаря в частности. Единственное, что меня действительно в действиях чилийца поразило — так это его уверенная игра ногами.

 “Самое красивое в футболе — счет на табло”


— Как сезон 2006 года охарактеризуешь?
— Как самый удачный пока в моей карьере. Думаю, что это для всех очевидно. Я стал основным вратарем в “Крыльях”, в сборную опять-таки вызвали…

— Неожиданно вызвали?
— Внутренне я очень ждал этого приглашения, но внешне это никак не проявлялось. И ни с кем я на эту тему не разговаривал. Считаю, что такие вещи можно обсуждать только по факту.

— И кто же, интересно, первый тебе столь приятную новость сообщил?
— Пресс-аташе сборной Илья Казаков. Позвонил, обрадовал… Повторюсь — для меня это огромная честь. Я вообще себя патриотом считаю. И пусть некоторые классики и говорили о том, что “любить свою страну — это не всегда хорошо”, для меня лично Родина — это все. И к сборной у меня такое же отношение. Матчи за первую команду страны — это... Это совсем другая полярность! Это — масштаб!

— Ты любишь, когда у тебя по ходу матча много работы или, наоборот, дефицит ударов?
— Самое красивое в футболе — это, как вы знаете, счет на табло. А посредством чего он достигается — вопрос второй. Много ли я буду работать, мало… Главное, чтобы команда побеждала.

— Между тем совсем недавно твои “Крылышки” в чемпионате страны крайне обидно “Спартаку” проиграли. Говорят, сильно ты это поражение переживал…
— Точнее будет сказать — как никакое другое в этом году. Хотя я и не скажу, что в том поражении был виноват только я один. Конечно, если мы пропускаем три мяча, оценить игру вратаря положительно будет очень сложно. И все-таки…

— За этим матчем с трибуны “Лужников” сам Хиддинк наблюдал. Может быть, именно этот факт стал для тебя дополнительным поводом к волнению?
— Я считаю, что у живого человека перед ответственными событиями всегда должно быть определенное волнение. Абсолютно не волнуются только мертвые! При этом я не скажу, что как-то чересчур переживал. Просто я, как и любой нормальный спортсмен, хотел выиграть. Очень хотел! Но это желание меня нисколько не захлестывало. Я просто позиционно ошибся, когда “Спартак” забивал нам третий гол. А позиционная ошибка — она априори не может быть с психологией связана…
Источник: Московский комсомолец
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →