Сергей Штанюк: своего возраста не чувствую
Текст: «Чемпионат»

Сергей Штанюк: своего возраста не чувствую

В свои тридцать три, центральный защитник «Луча-Энергии» Сергей Штанюк чувствует себя как в двадцать и не задумывается о завершении карьеры.
3 сентября 2006, воскресенье. 10:58. Футбол
В свои тридцать три, центральный защитник «Луча-Энергии» Сергей Штанюк чувствует себя как в двадцать и не задумывается о завершении карьеры.

— Футболист вы, как говорят, поигравший. Россия, Украина, Англия… Но теперь забрались как-то слишком уж далеко — в Приморье. Сколько времени отнимает дорога из Владивостока домой?
— Восемь с половиной часов лету — это только до Москвы. До Минска — еще час. Плюс время ожидания при пересадке. Вот и считайте.

— Привыкли к такому транспортному экстриму?
— Я его учитывал, когда принимал решение о переходе в “Луч”. Рассудил просто: это часть работы, от которой при всем желании не избавишься. Словом, знал, что меня ждет. И потому ничему не удивляюсь. Можно сказать, свыкся с местной спецификой.

— Как, кстати, возник в вашей жизни столь нетривиальный вариант продолжения карьеры?
— Тогда, в июне, их было сразу несколько. Располагал возможностью снова попробовать себя в Англии, имелся интерес со стороны еще одного клуба российской премьер-лиги. Но Владивосток перевесил.

— Естественный вопрос: чем?
— Конкретикой. Это был наиболее четкий вариант. И в финансовом плане, и в других аспектах. К примеру, я чувствовал реальную заинтересованность в себе. Мне несколько раз звонил главный тренер “Луча” Сергей Павлов. Посоветовавшись с кем надо, решил: можно и полетать.

— Предполагаю, что отнюдь не декоративную роль в этой истории сыграло наличие во Владивостоке Гены Тумиловича, работающего с тамошними вратарями…
— Разумеется, мы ж сто лет знакомы... Присутствие Гены в “Луче”, можно сказать, даже отчасти предопределило мой выбор. Перед тем как принять окончательное решение, подолгу с ним разговаривали. Он мне рассказал, что к чему — про перелеты, город, инфраструктуру и так далее. На первых порах Гена тоже помогал — обустроиться, адаптироваться.

— И как обустроились?
— Нормально. Жена осталась в Минске. А мы ведь как работаем? Если в недельном цикле, то одну неделю во Владивостоке, другую, перед выездными матчами, — в Москве. Располагаемся в прекрасных условиях. В Бору, где базируется национальная сборная России. Дома у “Луча” инфраструктура похуже. Но она находится в стадии развития. Уже выкуплены два этажа в пансионате, скоро будут готовы тренировочные поля. Идет работа.

— “Лучу-Энергии” чужд комплекс незваного гостя из провинции. Новичок быстро освоился в реалиях премьер-лиги и ныне занимает место в середине таблицы.
— Наша игра хорошо поставлена. В коллективе прекрасная психологическая атмосфера. “Луч” вообще сыгранная команда. Трансферная политика такова, что текучесть кадров невелика. Состав меняется точечно — 1-2 футболиста в каждую заявочную или дозаявочную кампанию.

— Когда клуб из глубинки оказывается в элитном дивизионе, этому обыкновенно сопутствует прилив народной любви к футболу вообще и к команде в частности. Владивосток подходит под это наблюдение?
— Да, ажиотаж в городе приличный. Хотя и раньше, говорят, когда играли еще в первой лиге, жаловаться на невнимание людей было грех. Почти всегда стадион заполнялся под завязку. Сейчас — тем более. Ведь дома “Луч” не просто выступает в премьер-лиге, но и не проигрывает. К нам очень тепло относятся.

— И не требовательно?
— Конкретных задач перед нами не ставят. Типа непременно финишировать в “десятке” или не вылететь… Стараемся победить в каждом матче и по возможности показать при этом красивый футбол.

— Живя на берегу Японского моря, совершенно в другом временном измерении, долго мучаетесь бессонницей по прибытии на родину?
— Если прилетаю из Владивостока в Минск, то, представьте себе, адаптируюсь быстро. На это уходит максимум один день. И все, порядок. А вот когда этот путь преодолеваю в обратном направлении — совсем другое дело. Трудно заснуть, соответственно тяжело просыпаться…

— Вам уже 33. Годы берут свое?
— Возраста особенно не чувствую. Нет такого, чтобы из болячек не вылазил или физически сдал. Я в хорошем состоянии. Разницы между собой нынешним и времен молодости не ощущаю.

— Короче — огурец, как в двадцать лет.
— А я не помню, как себя чувствовал в двадцать лет. Многое зависит от требовательности, отношения к себе. Можно ведь и в молодые годы быть в неважной форме.

— В сборной Беларуси нынче в разгаре кадровое реформирование.
— Это естественный процесс. Рано или поздно с необходимостью омоложения рядов сталкивается любая сборная. Так что все нормально.

— Вы один из тех могикан старой закалки, что продолжают быть востребованы в главной команде. Чувствуете себя среди молодежи таким…
— …динозавром?

— Ну, вроде того…
— Все, чего мне не хватает в нынешней сборной, — общения со старыми знакомыми. Ребятами моего поколения, с которыми столько пройдено... Мало нас осталось. В остальном все в порядке.

— Долго еще намереваетесь бороздить футбольные просторы?
— Это как бог даст. Имею некоторые моральные трудности, связанные с кочевым характером профессии, — далеко дом, семья…

— А дом, он где?
— По завершении футбольной карьеры жить буду в Минске. Это однозначно.

— Род занятий?
— Посмотрим.

— Нет желания пойти по пути наименьшего сопротивления?
— В тренеры? Это пока в мои планы не входит. Но я не загадываю.
Источник: Прессбол
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →