Виталий Мутко: от первой игры зависит многое, но не все
Текст: «Чемпионат»

Виталий Мутко: от первой игры зависит многое, но не все

В своем интервью глава РФС вновь подтвердил полное доверие Гусу Хиддинку, рассказал о бюджете возглавляемой им организации и объяснил, почему именно в 2012 году от сборной России реально ждать «золота» чемпионата Европы.
6 сентября 2006, среда. 12:57. Футбол
Сегодня в 19.00 на стадионе «Локомотив» испанский арбитр Мехуто Гонсалес даст стартовый свисток, и сборная России начнет отборочный цикл к чемпионату Европы-2008. Первый цикл с иностранным тренером Гусом Хиддинком и первый полный цикл под руководством президента Российского футбольного союза Виталия Мутко, за который он несет полную ответственность. Накануне стартового матча со сборной Хорватии президент РФС Виталий Мутко дал интервью корреспонденту «Времени новостей», в котором вновь подтвердил полное доверие Гусу Хиддинку, рассказал о бюджете возглавляемой им организации и объяснил, почему именно в 2012 году от сборной России реально ждать «золота» чемпионата Европы.

- Виталий Леонтьевич, для вас этот отборочный цикл будет первым полным в качестве президента Российского футбольного союза. Есть предстартовое волнение?
- Конечно, есть. Я живой человек, и конечно волнуюсь. Хотя бы потому, что в отличие от простого болельщика слишком хорошо знаю ситуацию, слишком хорошо осведомлен, что у нас происходит в российском футболе. Но сверхволнения нет. Те ростки результатов, которые у нас появились, говорят о том, что мы на правильном пути. Я имею в виду успехи в клубном футболе, где ЦСКА год назад выиграл Кубок УЕФА, а сейчас две наши команды представлены в Лиге чемпионов, растущий клубный рейтинг, а также успех юношеской сборной, выигравшей чемпионат Европы. Может быть, слишком быстрых успехов от сборной мы и не вправе ожидать. Но я вижу, что у нас есть 20-25 игроков очень высокого уровня, а также высококлассный тренер, с которым мы говорим на одном футбольном языке. У нас с Хиддинком одинаковые взгляды на развитие российского футбола, и я очень удовлетворен его работой за прошедшие два месяца. Он очень много времени уделяет российскому футболу, встречается, анализирует, думает. Так что все это дает повод с оптимизмом смотреть на матч с Хорватией. Но первая игра - это всегда первая игра. Это старт, это волнение. От нее очень многое зависит. Многое. Но не все.

- Из общения с Гусом Хиддинком складывается впечатление, что на данном этапе для него главное - построить команду. Для вас главное - результат. Здесь нет противоречия?
- Я уже говорил, что мы с Хиддинком едины в оценках. Не будет результата от матча к матчу, не получится общего результата. Но я его понимаю: он хотел бы привить команде собственное видение футбола, придать ей убежденности, уверенности в себе. Хиддинк видит всю дистанцию отборочного турнира. Играя с Хорватией, он уже держит в уме матчи с Эстонией, Израилем, Македонией... Вы же помните, мы в прошлом цикле потеряли самые важные очки во встречах не с сильными соперниками, а с теми, кого принято называть середняками.

- Вы как-то сказали, что обсуждение вопроса премиальных с игроками сборной у вас заняло ровно три минуты. Вы готовы сейчас обнародовать эти условия?
- Не думаю, что это так уж важно. Могу сказать одно: все материальные вопросы, от экипировки до вознаграждений, решены. Я не могу сейчас взять и за три недели построить базу. Но те вопросы, которые мы можем решить, решены. Все материальные требования и просьбы Хиддинка выполняются неукоснительно. Тем более что просит он не лично для себя, а для общего дела.

- С финансовой точки зрения выход в финальную часть чемпионата Европы важен для Российского футбольного союза?
- Финансовый результат, экономическая выгода от чемпионата Европы для нас никакого значения не имеет. Да, это дополнительные 7-8 млн долл. Сумма приличная, но не критичная для нас. Мы за прошедший год серьезно разобрались с финансовыми делами. Вся экономическая политика, которую вели прежние руководители, изменена. Раньше все коммерческие права отдавались какой-то одной компании вплоть до 2014 года, которая должна была облагодетельствовать РФС. Мы изменили эту практику. Сейчас бюджет Российского футбольного союза составляет 23 млн долл. против 9 млн, что было раньше. Задача на будущий год - поднять его до 35 млн. Плюс участие наших партнеров, привлекаемых не через РФС. Это Национальная академия футбола, "Связьинвест", Сбербанк, Внешторгбанк, ряд физических лиц. В целом получится около 50 млн долл. В принципе надо больше - 70-80 млн долл. У нас много амбициозных проектов: строительство полей, увеличение количества стипендий детским тренерам, повышение материальной базы, строительство базы для национальной сборной, создание шести национальных футбольных центров.

- Все это за счет привлечения новых спонсоров?
- Конечно, некоторую помощь должно оказать и государство. Мы сейчас имеем поддержку от президента России. Вы знаете, что президент принимал нашу юношескую сборную, одобрил нашу программу строительства стадионов. Есть поддержка со стороны правительства. Медведев Дмитрий Анатольевич нам помогает, участвует в наших проектах. Это все позволяет находить новых партнеров, спонсоров. Но мы хотим стать и соучастниками программы развития спорта в нашей стране. Все-таки там 106 млрд руб. по 2015 год. И я думаю, что мы могли бы из этих денег построить десяток стадионов для клубов премьер-лиги и первого дивизиона, взять на строительство центров подготовки, немного на науку, медицину. Я буду об этом говорить в ближайшее время с Фетисовым. Все-таки национальные федерации должны быть участниками этой программы.

- Но вернемся к финансовым делам РФС. Российский футбольный союз сейчас вернул себе коммерческие права, которые еще в прошлом году принадлежали третьим лицам?
- Да, в этом плане все в порядке. Матч с Бразилией мы проводили сами, матч с Латвией тоже. Сами организовывали телевизионные трансляции. Там ведь существовали нюансы. Вот меня избрали президентом общественной организации на пять лет, то есть до 2010 года. Я считаю, что могу заключать коммерческие контракты, отдавать права, только на этот срок, и только с согласия исполкома. Может быть, вслед за мной придет другой человек, более умный, будет другой исполком, с другим видением ситуации и другими возможностями. Почему тогда я, даже имея такую возможность, должен заключать контракты вплоть до 2030 года? А то получилось, что в последний момент перед приходом новой администрации РФС и нового руководства кто-то взял и продал все права на длительный срок. И что вышло? Ни один общедоступный телеканал не имеет права транслировать финал Кубка России! Хорошо, что в этом году еще как-то договорились, но теоретически могли и не договориться. Или что хорошего в том, что я не мог заключить ни одного контракта без некой компании-посредника, которая находится в Австрии? Приходит ко мне человек, говорит: я хочу стать партнером РФС. А я ему в ответ? Давайте поезжайте в Австрию и там спрашивайте разрешение?

- Вы также прервали сотрудничество с Футбольным туристическим агентством (ФТА), которое занималось реализацией билетов на матчи сборной.
- Билеты кто-то должен продавать в любом случае. Либо мы сами, либо приглашенный профессиональный агент. Просто нам не нравилось, как шло наше сотрудничество с ФТА. В частности, в матче с Бразилией. Сейчас мы решение многих вопросов стараемся взять на себя. По доходам от коммерческих прав РФС находится где-то в первой пятерке среди футбольных федераций других стран Европы. Но у всех большая часть дохода получается за счет продажи билетов. Я недавно общался с президентом испанской федерации. У них бюджет - 40 млн евро. 30 млн из них они получают за счет билетов на матчи сборной. Понятно, что у них другие цены. Но вот сейчас получается, что мы арендуем стадион у «Локомотива». Билеты на сектора продаем сами. А вот доходы от продажи билетов в ложи получает «Локомотив». То есть мы терпим убытки. Так что мы как-то должны решать вопрос со стадионом, где сборная на своих матчах будет полноправным хозяином.

- То есть РФС все-таки будет строить свой стадион?
- Юрий Лужков уже подписал распоряжение о выделении нам под стадион земли в районе Ботанического сада. Правда, земля обременена различными проблемами - там много самостроя, самозахвата, и надо решать еще и эту проблему. Но к вопросу о стадионах надо подходить взвешенно. Он должен рассматриваться в контексте с возможностью приглашения в нашу страну финальной части чемпионата Европы 2016 года. Мы сейчас работаем над техническим заданием, в котором определяем, сколько нужно городов, стадионов, способных принять такие матчи. Так что мы этот стадион рассматриваем не только как арену исключительно для сборной. Что мы имеем на данный момент? В Санкт-Петербурге стадион будет готов к 2009 году, значит, за него мы спокойны. В Москве ЦСКА начинает разбирать стадион на Песчаной улице и будет строить там арену на 25-28 тыс. зрителей, то есть там можно будет проводить только матчи в группах чемпионата Европы. Ждем, когда со стадионом «Динамо» определятся. Сейчас они предлагают концепцию развития Петровского парка, но нам надо четко понимать, что там будет с футбольной ареной и как. «Спартак» должен начать строительство стадиона. Так что нам со своим стадионом что-то решать в контексте со всеми этими проектами. Окончательное решение будет к концу года.

- Также к концу года вы планируете определиться и с базой для сборной.
- В течение трех месяцев мы подыщем земельный участок и возьмем его либо в долгосрочную аренду, либо в собственность РФС. Сейчас подбираем проектную организацию, которая приступит к проектированию технического задания. Согласуем проект с Хиддинком - это уже после игры с Хорватией, сейчас мы его не отвлекаем. К концу года проект будет готов, с начала следующего будем строить и за полтора года должны закончить. Базу юношеских сборных в Бронницах уже начали строить. Обойдется она нам в 1,5 млн долл. 400 тыс. из них нам дал УЕФА. В Сочи мы уже закончили базу и планируем там готовиться к матчу с Македонией, чтобы погодные условия не помешали команде.

- Вы упомянули про чемпионат Европы 2016 года, заявку на который наша страна, возможно, отправит. Какие еще международные соревнования РФС планирует пригласить Россия?
- У нас сейчас закончился чемпионат мира среди девушек. Затратное мероприятие. Казалось бы, зачем он вообще нам нужен? У нас что, так популярен женский футбол? Я мог отказаться от него, когда пришел в РФС. Но мы пошли на эти затраты, чтобы показать, что у нас что-то есть. Вот они приехали из 15 стран и были удивленны тем, что, оказывается, в России есть отели, что есть стадионы с достаточно приличными полями. Для них откровением даже было, что у нас автобусы есть и горячая вода в раздевалках. И вот теперь в 15 федерациях увидели, что мы можем проводить турниры высокого уровня. Теперь думаем пригласить какой-нибудь юношеский чемпионат. И тот самый чемпионат Европы-2016. Только показывать надо уже не макеты из папье-маше, а реальные стадионы.

Также мы сейчас претендуем на финал Лиги чемпионов либо 2008, либо 2009 года. Приезжала комиссия УЕФА. Мы все им представили, все гарантии дали: цены в отелях зафиксировали - через два года они будут такими же, как и сейчас, места забронировали. Обещали, если нужно, в «Лужниках» заменить искусственный газон на натуральный. Короче, все гарантии, которые можно, мы им предоставили. Уезжали они в полном восторге. Говорили, что все, точно: финал проводим у вас. Так что нам помешать могут только какие-то закулисные игры. Там же в УЕФА выборы скоро, и не исключено, что начнется: вот вы проголосуйте за нас, тогда мы за вас, ну и всякая дипломатия такая.

