Алексей Еременко: понял окончательно: я - русский, а не финн
Текст: «Чемпионат»

Алексей Еременко: понял окончательно: я - русский, а не финн

В "Сатурне" русский финн освоился на удивление быстро. На поле через него идет вся игра, он исполняет все "стандарты", и даже загубленный в матче с "Томью" 11-метровый на это никак не повлиял. Впрочем, в дальнейшем пенальти Алексей бил уже без промаха.
5 сентября 2006, вторник. 10:04. Футбол

Сын ростовчанина и осетинки, выступающий за сборную Финляндии, знающий шесть
языков, но лучше всего понимающий по-шведски. Один из главных бомбардиров (8
голов) отборочного цикла ЧМ-2006 в Европе, полтора года отыгравший в итальянской
серии А и зимой вернувшийся в Россию спустя шестнадцать лет. Это все о нем —
Алексее Еременко-младшем, чей отец в 80-е годы провел несколько сезонов в
«Спартаке» и «Динамо», а 19-летний брат Роман значится в заявке итальянского «Удинезе».
Сюжет? Еще какой!

В «Сатурне» русский финн освоился на удивление быстро. На поле через него идет
вся игра, он исполняет все «стандарты», и даже загубленный в матче с «Томью»
11-метровый на это никак не повлиял. Впрочем, в дальнейшем пенальти Алексей бил
уже без промаха. Когда же в августе с травмой слег Жедер, главный тренер
подмосковного клуба Владимир Вайсс вместо него капитаном команды назначил
Еременко. Итог — три мяча в четырех матчах, четыре голевые передачи и первое
признание на исторической родине.

ОДНАЖДЫ С ТРЕНЕРОМ ПОДРАЛСЯ В РАЗДЕВАЛКЕ

— Стоило Вайссу вручить вам капитанскую повязку, как вы тут же выдали ударный
отрезок. Или это совпадение? — спрашиваю Еременко, который в эти дни находится в
тренировочном лагере сборной Финляндии.
— Конечно, такое доверие ко многому обязывает. Не мог я тренера… как это
по-русски?

— Подвести?
— Точно. Решение Вайсса удивило. В «Сатурне» я всего полгода, да и ребят
постарше у нас хватает. Спросил, почему он выбрал именно меня. «Когда хорошо
играешь ты — хорошо играет вся команда», — прозвучал ответ. Приятно слышать, но
после этих слов понимаешь, что в каждом матче выкладываться должен больше, чем
на сто процентов.

— Теперь, с уходом Жедера в «Спартак», останетесь капитаном до конца сезона?
— Надо у Вайсса спросить. Думаю, пока я со своими обязанностями справляюсь
неплохо.

— А ведь несколько месяцев назад после какого-то матча в Раменском главный
тренер «Сатурна» так на вас в раздевалке кричал, что слышно было в «смешанной
зоне». Чем вы его рассердили?
— Это когда 0:0 с «Амкаром» сгоняли? Да, произошел у нас маленький конфликт.
Сыграл я слабо, недовольство тренера было объяснимо. Он пошумел, я тоже не стал
отмалчиваться. Захлестнули эмоции. Позже извинился. Однако следующий матч, на
Кубок со «Спартаком», до 75-й минуты наблюдал со скамейки запасных.

— Как вообще работается со словаком?
— Вайсс сам играл еще недавно, потому тонко чувствует психологию футболистов.
Для него мы не роботы, а живые люди. С ним легко в общении. Он не из тех
тренеров, которые мнят себя Господом Богом.

— Попадались на вашем пути и такие?
— На второй мой сезон в «Лечче» клуб возглавил Бальдини. Неприятный тип.
Чересчур высокомерный. К счастью, в команде он продержался недолго. А в
Финляндии однажды я с тренером даже подрался.

— Из-за чего?
— В ХИКе это было, лет пять назад. На предсезонке проводили товарищеский матч на
гаревом покрытии. Я не фан таких полей. О чем и сообщил в раздевалке тренеру,
когда в перерыве он начал предъявлять мне какие-то претензии. Тот неожиданно
завелся, схватил меня за грудки. Пришлось за себя постоять.

— Ну и кто кого?
— Разняли… Я был очень зол. Сорвал футболку, хлопнул дверью и сказал, что ноги
моей больше в ХИКе не будет. Ничего, через два дня помирились.

— Штрафом отделались?
— Нет, тренер же на меня первый с кулаками полез.

— А еще говорят, будто финны — сама невозмутимость.
— Правильно говорят. Вот только тренировал ХИК тогда англичанин…

— Кого из тренеров вспоминаете с особой теплотой?
— Земана. Не в том дело, что при нем я стабильно играл в «Лечче». В футболе для
Земана секретов, похоже, не существует. Он мужик прямой. Всегда говорит что
есть, ко всем игрокам относится одинаково, не важно — 18 тебе лет или 30.

— Где он сейчас?
— Опять в «Лечче». Немножко мы с ним разминулись. Земан расспрашивал обо мне
моего итальянского агента. Интересовался, можно ли меня вернуть. Агент объяснил,
что это нереально.

— Слишком дороги вы для «Лечче»? Или не рветесь никуда из «Сатурна»?
— И то и другое.

— Войцех Ковалевски рассказывал, что во всех его польских клубах драки между
игроками на тренировках были явлением обыденным. Вы с этим встречались?
— А как же! Везде — и в Финляндии, и в Италии, и в России. Чаще всего стычки
вспыхивают на тренировках, если кто-то неудачно выполнит подкат и вместо мяча
попадет в ногу. У меня лично до мордобоя не доходило. Я же футболист, а не
боксер. Так, потолкаемся чуть-чуть, обматерим друг друга, но уже в раздевалке
вспоминаем об этом с улыбкой.

— Как на все реагирует начальство?
— Нормально. Настрой подобный о чем говорит?

— О чем?
— О том, что игроки неравнодушны к делу! Что же тут плохого? Главное, чтобы
никто никого не покалечил.

С ОТЦОМ ВЫГЛЯДИМ, КАК БРАТЬЯ

— Вы производите впечатление человека, у которого что в уме — то и на языке.
Жизнь это осложняет?

— Действительно привык говорить, порой не заботясь о последствиях. В Финляндии
после неудачного матча, бывало, рубанешь в сердцах правду-матку, утром
открываешь газету и думаешь: «Зачем ляпнул?»… Страна маленькая, все
футболисты на виду, ни одно неосторожное слово не остается незамеченным. Там из
любой мелочи готовы раздуть скандал. На себе испытал.

— Например?
— Прошлой осенью после матча финской сборной отправились с компанией в ресторан.
Выпили маленько. Потом за руль «Мерседеса» я посадил свою девушку. Она тоже была
навеселе. По дороге домой на скользком от дождя асфальте врезались в столб.
Никто не пострадал, но не было в Финляндии газеты, которая не написала бы об
этой истории. В итоге на одну игру меня вывели из состава сборной. Это стало
уроком. Хоть и говорят, что учиться надо на чужих ошибках, пока сам шишки не
набьешь — ничего не поймешь.

— Некоторые легионеры называют российский футбол грязным. А вы как считаете?
— По-моему, сгущают краски. Да, играют в России жестко, но не видел, чтобы
кто-то в кого-то плевался или вел себя откровенно по-хамски. Как ни странно,
даже матом на поле у нас ругаются меньше, чем в Финляндии и Италии! Или я не все
понимаю по-русски?

— Многие отмечают, что если раньше вы крайне неохотно расставались с мячом,
то в последних матчах его не передерживаете. С чем это связано?
— Поначалу в «Сатурне» я действовал в нападении. Там можно поводиться,
пофинтить. А во втором круге Вайсс перевел в центр полузащиты, где стараюсь уже
больше играть на партнеров.

— Как поживает ваш младший брат Роман? В Россию следом не собирается?
— Нет, надеюсь, проявит себя в Италии. Ромке 19 лет, в этом сезоне отыграл уже
за «Удинезе» три матча на Кубок. В клубе на него всерьез рассчитывают.

— А в сборной Финляндии?
— Пока он в молодежной. 3 сентября на ее игру со сборной России вырвусь
обязательно (разговор с Еременко состоялся перед этим матчем. — Прим. СЭ.)

— Чем отец занимается?
— Родители в Финляндии открыли небольшой фитнес-центр. Параллельно папа работает
в клубе второго дивизиона. Он там играющий тренер.

— Неужели до сих пор играет?! Сколько ж ему годков?
— В январе 43 стукнет. Уже не знаю, кто из нас раньше с футболом закончит…
Отец профессионал, каких поискать. Никогда не позволял себе ничего лишнего.
Строго за питанием следит. После игры — непременно бассейн, массаж. В отличие от
меня постоянно бегает кроссики. Я-то их с детства не выношу. Теперь и мама к
нему присоединилась. Каждый день вдвоем наматывают по десять километров. Папа
кажется значительно моложе своих лет. Иногда нас братьями называют. Причем меня,
когда небрит, старшим, представляете? Вайсс, столкнувшись с отцом на базе
«Сатурна», обронил то ли в шутку, то ли всерьез: «Да он выглядит лучше, чем ты!»

— Когда отец приезжал к вам?
— Заскочил в середине августа на три дня. На игру не попал, но побывал на нашей
базе в Кратове, с тренером пообщался. Благодаря спутниковой тарелке дома отец не
пропускает ни одного матча «Сатурна».

— Как, интересно, он относится к вашим многочисленным татуировкам?
— Спокойно. Правда, увидев новое тату, ворчит: мол, пора бы уже
остановиться. А мне нравится.

— При переходах в другой клуб с отцом советуетесь?
— Разумеется.

— Тем не менее в 2004-м это не помешало вам отправиться в скромный «Лечче»,
тогда как он рекомендовал подписать контракт со «Спартаком».

— Я же не в Японию уехал, а в серию А. И ничуть не пожалел. Для футболиста это
бесценная школа.

— Отъезд в «Сатурн» он одобрил?
— Одобрил. После ухода Земана играл я редко, и нужно было сменить обстановку.
«Сатурн» — подходящий вариант.

— В деньгах выиграли?
— Да. В Италии лишь клубы калибра «Милана» и «Ювентуса» могут позволить себе
жить на широкую ногу. В маленьких командах вроде «Лечче» заработки невелики.
Российским клубам в этом смысле они не конкуренты. «Спартак» тоже ведь предлагал
контракт гораздо выгоднее, чем «Лечче».

ПРИКЛЮЧЕНИЙ НЕ ИЩУ

— Какие из ваших давних представлений о российской жизни уцелели за эти полгода?
— Родители перебрались в Финляндию, когда мне было семь лет. И о моем
московском детстве нынче напоминают разве что трамваи. Такие же, как прежде. В
остальном все сильно изменилось. Печально, что за границей нашу страну
показывают в невыгодном свете. По телевизору сплошь криминальная хроника,
взрывы, Чечня. У иностранцев создается впечатление, что от России следует
держаться подальше. Пытаюсь убедить их не верить этим страшилкам.

— Удается?
— По-разному. На днях у меня гостили друзья из Финляндии. Москва привела их в
неописуемый восторг. Обещали приехать снова. Так что все полезно увидеть своими
глазами.

— К чему кроме пробок оказалось трудно привыкнуть?
— За рубежом жизнь более размеренная. А у нас вечно все куда-то бегут с мрачными
физиономиями. Спустился раз в метро. Ну и давка там была! Меня внесли и вынесли
из вагона. Угораздило в тот вечер надеть белые туфли. На улицу вышел в черных…

— Вы пожили в разных странах. Где было наиболее комфортно?
— В России. Честно. Все-таки я больше русский, чем финн. Здесь окончательно это
понял. Не исключаю, что так и осяду в Москве.

— Много у вас в России родственников?
— Во Владикавказе — бабушка по линии мамы, в Новочеркасске — бабушка по линии
отца. Летом она приезжала на матч «Сатурна» в Ростов. А вот осетинскую родню,
каюсь, давненько не навещал.

— Вы свободно говорите на шести языках — русском, английском, финском,
шведском, французском и итальянском. А думаете на каком?

— На русском. Но во время интервью фразы удобнее строить на шведском. Его знаю
лучше всего. В школе он был основным языком.

— Почему?
— В городке Пиетарсаари на западном побережье Финляндии, где живет наша семья,
60 процентов населения — шведы.

— Книжки тоже на шведском предпочитаете?
— Либо на английском. По-русски читаю очень медленно. А писать практически не
умею. Русская грамматика для меня сродни ребусу.

— Хорошо столько языков знать. Нигде не пропадешь.
— Согласен. С другой стороны, иногда от этого винегрета голова идет кругом.
«Микшируешь» слова, вставляя их к месту и не к месту… Кстати, весной в ходе
беседы с болельщиками на сайте «Сатурна» мне задали, пожалуй, самый чудной
вопрос в жизни: «Любите ли вы петь караоке на финском языке?»

— И что ответили?
— Петь не люблю. На финском и подавно.

— Как-то вы признались, что сталкивались с расизмом. Где?
— В школе чего только в свой адрес не наслушался! На финна-то совершенно не
похож. Для них я был и останусь русским, хоть и паспорт финский имею, и за
сборную играю. Может, это не расизм, но с их стороны определенная сдержанность в
отношениях присутствует по сей день. И это одна из причин, по которой в будущем
могу обосноваться в России.

— У отца аналогичная ситуация?
— Нет. В Пиетарсаари его очень уважают. Там проживает много шведов. А они не
такой холодный и самодостаточный народ, как финны. Разница между этими северными
соседями, что и говорить, колоссальная. Оттого они, мягко говоря, недолюбливают
друг друга.

— Не жалко, что заиграны за сборную Финляндии?
— Проскальзывают такие мысли, особенно когда в финских газетах на меня ни с того
ни с сего выливают кучу дерьма. Если в Москве затеряться просто, то в Финляндии
следят за каждым твоим шагом. Спрятаться некуда. Поэтому решил, что приезжать
туда буду в сборную и к родителям. А в Хельсинки больше ни ногой. Отдыхать нужно
там, где ты никому не интересен.

А возвращаясь к вопросу — не скрою, хотелось бы играть за родную страну. Но,
когда получал финский паспорт, никто не знал, как сложится моя карьера, будет ли
шанс попасть в сборную России. Тогда все это казалось чем-то из области
фантастики. Ладно, прошлого не вернешь…

— По Москве по-прежнему на такси передвигаетесь?
— Нет. Надоело. В таком огромном городе удобнее иметь свою машину.

— У вас какая?
— «Порше».

— Зачем вам автомобиль стоимостью сто тысяч евро?
— Ну, положим, столько новый «Порше» стоит, а у меня — 2002 года выпуска. Обожаю
спортивные модели. Быстрые, маневренные. У меня и в Италии спортивный «Мерседес»
был.

— Наверное, лихачите?
— Что вы! 120 км/ч для меня предел. Мотор позволяет вдавить педаль газа в пол и
разогнаться до 250, но зачем искать приключений на собственную голову? Вышел уже
из этого возраста.

— Правда, что однажды вашу машину не пустили на базу «Сатурна»?
— Да, у нашей охраны в Кратове и мышь не проскочит. Есть пропуск на автомобиль —
милости просим. Нет — до свидания. Пока специальную бумагу с разрешением не
получил, заехать на территорию базы не мог. Я не в обиде. У каждого своя работа.

— Из Кузьминок поближе к центру перебраться не планируете?
— Квартира там отличная. А район, скажем так, специфический. Бомжи, алкоголики,
прочие сомнительные личности… Зато до базы недалеко.

— В Москве бобылем живете?
— Ага. В Финляндии осталась подруга, в институте учится. Приезжала ненадолго в
Москву. Но скорее нас можно назвать друзьями.

— Порядок в квартире сами поддерживаете?
— Домработница. Не люблю мыть посуду, убираться, гладить. Готовить умею, но,
когда живешь в одиночестве, настроение стоять у плиты появляется нечасто. Проще
в ресторан сходить.

— Не грустно возвращаться в пустую квартиру?
— Привык. Конечно, хочется прийти вечером домой и увидеть, что тебя там кто-то
ждет. Отец, например, рано женился, в 18 лет. А я свою судьбу, видимо, пока не
встретил.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
25 июня 2017, воскресенье
24 июня 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Сборная снова облажалась. Кто виноват?
Архив →