Арбитр Игорь Егоров: Не дам из себя мыло варить!
Текст:

Арбитр Игорь Егоров: Не дам из себя мыло варить!

Ближайший месяц Игорь Егоров проведет вдали от родного Нижнего Новгорода. Сначала арбитра ФИФА из России ждут на международном турнире в Польше, потом – на матче за Кубок Интертото с участием дортмундской «Боруссии» и, наконец, на Универсиаде в Турции.
2 июля 2005, суббота. 12:24. Футбол
Ближайший месяц Игорь Егоров проведет вдали от родного Нижнего Новгорода. Сначала арбитра ФИФА из России ждут на международном турнире в Польше, потом – на матче за Кубок Интертото с участием дортмундской «Боруссии» и, наконец, на Универсиаде в Турции. Дома никто не хватится потери бойца: у Егорова двухмесячная дисквалификация после принятого протеста клуба «Москва», выразившего неудовольствие действиями нижегородца в матче с самарскими «Крыльями Советов». С начала сезона это уже вторая красная карточка у судьи: сперва Егорова на месяц отлучили от футбола за допущенные (по мнению инспекторов) ошибки при обслуживании игры между питерским «Зенитом» и столичным «Локомотивом».

В принципе ситуация весьма банальна: наш штрафник – далеко не единственный, кто налетел на санкции. Подобные истории повторяются из года в год. Но, в отличие от смиренно принимавших наказание коллег, Егоров, который в сезоне 2003 года был признан лучшим арбитром России, не смолчал, а попытался постоять за честное имя (интервью «Меня ставят на колени» в «Советском спорте» за 17 июня 2005 г.).

Что думает возмутитель спокойствия о случившемся сейчас, когда первые страсти улеглись? За ответом ваш корреспондент отправился в Нижний. Игорь встретил в аэропорту, отвез в клуб-казино-бильярдную «Soccer», хозяином которого является, и, извинившись, отбыл на занятия по английскому языку. Мол, вы тут без меня пока шары покатайте…

Вернулся через пару часов и предложил начать разговор…

– Будь я предпринимателем, наладил бы производство мыла под названием «Судейское». Думаю, продукт пользовался бы повышенным спросом у населения. Особенно у мужской его части.
– Болельщики меня многократно переплавить пытались, посылали на мыловарню и даже дальше. Поначалу болезненно реагировал на крики с трибун, характер у меня взрывной, обиды терпеть не привык, но постепенно научился сдерживаться... Попутно замечу: в России из чего угодно можно мыло сделать, не только из футбольных арбитров.

– И все же по силе народной нелюбви с представителями вашего цеха конкурируют, пожалуй, лишь гаишники. Их пуще ненавидят.
– А кого у нас любят, скажите? Не знаю, как планируете измерять уровень гнева, но иногда возникает ощущение, что наши люди испытывают искреннюю радость, лишь когда у соседа корова сдохнет. Поэтому мыло «Судейское» наверняка пришлось бы по душе и некоторым арбитрам. По все тем же, понятным причинам…

Не говорю, будто мы самые плохие, злые или завистливые, но факт, что XX век менталитет русскому человеку изрядно попортил. Вспомните: вчерашние прихожане своими руками храмы ломали, соседи наперегонки друг на друга доносы строчили, а сверху еще и убеждали, будто «Волга» – лучший в мире автомобиль, а черный хлеб – самый вкусный торт...

Я прожил 36 лет в этой стране, мне не надо ничего про нее объяснять. Сам все знаю.

– И то правда: ваш родной город до недавнего времени Горьким был, а не Сладким…
– Людей со всего Советского Союза везли на строительство ГАЗа, автозавода. И мои деды с бабками здесь так оказались. Часть родни из Костромской области переехала, другая – из Ульяновской…

– Вас тоже готовили в заводчане?
– Хотел стать профессиональным футболистом, играл в первой лиге, но рано получил тяжелую травму, долго восстанавливался, на три года выпал из спорта. Потом практически вернул форму, даже раздумывал, не начать ли с нуля, однако не решился. Семья, ребенок… За время, пока лечился, поиздержался, все потратил, до копейки. Надо было жизнь налаживать, деньги зарабатывать. Пошел в бизнес.

– Какой?
– Мелкий опт. В основном возил спортивную одежду из Таиланда.

– Челночили, таскали товар на себе?
– Зачем? Все цивилизованно: отправлял из Бангкока грузы в контейнерах, здесь получал. Пару лет этим занимался, потом открыл казино.

– «Soccer»?
– Нет, «Rocco». Едва ли первое подобное заведение в Нижнем. Даже специально австрийцев приглашали, те обучали наших крупье…

– Сколько у вас сейчас казино?
– Два. Еще есть детский парк аттракционов. Очень хороший бизнес, скажу вам. Летом выручки приносит даже больше, чем рулетка и игровые автоматы. Директором парка назначил брата жены, главбухом – тещу. Наташа, супруга, заведует развлекательным комплексом «Soccer». Все под контролем…

– Жена хоть разрешает вам в казино поиграть?
– Я человек азартный, бывает, беру фишки в руки. Правда, не всегда удачно.

– Но выигрыши случались?
– Не без этого. И по сто пятьдесят тысяч, и по двести…

– Долларов?
– Рублей! Мы же не в Москве, тут все намного скромнее. Но на жизнь вполне хватает, даже остается.

– И зачем при таком раскладе вам футбол, Игорь?
– Это моя любовь. Играть мечтал – не получилось, хоть посужу… Хотя поначалу Семен Наумович Шапиро, известный в наших краях человек, арбитр с большим стажем, чуть ли не насильно заставлял меня брать свисток. Прошел третью лигу, потом вторую, первую… Я человек такой: если взялся за дело, иду до конца. Поэтому и к судейству не отношусь как к хобби. Арбитром ФИФА уже стал. Правда, не знаю, надолго ли. При нынешнем-то раскладе.

– Представление туда ведь дает национальная коллегия – КФА России?
– Ну, конечно. У нашей страны квота – семь мест.

– Борьба идет жестокая?
– Все вполне культурно. Может, и есть какие-то интриги, но я в них не участвую. В РФС, ПФЛ и прочие организации не заходил уже лет сто. Потребности не испытываю, для работы мне это абсолютно ни к чему.

Впервые ранг судьи международной категории получил в 33 года, трижды подтверждал. Для России показатель неплохой. В Словении или Словакии, наверное, можно стать арбитром ФИФА и в 27 лет, там проще на все смотрят. А, к примеру, в Англии и в Италии нужно пройти долгий путь, чтобы заслужить право представлять страну за рубежом. Не знаю, какая из систем правильнее.

Я успел два с половиной сезона отсудить в нашей премьер-лиге, а это школа – будь здоров! Поэтому на матчи за границей выходил без мандража. Там все гораздо мягче, цивилизованнее. Помню, был четвертым арбитром на игре Лиги чемпионов между «Манчестером» и «Порту». Как англичане принимали – сказка! Верх предупредительности, точность, аккуратность, корректность...

Я не раз общался и с лучшими судьями мира, включая Коллину. Знаю, что и в национальных федерациях организация на уровне. С арбитрами в начале сезона подписывают контракт, кладут определенную сумму, оговаривают систему бонусов. Человек знает, за что работает. Все спокойны, доброжелательны, уверены в себе. А у нас никто не поручится, что завтра тебя не погонят поганой метлой, забыв о прежних заслугах. Порядка нет. После игры «Зенита» с «Локо» меня на месяц отстранили от судейства, и я тут же поехал в Швейцарию на тренировочный сбор арбитров ФИФА. Не анекдот ли?

– Надо полагать, дисквалификации стали для вас сюрпризом?
– Даже в страшном сне не мог такого представить! Сначала не понимал, что случилось, но нашлись умные люди, растолковали.

– Объясните теперь все нам, по-прежнему пребывающим в неведении.
– Пообещал молчать, чтобы не подставить тех, кто поделился информацией. К тому же слова нужно подкреплять доказательствами, иначе любые комментарии будут выглядеть оправданием, а я вины за собой не чувствую. Произошедшее не имеет отношения к игре, это околофутбольные интриги, грязь, копаться в которой – удовольствие ниже среднего.

– А по-другому, Игорь, не разобраться в ситуации. Скажем, знаю, что с Валерием Петраковым у вас давние счеты.
– Не стал бы так называть.

– А как?
– Видимо, мне попался злопамятный человек, хотя был момент, я даже решил, что старое забыто. Мы вроде бы начали нормально общаться, здороваться… История ведь тянется с Томска, где тогда работал Петраков. «Томь» принимала питерское «Динамо». В первом круге матч закончился побоищем, меня предупредили в КФА, что судить надо жестко, пресекая любые конфликты. Перед игрой сказал обоим тренерам, что мордобоя не допущу. На 8-й минуте за две желтые карточки удалил защитника хозяев, и тут понеслось… В перерыве в судейскую зашли представители «Томи», возник нервный обмен мнениями. Я посчитал, что все внятно объяснил товарищам, Петраков, видимо, решил иначе… Потом еще не раз судил матчи тренируемых им команд и оснований для обвинений в предвзятости не давал.

– Во всяком случае, у «Крыльев» больше оснований для обид на вас.
– Да, при мне они кучу «баранок» собрали! Уже в этом сезоне уступили в «Лужниках» ЦСКА – 0:5. «Москва» же впервые за шесть или семь сезонов проиграла в матче, который я судил. Зато эта команда, называвшаяся, правда, тогда «Торпедо-Металлург», выиграла у «Анжи» в Махачкале, хотя находилась за чертой бедности, одной ногой стояла в первой лиге. Через год «Торпедо» снова увезло очко из Махачкалы, после чего мне прямо сказали: «Парень ты хороший, но больше в Дагестан не приезжай». Потом была победа при мне в Новороссийске над «Черноморцем», опять-таки позволившая «Москве» сохранить прописку в премьер-лиге. И после этого Петраков подходит и спрашивает, за что я их не люблю? Впору задаться вопросом, в чем причина вспышки ненависти в мой адрес?

– Но вы же знаете ответ. В президенте «Москвы» Юрии Белоусе дело?
– Не буду говорить на эту тему… Как у нас все происходит, сами прекрасно представляете. Болельщики могут затянуть в начале матча «Егоров – п…с!» и не замолкать до финального свистка. Игроки нередко на поле хамят, тренеры и президенты клубов отвязываются в подтрибунных помещениях. Еще и пресса масла в огонь подливает.

К счастью, давно не читаю спортивных газет и не смотрю футбольных телепрограмм. Однажды попался на глаза отчет о матче, который судил. Прочел и… решил впредь не повторять подобных экспериментов. После игры и без того переживаний хватает. Нервы надо беречь. Только как? Петржела взял и брякнул на пятимиллионный город, что Егоров не дал три верных пенальти в пользу «Зенита» в матче с «Локо». Эти слова ведь можно рассматривать в качестве прямого призыва разобраться с арбитром, правда?

– Больше без охраны в Питер не поедете?
– Я не такой легендарный, как Чапаев, за мной толпы болельщиков с шашками гоняться не будут. Но в Петербург все равно больше не ездок. Ни с охраной, ни без нее. Напишу официальную бумагу, что не желаю нигде встречаться с «Зенитом», обслуживать его матчи. Мое право.

– А реальные угрозы в вашей практике когда-нибудь случались, Игорь?
– Были, но лучше эту тему не развивать, чтобы никого не провоцировать.

– Сейчас ведь к судьям на легальной основе приставлена охрана перед игрой.
– В большей степени для того, чтобы изолировать арбитра от ненужных контактов. Надеюсь, до реальной защиты от нападений дело все же не дойдет.

– Но ведь известно, что год назад едва не покалечили Николая Иванова...
– Возмутительно! Где-нибудь за границей эти команды закопали бы заживо, сняли с соревнований, заставив платить пострадавшему такие компенсации, что остальные судьи ходили бы и ждали, кто даст им в репу, чтобы тоже сделаться богатыми. А у нас радуешься, если при выходе со стадиона козлом не обозвали. Проще всего сделать стрелочником арбитра. Никто почему-то не спрашивает с тренеров, кого они понапривозили, с каких пальм посшибали бумерангами умельцев, которые теперь защищают цвета российских клубов, пока наши пацаны в дубле гниют. На поле выпускают тех, кому на первенство племени играть, а не в премьер-лиге. Но все молчат, поскольку понимают: откаты, закаты, рассветы…

Зато с охотой назначают крайними судей. Редкий матч обходится без хамства и личных оскорблений. Потом несколько дней очухиваешься, в себя приходишь. А при нынешней системе фактически неделю ждешь, пока приговор объявят, решат – карать или миловать. Сначала ставят предварительную оценку, через двое суток говорят итоговую, если, конечно, комиссия, изучающая спорные эпизоды, не найдет, к чему придраться. Фактически разбор полетов длится с субботы до четверга, а в пятницу – жеребьевка следующего тура. Дух перевести некогда, постоянный стресс.

– ФИФА на это спокойно реагирует?
– А что ФИФА? У нее такая позиция: не вмешиваться во внутренние дела федераций и национальных коллегий арбитров. Знаю, что к нам есть замечания, но все они носят рекомендательный характер.

– Отказ от судейства матчей премьер-лиги автоматически может повлечь потерю статуса международного арбитра?
– Значит, так и будет, ничего страшного. Я не отступлюсь, буду добиваться уважительного, цивилизованного отношения к судьям. Если не переломлю систему, лучше уйду из футбола, но гнуться не стану. За сына лишь обидно. Егор очень за меня переживает…

– Выходит, Белоус выиграл. Сказал: Егоров больше судить не будет, и к тому, похоже, все идет.
– Жизнь сегодня не заканчивается. Белоус, по определению, не может меня победить. Может, завтра стану президентом футбольного клуба и на поле побью его?

– Это вы общетеоретически сказали или как?..
– Стараюсь всегда говорить лишь то, за что могу ответить... Надеюсь, нам удастся возродить в Нижнем Новгороде футбол на профессиональном уровне. Мне уже приходилось быть вице-президентом клуба первой лиги. Какое место займу в новой структуре, покажет время, одно знаю наверняка: никогда не стану плясать под чью-либо дудку. И трудностями меня не испугать. После операции на мениске жрать нечего было, я брал лопату и месил цемент, но не унижался, ни у кого ничего не просил. И сейчас прорвемся.

– Но пока вы в одиночку бьетесь за профессиональную репутацию, а я припоминаю, как в позапрошлом сезоне ногами топтали Валентина Иванова. УЕФА доверяла судить ответственные международные матчи, а дома раз за разом дисквалифицировали. И ведь за него не вступился никто из российских коллег!
– Точно знаю, Валентин Валентинович стоял тогда перед той же дилеммой, что и я сегодня: оставаться в этом футболе или уходить. Но вы зря говорите, будто все в той ситуации отмолчались. Я имел серьезную беседу с Николаем Левниковым, руководителем КФА России, он искренне сетовал, что не сумел защитить Валентина Иванова. Помню, подумал: если такого мэтра тонким слоем по асфальту размазывают, что же со мной сделают в случае чего? Впрочем, никого из коллег персонально не осуждаю, прекрасно понимаю, что многие судьи, что называется, живут с футбола.

– Сколько сегодня платят за обслуживание матча премьер-лиги?
– Три тысячи долларов «грязными». Минус вычеты. На руки выходит около семидесяти тысяч рублей. Если получил от инспектора низкую оценку, сумма уменьшается.

– Для хозяина казино три тысячи баксов – карманная мелочь?
– С чего вы взяли? Даже самый богатый человек не станет отказываться от честно заработанного, а я вырос в семье, где лишняя копейка не водилась, хотя отец всю жизнь баранку крутил на автозаводе, мама вкалывала уборщицей. Другой вопрос, что я не готов ради денег идти на унижение или компромиссы с совестью. Кто-то согласен сопеть в тряпочку и помалкивать, а я не стану.

– Показалось, вы с легкостью пережили штраф в тридцать тысяч рублей за «некорректные высказывания в прессе в адрес членов экспертно-судейской комиссии».
– Давайте не будем мусолить эту тему. Сил моих больше нет!

– Может, людям деньги понадобились?
– Сказали бы. Дал.

– Правда?
– Конечно. Регулярно помогаю нуждающимся…

– Всех голодных не накормишь, Игорь.
– И не пытаюсь. В основном с ребятами работаю. С незапамятных времен опекаю 8-ю СДЮШОР. Отстроил заново стадион «Северный», положил искусственное покрытие последнего поколения, оборудовал подтрибунные помещения, раздевалки, поставил электронные табло, свет. Всем этим пацаны бесплатно пользуются с восьми утра до пяти дня. У меня даже благодарность от Вячеслава Фетисова есть. Дома на стенке висит.

– А Виталий Мутко спасибо вам сказал?
– Мы знакомы не один год. В последний раз Виталий Леонтьевич приезжал в Нижний на этапе предвыборной кампании.

– Проводить жеребьевку судей в канун матчей новый президент РФС предложил?
– Это еще до Мутко придумали.

– Авторы идеи ссылаются на опыт Италии и Испании.
– Во-первых, там со следующего сезона отказываются от эксперимента, во-вторых, и раньше жребий бросали не за сутки, а за пять. Мы же тянем до последней минуты, а потом несемся в Томск или Пермь на перекладных с оленями и собачьими упряжками…

И еще штрих: итальянцы с испанцами арбитров делили на группы, чтобы игру «Барселоны» с «Реалом» или «Юве» с «Миланом» новичок не судил. А у нас фамилии всех 23 арбитров в одну корзину засовывают. На собственном опыте знаю, каково молодому судье попасть на центральный матч тура. Мне, к примеру, четыре года назад пришлось дебютировать во Владикавказе на игре «Алании» с московским «Динамо». Серьезное испытание, настоящий стресс. При условии, что я имел неделю на подготовку…

– Как тот матч закончился?
– 2:2. По-моему, обе команды остались довольны… На высшем уровне сужу последние года четыре и могу сказать, что в этом сезоне все радикально поменялось. В худшую сторону. На последнем сборе в Сочи прочел Кодекс арбитра, увидел, какие санкции к нам собираются применять, и понял: добра не будет. Жеребьевка, новая система оценок, выставляемых инспекторами… Все заточено против судей. Хоть бы видимость приличий сохранили!

Нас лишили права на ошибку, любая из них отныне приравнивается чуть ли не к преступлению против человечества. Но так ведь нельзя работать! Каково каждую пятницу приезжать в Москву и только там узнавать, что за матч завтра судишь? Почему команды могут готовиться к встрече, а арбитр – нет? Ведь у каждой игры свои нюансы. Как их учесть, если времени не остается? Сначала вводят человека в состояние стресса, а потом удивляются, когда он срывается.

– Крепкое словцо на поле, которое порой себе позволяете, это нервное или же сознательный ход?
– Чаще – единственный способ привести игрока в чувство. Хотя, например, на такого, как Влад Радимов, слова не действуют. Во время матча он превращается в абсолютно неуправляемого человека. Раньше вступал с ним в полемику, а сейчас понял: бесполезно. Большей оторвы, чем Радимов, в нашем футболе, пожалуй, нет. Последователи, правда, появляются. Бикей из «Шинника» в каждом матче пытается что-то рассказать арбитрам на пальмово-банановом языке. Недавно судил игру первой лиги между Курском и Махачкалой. На 34-й минуте удалил у «Анжи» футболиста за длинную тираду, которую ни одна газета не воспроизведет. Тренеры потом удивлялись: «Он же негр, на своем наречии ругался. Как ты его понял?» Говорю: «На лицо посмотрел, и перевод не понадобился»…

– Это же футбол, а не мармезонский балет и не мыльная опера… Но про мыло вы, Игорь, все-таки подумайте. Про судейское. Если еще приписку «От Егорова» сделать, в Питере точно на ура пойдет. И в районе стадиона «Торпедо».
– Напрасно думаете, будто все однозначно против меня настроены. По Интернету не шастаю, времени нет, но друзья рассказывали, что в Сети много писем в мою поддержку. Люди ведь не слепые, им тоже надоел бардак, который творится в футболе. Смотрят: а вдруг этот безбашенный Егоров сдвинет воз с мертвой точки?

– А вдруг?
– Не наивный ребенок, иллюзий не питаю, но и отступаться не стану. Пойду до упора, не сомневайтесь.
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов:
27 сентября 2016, вторник
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →