До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Ромащенко: надеюсь, с Семиным работать больше не придется

Максим Ромащенко вернулся. Похоже, уже надежно, если в динамовском клубе вообще что-либо надежное имеется. Вернулся в основной состав и на свою позицию, которую любит белорусский левый хавбек с юности
22 августа 2006, вторник. 15:38 Футбол

Максим Ромащенко вернулся. Похоже, уже надежно, если в динамовском клубе вообще
что-либо надежное имеется. Вернулся в основной состав и на свою позицию, которую
любит белорусский левый хавбек с юности. И в душе ей, позиции, никогда не
изменял. А в последнем туре еще и гол забил «Шиннику».

НЕ ХОЧУ ПОЗОРИТЬСЯ, ИГРАЯ ГДЕ ПОПАЛО

— Максим, что за мистика такая — команда побеждает, только когда Кобелев у
кромки поля?
— Ха-ха. Мистика, говорите? Даже не знаю, как ответить на ваш вопрос.
Кобелев у руля — и мы выигрываем. Значит, так надо, может быть? Вообще так
действительно надо. В «Динамо» все время искали тренеров, перебирали их, а
счастье было так близко. Николаич всегда ведь находился рядом.

— Сейчас что изменилось: вы стали по-спортивному злее или тренерские
установки стали внятнее?

— И то, и другое пришло в норму. Наконец-то мы, игроки, стали понимать, чего же
от нас хотят на поле. Оттого и взаимопонимание улучшилось.

— И кого же вы стали понимать лучше?
— Да всех! Понимаете, акцент Кобелев сместил в нужную сторону. Сейчас тактика и
взаимопонимание между партнерами — во главе угла. А раньше нас муштровали, чтобы
«физика» была. Остальные футбольные аспекты были неважны. «Физика» должна была
заменить и тактику, и технику. Вот идем теперь… сами знаете, на каком месте.

— Что-то непохож на Юрия Палыча подобный примитивизм в работе.
— Не могу делать о нем глобальных выводов, работал с ним один раз. Но, надеюсь,
последний.

— Прямо-таки обида какая-то у вас?
— Да нет никакой обиды. Зачем обижаться?

— Что-то вас на поле частенько переставляли, когда выпускали. Не раздражало?
— Было такое. Это очень непривычно для меня. Всю жизнь играю слева в полузащите,
а тут — то направо иди, то в центр.

— А как же крылатая фраза «Тренеру виднее. Куда поставит, там и буду играть»?
— Она не про меня. Я не какой-то там универсал.

— Так в центре полузащиты многие хотят поиграть, но не всем дают.
— На поле вообще-то каждая позиция интересна, но важна ведь еще и квалификация.
Чтобы каждый занимался своим делом, чтобы курочка по зернышку клевала. Иначе это
не команда. Лично я привык, что вся игра от меня по правую руку, а я слева. В
центре народу полно, я это не люблю. А ту крылатую фразу, которую вы вспомнили,
я раньше считал правильной. Но, честно говоря, не хочу позориться, играя где
попало.

— Неужели предпочтете сидение на лавке игре, пусть и не на своей позиции?
— Можно сказать и так. Лучше упорно ждать своего выхода на поле, чем попадать
каждый раз в стартовый состав и затем подводить команду.

КОБЕЛЕВ РАСТВОРИЛ КАСТУ НЕПРИКАСАЕМЫХ

— Интересно получается: Семин сплотил сборную, о чем говорили многие игроки, и
говорили искренне, а вот из «Динамо» мощного коллектива не создал.
— Не знаю даже, что ему помешало. Сборная и клуб — разные вещи.

— Но везде люди. Говорят еще, с иностранцами наш, отечественный тренер не
умеет ладить.

— Трудно сказать.

— То есть вы его не поняли?
— Да, не понял. Во многом не понял, но дело это былое.

— Кобелев, выходит, преобразил команду в тактическом плане, в
психологическом...

— … Самое главное, в дисциплине. Она стала лучше.

— Игровая? Бытовая?
— Игровая. Между парнями-то у нас всегда все хорошо было.

— Неужели не делились на русских, португальцев, белорусов?
— Нет, конечно. Просто кое-кто был неприкасаемым, а сейчас все равны. И
национальный признак здесь ни при чем.

— И кого к такой интересной касте причисляли?
— Смысла нет все это ворошить и переходить на личности. Лучше поговорить о
чем-нибудь более приятном. Игре, например, которая налаживается.

— Давайте. Можете повторить избитую фразу, дескать, «Динамо» не на своем
месте?

— Повторять не буду, а вот то, что ничего не утеряно, — это факт.

— Ну а если «Торпедо» взять, к примеру, то за счет чего вы будете не хуже?
— Сейчас мне сложно об этом судить. Новый тренер у нас, все по-новому, а в этих
условиях то или иное утверждение на тему «Кто сильный, а кто слабый» необходимо
еще доказать. Поэтому не хочу выглядеть голословным.

— А нового тренера как зовете?
— Андреем Николаевичем. Могу и Николаичем. Но не Андреем, как раньше, когда на
поле вместе выходили.

— Нынешний год для «Динамо» — самый чудной?
— Был недавно, когда чуть не вылетели из вышки. То ли в прошлом году, то ли в
позапрошлом… И вообще, что значит «чудной»? Печальный, скорее.

— Печальный и непонятный?
— Разумеется. А вы назовите мне команду, в которой было бы все понятно и не
имелось бы никаких проблем.

— Нет таких?
— Вот именно. На самом деле стабильности, о которой мы часто слышим, нет нигде.
Коллективная жизнь — такая штука, что без проколов она невозможна.

— Ну где-то проколов в меру, а в «Динамо»...
— … Да бросьте вы о «Динамо». У нас чисто житейские проблемы.

— Разве нельзя динамовские амбиции последних лет назвать пустыми?
— На самом деле меня не особо волнует то, что должно волновать других. О
подобных проблемах спросите у руководства.

— Не нервирует вас, что в каждый год входите с надеждами, а потом приходится
лишь доигрывать и банально спасать, как говорят в таких случаях, честь клуба?
— Есть такое. Перед сезоном планы одни, а потом что-то не получается. Тяжело
это все. Но я оптимист и паники не допускаю.

— И ни разу не были на грани?
— Чтоб нам было еще хуже? Нет, не опускаемся до такого.

— Юрий Палыч после одного из матчей, того самого, который был отмечен
выходкой Овчинникова, сказал, что проблемы с психикой у всей команды.
— Это нормально при положении, когда люди, привыкшие ставить перед собой
настоящие задачи, испытывают неудачи.

Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 октября 2017, пятница
Партнерский контент