Йоп Алберда: к Македонии сборная будет готовиться в Сочи
Текст: «Чемпионат»

Йоп Алберда: к Македонии сборная будет готовиться в Сочи

На Олимпийских играх 1996 года Йоп Алберда привел сборную Голландии по волейболу к золотым медалям. В настоящее время он занимает пост генерального менеджера сборной России по футболу.
4 сентября 2006, понедельник. 09:43. Футбол
День города шумел и гремел. Неподалеку от Большого театра музыканты производили
ритм, категорически несовместимый с «Жизелью» и «Лебединым озером». «Немного
прогулялся, полюбопытствовал, как отдыхают люди, в основном совсем молодые», —
сказал генеральный менеджер сборной России Йоп Алберда, когда мы с ним
встретились субботним вечером.

Отдыхала и национальная команда. Увольнительные посреди сбора — для нас это
непривычно. Другой нестандартный в российской практике ход — решение сменить
место дислокации: на заключительном этапе подготовки к матчу с Хорватией
футболисты будут жить не в пансионате Бор, а в гостинице Holiday Inn, что в
Сокольниках. К чему эти осложнения? С вопросов на эту тему и началась наша
беседа.

СМЕНА ОБСТАНОВКИ КАК СПОСОБ КОНЦЕНТРАЦИИ ВНИМАНИЯ

— Тренеру важно — и это компетенция мистера Хиддинка — обеспечить разнообразие в
ходе подготовки, не делать все время одно и то же, — сказал генеральный
менеджер. — Профессионалам нужно менять обстановку. Это дает им дополнительный
позитивный заряд. Поэтому мы решили после занятий в Бору сделать перерыв, чтобы
футболисты отдохнули и физически, и психологически.

— До сих пор у нас футболистов обычно предпочитали по домам не распускать.
Чтобы те, скажем, не провели ночь в дискотеке.

— Я сам работал тренером (напомним, что Алберда руководил сборной Голландии по
волейболу, которая завоевала олимпийское золото Атланты-96. — Прим. СЭ). Если
спортсмены хотят добиваться успехов, преисполнены амбиций, мечтают стать
чемпионами, они будут строго следовать указаниям.

— Почему было принято решение переехать в отель, расположенный вовсе не на
отшибе, а в оживленном квартале?

— Он находится рядом со стадионами «Локомотив» и «Динамо» (во втором случае
все-таки не совсем рядом. — Прим. А.П.) на которых пройдут тренировки. А из
Бора, если не повезет с трафиком, до «Локомотива» на игру будешь добираться часа
два. Мы не хотим искать потом никаких оправданий. Для национальной сборной
должны создаваться оптимальные условия. При этом следует продумывать все мелочи,
включая и такую, как продолжительность дороги до места проведения матча.

— Не опасаетесь, что в обычном отеле слишком много внимания команде будут
уделять посторонние?

— Ни в коем случае. Мы в силах ее изолировать. Игроки должны сосредоточиться на
матче с Хорватией. Но, как подсказывает спортивный опыт, внимание рассеивается,
если его фокусировать на предстоящем состязании слишком долго. Поэтому мы и
решили предоставить игрокам небольшую передышку Всего лишь на сутки с небольшим
— ничего страшного.

— Переезд из Бора в отель предпринят по инициативе Хиддинка?
— Это общее решение членов тренерского штаба. Вопрос обсуждался и с Александром
Бородюком, и с Игорем Корнеевым.

— Итак, главная причина — это желание быть поближе к стадиону в Черкизове?
— А также сменить обстановку. Если вы постоянно находитесь в Москве, она входит
в привычку и вам целесообразно отлучиться в Санкт-Петербург или еще куда-то.
Смена обстановки всегда помогает лучше сосредоточиться и лучше выступить.

ЗАИМСТВУЯ ЧУЖОЙ ОПЫТ, РОССИЯ НЕ ДОЛЖНА ЗАБЫВАТЬ СЕБЯ

— В России вы провели примерно месяц. Что было сделано за этот период?
— Основную часть времени отняла работа, связанная с подготовкой сборной к
матчу с Хорватией. Вместе с тем у меня состоялись беседы с президентом
Российского футбольного союза господином Мутко о будущем футбола в вашей стране.
Хотелось бы решить две задачи: вывести национальную команду в финальный турнир
чемпионата Европы и внести небольшой вклад в развитие российского футбола.
Изменить все мы не можем, да и не хотим. У России огромные традиции в области
спорта. Как волейбольный тренер, я пользовался разработками советских
специалистов. Моим другом был Вячеслав Платонов, в котором многие видят лучшего
тренера по волейболу всех времен. Мы многому научились у русских и, может быть,
теперь сумеем что-то дать им в свою очередь, благо мир теперь стал другим.

— Какие темы вы обсуждали с президентом Мутко и другими представителями РФС?
— Вопросы развития детско-юношеского футбола, подготовки тренеров, создания базы
для сборной, повышения авторитета национальной команды. Прежде всего говорили о
всевозможных формах обучения. На мой взгляд, РФС мог бы кое-что позаимствовать и
у Голландии, и у Франции, и у Англии, и у Германии, но при этом нельзя забывать
о собственной истории. Вы слишком хороши, чтобы забыть самих себя.

— Знаю, что вы летали в Сочи? Как впечатление?
— Было очень жарко.

— Но вряд ли у вашей поездки была курортная цель, не так ли?
— Я изучал возможности для проведения сбора перед матчем в Македонии 15 ноября.
Решено, что подготовка к нему пройдет в Сочи.

— Сколько продлится этот сбор?
— В среду 8 ноября, состоится тур чемпионата России. Так что сбор, видимо,
продлится с пятницы по понедельник, когда мы и вылетим в Скопье.

— Подыскали место?
— Не так давно в Сочи построили отличную тренировочную базу, которую открывали
президент России Путин и Мутко. Надо еще согласовать некоторые детали, но думаю,
что именно там команда и будет готовиться к встрече с Македонией.

— Словом, ваша поездка не была связана со стремлением руководства РФС
превратить Черноморское побережье в базу подготовки для клубов взамен Турции?
— Все-таки главное — это национальная команда. Что бы мы ни делали, если
хочешь что-то изменить, то надо, чтобы она выступала хорошо. В противном случае
все ставится под вопрос. Россия должна войти в десятку сильнейших сборных в
мире. О развитии базы в Сочи тоже шел разговор, в том числе с руководством
местной администрации. Но для подробной беседы на эту тему не было времени из-за
скоротечности моей поездки.

— Велика ли разница в работе РФС и Голландской федерации футбола?
— Пока мне трудно об этом судить, потому что я был сконцентрирован на
национальной команде. Да и с Марко ван Бастеном в сборной Голландии мне не
доводилось работать. Безусловно, у каждой страны свои традиции и реалии.
Невозможно сравнивать такую маленькую страну, как Голландия, с государством,
охватывающим два континента. Это было бы слишком искусственно. Могу лишь
сказать, что встречал в РФС содействие и поддержку, за что признателен.
НА ВОЛЕЙБОЛ НЕ ХВАТИЛО ВРЕМЕНИ

— Когда вы были тренером, предпочитали ли вы, как Хиддинк, кропотливую
тренировочную работу товарищеским матчам?
— В моей волейбольной команде игроки долго выступали вместе. Но если вы
хотите изменить саму философию игры, требуется время. И товарищеские матчи часто
не служат достаточным индикатором состояния дел. В то же время на сборе вы
можете больше общаться со спортсменами, менять тактику пробовать различные
варианты, подгонять модели под команду с учетом возможностей игроков. Так что я
всегда голосую за тренировочную работу Тем более в футболе. Я солидарен с
Хиддинком.

— Уже известно, что 7 февраля сборная России сыграет на выезде с Голландией.
А как насчет Австралии?

— У Хиддинка есть контакты и в Австралии, и в Испании. Мы стараемся составить
оптимальную программу для команды. Подойдет Австралия — может быть, встретимся и
с ней. Но первый контрольный матч состоится в Голландии.

— Он стал возможен благодаря Хиддинку?
— Полагаю, что это его идея.

— Находите ли вы что-то общее в работе волейбольного и футбольного тренеров?
— Общее — это амбиции игроков. Если они стремятся прогрессировать, испытывают
гордость оттого, что представляют свою страну и команду достигается более
высокий результат. Вместе с тем с футболом не сравнится ни один вид спорта.
Футбол велик, он повсюду А волейбол — игра для залов. Это тоже великая игра, она
тоже имеет повсеместное распространение, но не может оказывать такое же влияние
на общество, как футбол. Работая в МОК и Национальном олимпийском комитете
Нидерландов, я пришел к выводу что футбол, баскетбол, хоккей очень популярны еще
и потому что это контактные виды спорта. В них заложено одно начало: это игры
настоящих мужчин. Волейбол, теннис, бадминтон — игры через сетку. Это другое. В
международном волейболе существует проблема календаря. Но она несравнима по
масштабам с аналогичной проблемой в футболе. В волейболе все знают: с начала мая
и до конца ноября длится период сборных. Клубы не играют, так что у тренеров
сборных есть возможность подготовить команды для крупнейших турниров. В футболе
игроки выступают то за клубы, то за национальные команды почти круглый год.

— Вы собирались посетить в Москве решающие матчи Мировой волейбольной лиги.
Удалось?

— Нет. Во время них ходил на матчи чемпионата России по футболу. Интерес к
волейболу удовлетворял только с помощью телевизионных трансляций.

— Между тем вы почтили своим вниманием мировой футбольный чемпионат среди
девушек.

— Получил приглашение от президента Мутко и охотно его принял. Интересно было
подмечать разницу в игровых стилях у команд Китая и США, Кореи и Бразилии,
оценивать физическую готовность футболисток. Спорт вообще увлекает меня.

МОЙ РОДНОЙ ЯЗЫК БОЛЬШИНСТВО ГОЛЛАНДЦЕВ НЕ ПОНИМАЕТ

— В Москве многое за месяц сумели повидать?
— Нет. Работа мешала.

— Но наверняка подметили, что Москва сильно отличается от Амстердама?
— Да вообще ничего общего нет. Хотя я живу не в Амстердаме.

— А где? — На яхте. — ???
— Да, на яхте длиной 15 метров. Я развожусь — вот и перебрался временно на
судно.

— Где же оно бросило якорь?
— Примерно в 150 километрах от Амстердама, в родной для меня провинции
Фрисландии, в которой сложились славные традиции в конькобежном и парусном
спорте и в которой, кстати, говорят на своем языке.

— То есть на диалекте?
— Нет, именно на фризском языке. Это официальный язык в провинции, получивший
международное признание.

— Сколько же народу говорит на нем?
— Примерно полмиллиона. На фризском выходят печатные издания, вещает радио,
создаются телевизионные программы. Он настолько отличается от голландского, что,
если я говорю на нем, в других частях Голландии меня не понимают. Фризы — это
национальное меньшинство в Голландии, как каталонцы или баски в Испании.

— В провинции часом нет сепаратистских настроений?
— Только у кучки сумасшедших. Фрисландия — неотъемлемая часть Нидерландов.
Главный город провинции — Леуварден, но больше в мире известен Херенвен,
недалеко от которого я и родился. К слову, два года назад меня приглашали на
должность президента местного футбольного клуба, в котором начиналась
голландская карьера Игоря Корнеева.

— У вас случайно нет испанских корней?
— С чего вы взяли?

— Просто фамилия Алберда для нашего уха звучит на испанский лад.
— Никаких связей с Испанией у меня нет.

— В своем первом интервью для «СЭ» вы сказали, что в свое время не перешли в
клубный волейбол Италии из-за маленьких детей, которые теперь выросли. Чем они
занимаются?

— Сын, которому 21 год, учится в Роттердаме на инженера, а 18-летняя дочь
осваивает в Амстердаме международную экономику и иностранные языки.

— Виделись со старыми знакомыми из Олимпийского комитета России?
— Пока нет. Очень много дел. Когда образуется «окно», собираюсь посетить и ОКР и
Федерацию волейбола России.

— Встречались с Диком Адвокатом?
— Нет, только с его помощником Кором Потом, когда «Зенит» играл с «Сатурном».
Хотелось бы съездить в Санкт-Петербург, но все команды наведываются в Москву где
проходит очень много матчей.

— В Петербурге прежде доводилось бывать?
— Ни разу. Вот и теперь все Москва, Москва, Бор, Сочи, опять Москва…

— Предшественник Адвоката в «Зените» Властимил Петржела приходил на матчи
своей команды с клубным шарфом не шее. Во время матча с Хорватией не последуете
его примеру?
— Я член национальной команды. На мне будет галстук с символикой российской
сборной, значок РФС — думаю, этого достаточно.
Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
29 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Огорчит ли вас возможное отсутствие сборной Аргентины и лично Месси на ЧМ-2018?
Архив →