Все новости

Бразильский "японец" ЦСКА

Журналисты “Советского спорта” встретились с новобранцем ЦСКА – бразильцем Дуду, который уже успел поиграть в первенствах Бразилии, Японии и Франции.
Футбол

Узнав, что на базу по его душу приехали журналисты из «Советского спорта», новичок ЦСКА бразилец Дуду тут же отобрал у нас свежий номер газеты и начал с интересом разглядывать хоккейную фотографию на обложке. Удивляться тут нечему – хоккей армейский новобранец не видел ни разу в жизни, да и по-русски знает пока всего три фразы.

Уверен, вскоре словарный запас бразильца значительно увеличится – бразилец
оказался на удивление общительным и доброжелательным человеком. А говорить,
показалось, он может бесконечно. Это даже несмотря на то, что интервью
«Советскому спорту» Дуду давал, сидя на велотренажере и отчаянно крутя педали, –
до окончательного восстановления после травмы бедра осталось как минимум две-три
недели.

– Вам всего 22 года, а вы уже играли в трех частях света – в Бразилии,
Японии, Франции. Теперь приехали в Россию. Вы по натуре такой путешественник или
это получилось во многом случайно?

– Я бы не сказал, что стремлюсь к этому умышленно. Видимо, так было угодно Богу.
Сейчас я здесь, значит, это Он решил, что для меня так надо. Совершенно
откровенно могу сказать, что в настоящее время я хочу играть в ЦСКА.

– Говорят, что некоторые бразильцы рождаются с мячом в ногах. Вы из таких?
– Конечно! Мама мне рассказывала, что я еще в утробе пинал ее изнутри ногами.
Так что в момент моего рождения родители, увидев мальчика, не сомневались, что
он будет футболистом. Я с детства гонял мяч во дворе, на улице, причем иногда
так уставал, что ложился отдыхать прямо на поле, где мы только что играли, и
благополучно засыпал. Вечером, когда я не появлялся дома, родители уже знали,
где меня искать. Папа приходил на площадку, будил меня и забирал домой.

– Судя по тому, с какой радостью вы сегодня обращались с мячом на тренировке,
это детское восприятие футбола у вас никуда не исчезло.
– Это так. Я и сейчас обожаю в отпуске погонять мяч с друзьями просто
потому, что получаю удовольствие. Но когда я выступаю за свой клуб или сборную,
то отношусь к футболу очень серьезно. Это работа, которую я должен выполнять
хорошо и которая должна приносить победы моей команде.

– Помните, когда подписали свой первый профессиональный контракт?
– Мне было 16 лет, наша команда «Витория» отправлялась на турнир в Италию. Если
бы мы накануне не заключили контракты, то европейские клубы нас могли бы забрать
фактически за бесценок. А дебютировал во взрослом футболе я через несколько
месяцев. Мне тогда уже исполнилось 17.

– На что истратили свою первую зарплату?
– Хороший вопрос. На одну десятую мобильного телефона. Тогда такой телефон
был большой редкостью, и человек, у которого он был, сразу внушал к себе
уважение. Телефон был очень большой и стоил дорого, а моя первая зарплата была
ма-а-ленькая, так что мне на телефон пришлось копить еще почти целый год.

– Обычно бразильцы стремятся играть в атаке. У вас же скорее амплуа
разрушителя – опорный полузащитник. Почему так получилось?

– В «Витории» я начинал правым полузащитником. Но вместе со мной на эту позицию
пришло еще несколько человек, поэтому тренер предложил кому-то из нас временно
сместиться в центр. «Раз временно, пожалуй, я соглашусь», – подумал я. Играю,
играю, а обратно меня не передвигают. Подошел к тренеру, попросил перевести меня
направо, а он вдруг и говорит: «Эх, Дуду, ты уж оставайся там, где играешь.
Ручаюсь – на этом месте ты дорастешь до уровня сборной Бразилии. Будешь играть,
как Вампета». Естественно, я тут же забыл, что хочу играть справа!

– Кстати, почему у вас такое прозвище – Дуду?
– А это было бы лучше у моего отца спросить. Он меня так в детстве называл, а за
ним начали и все остальные.

– У вас не слишком обычная для бразильца внешность – я имею в виду разрез
глаз. Нет у вас каких-то азиатских корней?

– Вы совершенно верно заметили. Еще одно прозвище, которое было у меня в детстве
– Японец. И, когда я по воле Бога отправился играть в эту страну, меня там,
представьте, многие принимали за своего! Хотя никаких азиатских корней у меня
нет. Может, в другой жизни я был японцем… Не знаю.

– У российских журналистов сложилось мнение, что японский этап – не самый
удачный в вашей карьере. Согласны?

– Согласен. Когда меня пригласили, «Кашива» шла чуть ли не на последнем месте.
Все думали, вот сейчас приедет бразилец и начнет забивать голы, а мы начнем
выигрывать. А я ведь ближе к обороне играю! Не мог же постоянно бросать свою
позицию и бежать к чужим воротам! Раз не забил, второй, третий. Тренер, вижу,
недоволен. А если недоволен тренер, то и игрокам можно ко мне претензии
высказывать. В итоге практически вся команда настроилась против меня. Сезон мы в
итоге так и закончили последними, но в переходных матчах все же отстояли место в
элите. А вообще тамошние команды делают упор прежде всего на физику. Все носятся
как угорелые, чуть ли не быстрее мяча. А в технике и тактике у японцев большие
пробелы.

– Говорят, у вас был выбор – ехать в Японию или в Россию. В итоге вы
оказались на островах. Почему?

– Действительно, в тот момент меня звали и «Спартак», и ЦСКА. Но я уже дал
честное слово японцам, а для меня честное слово значит очень много. По счастью,
ЦСКА продолжил за мной наблюдать и не отказался от попыток заполучить меня к
себе. Когда я играл уже в Японии, армейцы обратились ко мне с предложением
все-таки переехать в Россию. Я дал согласие, пошли переговоры, и я транзитом
через Францию оказался здесь.

– Когда вы узнали, где на географической карте находится Россия?
– Еще в школе! Хотя представления о России у меня были минимальные.

– С кем-то из бразильцев, играющих в России, советовались при принятии
решения?

– Я был знаком только с Вагнером и Карвальо, с первым – по главной сборной
Бразилии, со вторым – по молодежной. Оба, по счастью, оказались моими
одноклубниками. Естественно, я с ними созвонился, и они уверенно сказали мне:
«Приезжай, не пожалеешь».

– Немного странно это слышать, учитывая недавний демарш Вагнера. Он,
помнится, во-первых, был недоволен российскими морозами, а во-вторых, боялся,
что его перестанут замечать тренеры сборной.

– Морозы у вас зимой, когда в футбол не играют, а насчет сборной… Вы ведь
знаете, что меня вызывали в национальную команду Бразилии, когда я играл в
Японии? А ведь «Кашива» – не чета ЦСКА, который регулярно выступает в еврокубках.
Да и российский футбол в мире имеет более высокий авторитет, чем японский.

– Когда жили в Бразилии, что-нибудь слышали о команде ЦСКА?
– Не имел ни малейшего представления.

– Успели что-то посмотреть в нашей стране, кроме армейской базы?
– Ничего. Но впереди еще много времени. Знаю, что у России очень богатая
история, а мне это всегда интересно.

– Как успехи в освоении русского языка? Ругаться по-русски уже научились?
– Ругаться – нет. Могу сказать: «Спасибо, пожалуйста» (Дуду произносит эти слова
без паузы, смешно растягивая гласные. – Прим. ред.). А еще вчера узнал, как
сказать девушке: «Ти очень красива». Репетирую встречу жены. Ее зовут Карла.
Пока она не приехала, я живу в отеле, потом мы временно переедем в бывшую
квартиру Карвальо, а уж затем клуб подберет нам новую квартиру. Контракт у меня
на четыре года. Надо осваиваться.

Автор выражает благодарность переводчику ЦСКА Максиму Головлеву за помощь в
организации интервью.

Личные данные

ДУДУ СЕАРЕНСЕ (Алессандро Силва де Соуза)

Родился 15 апреля 1983 года в городе Форталеза (Бразилия).
Рост 186 см. Вес 75 кг.
Амплуа: опорный полузащитник.
Карьера: 1999 г. – 16 января 2004 г. – «Витория» (Бразилия), 17 января
2004 г. – 30 августа 2004 г. – «Кашива Рейсол» (Япония), 31 августа 2004 г. –
март 2005 г. – «Ренн» (Франция).
Достижения: чемпион мира среди юниоров-2003, победитель Кубка
конфедераций-2003, Кубка Америки-2004. За первую сборную Бразилии провел 4
матча.

Комментарии (0)
Партнерский контент