- Но все равно кто-то должен лоббировать интересы России в УЕФА или в ФИФА.
- Мы сейчас ввели в различные комитеты ФИФА и УЕФА 11 человек. Вместо тех трех, что там были ранее. Я же для себя решил - вот вошел в один комитет ФИФА по технической политике, и все, до 2008 года ни в какие комитеты ФИФА и УЕФА входить не собираюсь. Пусть господин Колосков доработает свой срок за себя, а я за это время здесь в России делами займусь.

- Вас часто критикуют за частую смену людей на ключевых постах.
- Кадров, да, не хватает. Менял и буду менять. Буду пробовать и приглашать, пока не найду нужного человека на нужное место. Я же не «Газпром» возглавляю, чтобы пятьдесят человек привезти в Москву, купить им квартиры. Я бы сейчас хотел, допустим, из Екатеринбурга взять человека и пригласить. Но я понимаю, что, приглашая сотрудника в Москву, я не только должен платить ему приличную зарплату, но и арендовать ему очень приличную квартиру. Сколько стоит аренда в Москве, все примерно знают - это очень приличные деньги. Нам сейчас надо сосредоточиться на том, чтобы зарабатывать, так как расходы у РФС достаточно большие. Как я уже говорил, надо строить базу, офис, стадион. Но не я же к этому привел РФС. Если бы началось все меняться лет пять назад, у нас бы были сейчас совсем другие результаты. Не надо раньше. Но пять лет назад экономика страны уже была в том состоянии, которое помогло бы футбол поднять. Не я бы пришел, кто-нибудь другой пришел, но реформы должны были начаться уже тогда.

- Но вернемся к тому, с чего начинали, - к сборной России. Вы представили программу развития футбола. Кто-то ее читал, кто-то нет, но все обратили внимание на единственный пункт - сборная России должна стать чемпионом Европы в 2012 году. Понятно, что это цель, ориентир, который в любом случае должен быть. Но почему именно 2012 год? Почему, скажем, не 2016 или не 2020 год?
- Вы правы, 2016-й или 2020-й более реалистичны. Я думаю даже, может быть, и действительно стоит отодвинуть эту цель в программе на 2016 год, когда она будет представлена на конференции РФС. Откуда берется эта дата? Три года нам понадобится на восстановление материально-технической базы. Мы планируем в 80 регионах страны построить центры футбола. Этот типовой проект уже существует. В него входят четыре поля и корпус. В этих центрах работают по 12-14 тренеров, которые от РФС получают вторую зарплату - тысяч десять рублей сверху. Именно на этих региональных центрах будет строиться система соревнований и селекция. Именно в эти центры мы эгоистично будем направлять все финансовые потоки. На это я отвожу три года. Один уже прошел, так что к 2008 году это должно быть сделано. Самую старшую сборную на этой основе мы можем сформировать из футболистов 1992 года рождения. Семь лет нужно, чтобы вырастить одно поколение футболистов. Получается как раз 2015-2016 год.

Но в то же время почему мы должны ставить крест на нынешнем поколении? Посмотрите на нашу молодежную сборную. Почти все ее игроки входят в основные составы клубов премьер-лиги, кто-то уже в Лиге чемпионов играет. Так что? Мы им сейчас заявим, что ничего они в этой жизни не выиграют? Или вот у нас юношеская сборная 16-летних стала чемпионами Европы. Да, я реалист и могу сказать, что те же испанцы или немцы смотрелись посильнее наших, и вообще пару матчей мы вытянули только на характере. Да, мы видим, что только человека три-четыре из этой сборной могут реально прогрессировать дальше. Но почему мы должны ставить крест и на них?

Но не надо забывать и о сегодняшнем дне. И я уверен: нам надо пройти без потерь два подряд отборочных цикла, попасть в финальные турниры чемпионата Европы и первенства мира, и тогда Россия вновь станет футбольной державой.
Источник: Время новостей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →