Японский стадион — стратегическая ошибка
Текст: «Чемпионат»

Японский стадион — стратегическая ошибка

Насколько бесспорно решение конкурсной комиссии по определению лучшего архитектурного решения по проекту строительства нового футбольного стадиона на Крестовском острове, сделавшей выбор в пользу японского проекта?
26 августа 2006, суббота. 11:50. Футбол
Насколько бесспорно решение конкурсной комиссии по определению лучшего архитектурного решения по проекту строительства нового футбольного стадиона на Крестовском острове, сделавшей выбор в пользу японского проекта?

Событие

Итак, 23 августа в Световом зале Смольного Собора под председательством Губернатора Санкт-Петербурга В. И. Матвиенко и Председателя Правления ОАО «Газпром» А. Б. Миллера прошло заседание конкурсной комиссии по определению лучшего архитектурного решения по проекту строительства нового футбольного стадиона на Крестовском острове.

Комиссия остановила свой выбор на варианте японского архитектурного бюро «Кишо Курокава аркитект энд эссошиейтс» («Kisho Kurokawa architect & associates»), оставив без изменения архитектурную концепцию стадиона, хотя и поручив обогатить окружающую инфраструктуру объекта с тем, чтобы расширить его функциональность и, как следствие, увеличить его самоокупаемость.

Проблема

Если технологическое преимущество этого проекта перед соперничавшими несомненно, то собственно архитектура японского варианта неоригинальна не только на международном уровне, но и даже на фоне стадионов России. Дело в том, что подвесная крыша на так называемых «мачтах (антеннах)» использовалась уже во множестве стадионов по всему миру, в том числе и в «серийном» образце архитектуры сравнительно дешевого стадиона «Локомотив» в Москве.

Три недели назад для газеты «Московский Комсомолец в Питере» ситуацию прокомментировал член архитектурного совета при правительстве Москвы Максим Савельев. Этот специалист был членом жюри конкурса по выбору проекта столичного стадиона «Локомотив». Наряду с обсуждением достоинств и недостатков других проектов, специалист отметил и несколько недостатков японского:

«1. Со стороны Приморского парка Победы японский стадион выглядит слишком скромно. Да и из-за специфических материалов и конструкций арена будет быстро пачкаться, что потребует дополнительных средств на ее обслуживание.
2. Несмотря на оригинальный внешний вид, стадионы, построенные по «вантовому» принципу, возводятся сегодня в мире практически повсюду. Жюри вполне может расценить это как минус и посчитать, что Питеру нужно что-либо более оригинальное.
3. Высоководный вантовый мост, который станет участком Западного скоростного диаметра вдоль островов, перекроет вид с моря на стадион, и японская арена потеряет значительную долю своего шарма.»

Ничто из перечисленных недостатков японского архитектурного решения не являлось бы проблемой, если бы не широко озвученная Валентиной Матвиенко цель города получить «архитектурную жемчужину», «доминанту», пункт обязательного посещения туристами.

Состоявшийся выбор комиссии особенно контрастирует с объявленной одновременно с конкурсом концепцией о том, что из представленных проектов «будут выбираться лучшие идеи». Такое положение освобождает город от необходимости реализовывать именно японский вариант только из-за его технических новшеств, которые можно перенести в другие представленные проекты.

Причина

Если угодно, проблема Матвиенко, Миллера, Фурсенко в том, что они почти не видели, как выглядят уже построенные стадионы сверху, поэтому, скорее всего, не обращали внимания на то, как выглядит, например, упоминавшийся стадион «Локомотив» в Москве и множество других стадионов за рубежом.

Это неудивительно, ведь крыша стадионов находится на высоте тридцати-восьмидесяти метров, а с уровня земли «мачты (антенны)» в большинстве случаев увидеть никак нельзя. Особенно потому, что в Европе часто вокруг стадионов просто нет места, откуда бы их можно было рассмотреть на общем плане целиком, в перспективе — такое доступно только с воздуха. Поэтому когда власть имущие посещали выставку макетов, японский вариант, вероятно, им показался не только лучшим в техническом плане, но и вполне оригинальным внешне.

Кроме предложенных макетов, члены комиссии, возможно, знакомились с фотографическими и видеоматериалами о лучших уже построенных стадионах — и там, разумеется, сооружения были показаны во всех принципиальных планах и ракурсах. Но нюанс в том, что среди новых и «актуальных» проектов вантовых конструкций просто нет. Разнообразные «уэмбли» и «альянц арены», исходя из условий по архитектурной оригинальности, даже теоретически не могли быть вантовыми. А вот множество более простых стадионов как раз построены по этому принципу — но они вряд ли попадают в подборки «лучших». То есть, дело, конечно, не в том, что члены комиссии обязательно мало в своей жизни видели стадионов, а в том, какие стадионы они видели и как.

Таким образом, маловероятно, что комиссия умышленно пренебрегла таким стратегическим фактором (ранее объявлявшимся ключевым), как архитектурное значение нового стадиона. Возможность же того, что перенос технических новшеств японского варианта в другие вдруг оказался крайне затруднен по техническим же или финансовым причинам также ничтожна. Все современные проекты, включая представленные, являются модульными, высокоадаптивными и рассчитываются полуавтоматически вплоть до выбора материалов несущей конструкции.

Решение

Теоретически, еще есть время, чтобы комиссия могла изменить свое решение. Практически же, вероятно, в связи с малой информированностью членов комиссии о существовании описанной проблемы, а также по бюрократическим причинам, решение изменено не будет.

Возможно, более правильным был бы выбор в пользу объединения технических новшеств японского проекта с архитектурным решением немецкого бюро «Джи-Эм-Пи вон Геркан, Марг энд Партнер Интернейшинл» («GMP von Gerkan, Marg and Partner International»), среди плюсов которого Савельев выделил следующие:

«1. Очень оригинальная архитектурная форма крыши стадиона — в виде собирающихся в треугольник стальных нитей, которые затем образуют 225-метровую золотую иглу. Это сразу же вызывает ассоциации с Петропавловской крепостью и Адмиралтейской иглой. Постройка очень в духе Петербурга.
2. Если решение будет принято в пользу немецкой стороны, то стадион станет одной из главных туристических достопримечательностей Петербурга, так как сможет встречать гостей, прибывающих с город со стороны Финского залива.
3. Еще одна деталь, говорящая в пользу проекта, — то, что у стадиона будет две крыши, причем вторая, сделанная из полупрозрачного материла, сможет «надвигаться» на трибуны, меняя цвет в зависимости от освещения.»

Среди минусов немецкого проекта Савельев отметил возможное нарушение «иглой» высотного регламента. Но с учетом того, что речь идет именно об «игле», а не, например, о башне небоскреба шириной в десятки метров, это обстоятельство вряд ли может быть критическим.

Также специалист отметил, за исключением «иглы», некоторую мрачность серо-металлической конструкции здания, но это легко изменить.

Наконец, была отмечена приближающаяся к верней отметке стоимость проекта, что с учетом привнесения японских технологических новшеств и обогащения окружающей инфраструктуры стадиона приводит к заметному превышению стоимостного предела. Но с учетом количества средств, которые получит город от регистрации «Газпромнефти» в Санкт-Петербурга, а также масштаба поставленной задачи, данное превышение является абсолютно ничтожным.

Перечисленные выше первые два пункта из списка достоинств по экспертной оценке Максима Савельева прямо отвечают заявленным изначально требованиям к стадиону, которые в стратегическом плане имеют ключевое значение для города. Таким образом, выбор комиссией немецкого проекта с включением в него технологических новшеств японского был бы в пользу интересов Санкт-Петербурга в глобальном масштабе.

Последствия

Так как комиссия выбрала японский вариант стадиона, город на долгие десятилетия теряет шанс построить для болельщиков, жителей и туристов действительно оригинальный стадион, само наличие которого приносило бы Санкт-Петербургу международную известность и долгие статусные, косвенные доходы от туризма. Согласно международным оценкам, «достопримечательности-жемчужины» способны приносить местному бизнесу миллиарды долларов дополнительных доходов. Хотя никакой из представленных проектов не входит в этом класс, этот принцип, хотя и в меньшем масштабе, остается действительным.

Болельщики получат хотя и высокотехнологичный, но неоригинальный архитектурно стадион, который имеет все шансы получить у болельщиков из других городов прозвище вроде «стадион паровозов на гормонах», памятуя его сходство с впятеро менее дорогим «решением прошлого века» для «ФК «Локомотив»».

Альтернатива

В течение десяти лет, во время которых будет действовать соглашение города с «Газпромом», Санкт-Петербург получит порядка пяти-десяти миллиардов долларов налоговых поступлений от «Газпромнефти», дочернего предприятия газового гиганта. Из расчета на основе сегодняшних цен на нефть дополнительные поступления в бюджет составит величину порядка восьми миллиардов долларов.

Значительную часть этих денег город обязался потратить на «связанные» проекты, такие как стадион и «Газпром-Сити», включая башню-небоскреб, в которой будет располагаться офис нефтевого подразделения владельца «ФК «Зенит»». Остальные же деньги город будет использовать по своему усмотрению.

Из всех поступлений на строительство стадиона Валентина Матвиенко решила предоставить двести пятьдесят миллионов долларов, что составляет лишь три-пять процентов от дополнительных доходов города.

Данное положение вещей приводит к рассуждению, что такой возможностью, как построение стадиона, которая представилась городу впервые за жизнь нескольких поколений любителей футбола, туристов и просто горожан и будет недоступна в последствии еще десятилетия, можно было бы распорядиться с гораздо большим размахом без какого бы то ни было существенного ущерба другим проектам города.

Дело в том, что, с такими ресурсами в бюджете города, жители могли бы надеяться на проектирование и построение действительно уникального сооружения, «архитектурной жемчужены», «доминанты» по настоящему мирового уровня — а не только заявлять об этом, как получилось, по факту, с проектом нового стадиона.

Например, город мог бы заказать строительство стадиона-колосса, который бы навсегда сделал Санкт-Петербург уникальным совершенно в новом для себя направлении.

Так, стадион мог бы обеспечивать вместимость порядка двухсот шестидесяти тысяч человек и стать держателем абсолютного мирового рекорда по количеству зрительских мест. С учетом качества почвы, а, следовательно, и требуемой величины фундамента, строительство такого феноменального сооружения было бы очень дорогим и могло бы достигать миллиарда долларов — даже с учетом кратно меньшей местной стоимости человеко-часов работы по сравнению с западными странами.

В типичном европейском футбольном городе — вроде Севильи — соотношение количества стадионных мест к числу жителей составляет порядка пяти-десяти процентов (в зависимости от того, учитывается ли население окрестностей), поэтому вместимость предлагаемого стадиона не только не выглядит чрезмерной, но даже и не входит в диапазон европейской нормы.

В наших условиях течение первых лет существования такого стадиона трибуны бы заполнялись лишь на пятую часть; максимум, на треть или на половину. Однако пустующие сектора и ярусы вовсе не создавали бы удручающего вида, поскольку сиденья скрывались бы за специальными покрытиями. Европейский опыт и процент зрительских мест к количеству жителей говорит о том, что с ростом культуры посещения стадиона, с соответствующей пропагандой семейного просмотра даже такой стадион-супергигант стал бы заполняться полностью без особых проблем — пусть для этого и понадобились бы годы.

Разумеется, что при миллиардной стоимости стадиона о прямой, непосредственной окупаемости проекта можно вести речь лишь условно. Тем не менее, построение даже такого стадиона-абсолюта заняло бы лишь десять-двадцать процентов от всех «необязательных», дополнительных поступлений, которые город получит от «Газпромнефти».

При этом, Санкт-Петербург стал бы по-настоящему знаменит в мире не только как собрание «новоделов» в стиле европейских дворцовых комплексов, но и как место размещение очередного «чуда света», обязательного пункта в туристических маршрутах. Как уже отмечалось, наличие единичных уникальных, знаменитых сооружений способно приносить миллиарды долларов дохода в валовой региональный продукт, что, в конечном счете, способно оправдать все вложения.

Резюме

Естественно, любые альтернативные идеи рассматривать на данной стадии проекта совершенно бессмысленно; смелый вариант с монументальным стадионом предложен читателю лишь для расширения кругозора, взгляда на решение конкурсной комиссии в масштабе ее истинных возможностей по реализации стратегических интересов города.

И конечно, хотя объявленный выбор комиссии и несет собой существенные вмененные убытки на долгие десятилетия вперед, он не является какой-то безумной катастрофой. Даже с отмеченными специалистом Максимом Савельевым принципиальными недостатками японский проект обеспечит болельщикам качественный стадион, который формально будет удовлетворять требованиям ФИФА для проведения международных соревнований высшего уровня.
Источник: Невский Спорт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →