Владислав Радимов: После истории с Быстровым решил отказаться от капитанско
Текст: «Чемпионат»

Владислав Радимов: После истории с Быстровым решил отказаться от капитанской повязки

В "Зените" неспокойно. Сенсационная продажа Владимира Быстрова в "Спартак". Конфликт Быстрова и Властимила Петржелы, выплеснувшийся на страницы газет. Шокирующая демонстрация Андрея Аршавина, который подчеркнуто не радовался трем своим голам в матче с "Амкаром".
5 июля 2005, вторник. 09:59 Футбол

В «Зените» неспокойно. Сенсационная продажа Владимира Быстрова в «Спартак». Конфликт Быстрова и Властимила Петржелы, выплеснувшийся на страницы газет. Шокирующая демонстрация Андрея Аршавина, который подчеркнуто не радовался трем своим голам в матче с «Амкаром». Слухи о распродаже лидеров команды — в первую очередь самого Аршавина…

Футбольный Петербург охватило, как пел культовый питерский музыкант Юрий Шевчук, «предчувствие гражданской войны». О том, насколько оно обоснованно, обозреватель «СЭ» Игорь РАБИНЕР вчера утром на протяжении часа говорил с капитаном «Зенита».

— Что означал ваш жест после третьего гола Аршавина в ворота «Амкара», когда вы схватили его за лицо? Хотели таким образом все-таки заставить партнера выразить радость?


— Нет. Аршавин здорово сыграл в этом моменте, и я его стукнул, что называется, любя. После чего сказал: «Шава, ты гений!»

— Выглядело это, по правде говоря, не столь благостно.

— Резкость жеста была вызвана эмоциями. Мы давно не выигрывали — пора было. А тут еще Аршавин забивал такие мячи!

— Он не только забивал, но и не радовался этим голам, объяснив позже свою реакцию в интервью «СЭ» несогласием с продажей Быстрова. Как относитесь к этой аршавинской демонстрации?

— Если честно, лично я против этого. В футбол все-таки играет команда, и, когда она забивает, радоваться надо если не за себя, то хотя бы за нее. Впрочем, Аршавин, как и любой другой, имеет право на свою точку зрения, и осуждать его за происшедшее никто не будет.

— А как прокомментируете ситуацию, которая вызвала к жизни демарш Аршавина? Кто, по-вашему, прав в конфликте игрока и тренера — Быстров или Петржела?

— Полагаю, вину они должны разделить. Фраза Петржелы в печати, что Быстров не будет прогрессировать, конечно же, некорректна. Публично ее произнеся, тренер, думаю, был не прав. С другой стороны, самому Быстрову, что бы там Петржела о нем ни сказал, надо было сначала позвонить тренеру и поговорить с ним, а потом уже принимать какие-то решения. В этом случае он выглядел бы гораздо симпатичнее, согласны? Но он промолчал. Правда, с ребятами Быстров попрощался. Пригласил всех после матча с «Амкаром» в ресторан, сказал всем «спасибо».

— Тренеры там были?

— Нет. Не знаю, совпадение это или нет, но все-таки при этом тренере Володя дорос до игрока сборной России. И продали его, на всякий случай, пусть не обижаются «Терек», «Томь» или «Алания», не в эти клубы, а в «Спартак», который ставит высокие цели. Виноват в случившемся и я, причем в немалой степени. Как капитан, мог действовать решительнее и оперативнее, чтобы погасить конфликт между игроком и тренером. Уход Быстрова подтолкнул меня к решению, о котором думал давно: сложить с себя полномочия капитана «Зенита». Чувствую, что команде сейчас нужна встряска — как в 2003 году, когда капитаном вместо Алексея Игонина сделали меня. Отдаю себе отчет, что теперь пришел мой черед.

— Кого видите своим сменщиком?

— Возможно, Аршавина. Хотя о некоторых вещах, полагаю, Андрею не стоило бы высказываться публично.

— Вы хотите сказать, что ситуацию с уходом Быстрова «прозевали»?

— Не то чтобы я совсем ничего не делал — но, видимо, этого было недостаточно. Когда только пошли слухи о возможном уходе Быстрова в «Спартак», разговаривал по телефону и с ним самим, и с Аршавиным. Говорил: «Не надо спешить с подписанием контракта — это можно сделать в любой момент до 31 августа, когда заканчивается период дозаявок. Не важно, что клубы договорились, можно сказать: „Я не хочу, и все“. Так бы и произошло, если бы Володя действительно не хотел.

Тогда Быстров мне ответил: „Ничего не подписывал. И пока не собираюсь“. Договорились встретиться и поговорить на базе. Разговор был, если не ошибаюсь, в четыре. В пять была тренировка — и тут Аршавин говорит, что в шесть Володя уже подписывает контракт со „Спартаком“. Словом, не было времени поговорить с Петржелой и уладить ситуацию. В команде есть футболисты, которые могли бы это сделать, — я, Аршавин, Спивак, Горшков. Этого бы хватило. За те годы, что я носил в „Зените“ капитанскую повязку, ситуации возникали разные, и чаще всего мы их сглаживали. Как, например, во время предсезонки со мной и Спиваком. Но тут обе стороны поторопились. И мое мнение таково: в дальнейшем все пожалеют о том, что Быстров ушел. „Зенит“ тоже, хотя в меньшей степени, а Володя в большей. Ему не будет хватать общества тех друзей, которых он здесь приобрел.

А еще я категорически не согласен с его решением дать резкое интервью в „СЭ“ после ухода из „Зенита“ и тем самым взорвать обстановку в команде.

— А она взорвалась?

— Безусловно. Сейчас, после ухода Быстрова и его интервью, в команде не все нормально. Все взвинчены, и даже крупная победа со счетом 5:1 впервые за время моего пребывания в „Зените“ не вызвала настоящего удовлетворения. Остался горький осадок, и связано это именно с ситуацией вокруг Быстрова.

К Володе тем не менее отношусь очень хорошо. Никто не даст соврать: я помогал ему с момента его появления в команде. Десятки раз мы общались вне поля. Он открытый и искренний человек. Хоть я и обиделся на Быстрова за то, что взорвал ситуацию в команде, его уход не повлияет на наши личные отношения. Мы останемся друзьями. И с моральной точки зрения, считаю, нам Быстрова будет не хватать.

— А со спортивной?

— Время покажет. Посмотрим, кого купят на его место. Что же касается финансовой точки зрения, то думаю, что клуб поступил правильно. 4 миллиона евро за футболиста, который, если быть объективным, не факт, что заблистает в новой команде, — очень хорошие деньги.

— Как относитесь к разговорам, что после попадания на чемпионат Европы Быстров зазнался?

— Думаю, это слишком сильное слово. Как человек он остался таким же. Другое дело, что ему надо больше работать над собой. Быстрову все легко дается, и, не в обиду будет сказано, он немного недорабатывал. Тренировка заканчивалась — и сразу уходил с поля. В этом смысле, скажем, Денисов в нынешнем году выглядит предпочтительнее. Это сказывалось и на результатах. Володя играл, по сути дела, крайнего нападающего — и при всем его таланте за два года с прострелов Быстрова „Зенит“ забил всего один мяч.

— Как вы думаете, не затаил ли Петржела обиду на Быстрова за то, что тот не забил верный мяч в решающем прошлогоднем матче с ЦСКА?

— Нет, это исключено. Тем более что в этом году как раз в игре с ЦСКА Быстров исправился, забив армейцам победный гол.

— На пресс-конференции после матча с „Амкаром“ Петржела заявил, что „команда была очень зла из-за публичных высказываний Быстрова“. Это преувеличение?

— Думаю, лучше всего было бы вообще уйти от разговора на эту тему. Лично я зол на Быстрова только за то, что он взорвал обстановку в команде, и в разговоре с Володей прямо ему об этом сказал. Он согласился. Не надо было давать интервью. Все-таки ребята, с которыми он играл два с половиной года, тоже помогли ему стать хорошим игроком.

— А Быстров бывшим партнерам никаких претензий и не предъявлял.

— Это так. Но сама атмосфера в результате этого интервью пострадала. Взять ту же демонстрацию Аршавина и его высказывания в защиту Быстрова. Вчера еще было интервью Спивака, который после игры сказал: „Быстров не прав“. Уже две разные точки зрения! Надо же понимать, что футболистам еще вместе играть. Моя критика сводится только к этому. В остальном я искренне желаю ему удачи. И не считаю, что „Спартак“ для Быстрова — шаг назад. Не думаю, правда, что это для него и огромный шаг вперед. Команда с амбициями — точно такая же, как и „Зенит“. В „Спартаке“, правда, Быстрову будет сложнее.

— А кто из игроков, помимо Аршавина, в конфликте Быстрова и Петржелы на стороне игрока?

— (Пауза) Не думаю, что стоит ставить вопрос именно так. Я вот, например, не на стороне как одного, так и другого. Потому и говорю, что не прав не только Быстров, но и Петржела.

— Публикация в питерской прессе о бурных похождениях Быстрова и Денисова на 20-летии последнего в ресторане „Лукоморье“ подлила масла в огонь?

— Пожалуй, да. Я тоже был на этом дне рождения, только ушел раньше описываемых событий. Думаю, в газете все преувеличено. Питер вообще такой город, где любят из мухи делать слона.

— После публикации Петржела не начал жестче относиться к ее „героям“?

— Нет. Обратите внимание: Денисов постоянно играет, никто его не „душит“. Да и Быстров регулярно выходил в стартовом составе.

— В Казани он появился на поле лишь на последней минуте.

— Да, верно. Но перед этим мы играли с „Москвой“, когда Володю заменили. Я тогда был травмирован, наблюдал за матчем с трибуны. Быстров сыграл неудачно, потерял много мячей. И с этой точки зрения вполне справедливо, что он не попал в состав на матч с „Рубином“. А обижаться на то, что выпустили на последней минуте… Ну так у нас есть другой пример — Олег Власов. Такого же возраста, как Быстров. В некоторых матчах выходил на замену за 15 минут до конца, и Петржела его даже обратно менял! Такие ситуации бывают у каждого. У меня в „Сарагосе“ — тоже. Ничего страшного.

— Быстров сказал, что Петржела изменился за последние годы. И с ним разговаривать перестал, и тренировки не проводит…

— Насчет того, что главный тренер не разговаривает именно с Быстровым, мне судить сложно. К каждому подход индивидуальный. А то, что тренировки Петржела не проводит — так это с первого дня его пребывания в „Зените“! Но если два года был результат, неправильно на третий год осуждать его за то же самое. Тут Володя, мне кажется, переборщил.

— А вообще Петржела не стал меньше общаться с игроками по сравнению с двумя предыдущими сезонами?

— Мне кажется, все осталось на прежнем уровне.

— А как команда реагирует на некоторые высказывания Петржелы? Кирицэ, например, он „может отдать бесплатно“. О Крижанаце: „Люди меняются, когда платят много штрафов“. О вас: „Я таких игроков выгонял из команды“. Боровичку он „одергивает, когда его заносит“. Но похоже, его самого прилично занесло.

— Не хотел бы обсуждать эту тему.

— А с тем, что его прошлогодние слова „конский футбол“ о ЦСКА повлияли на распределение медалей чемпионата, спорить будете?

— Читал фразу Газзаева — мол, ему не составило труда настроить команду на игру. Если Петржела эту фразу действительно произнес, она армейцев завела по-настоящему. Но вряд ли сыграла решающую роль. Мы уступили по игре.

— Не раз доводилось слышать, что к Боровичке в команде относятся лучше, чем к Петржеле.

— С Петржелой все чувствуют дистанцию, с Боровичкой — нет. С ним можно поговорить по душам, посмеяться. А особенно теплые отношения у него сложились как раз с Быстровым. Володя однажды давал интервью и оговорился: „На матче с Латвией были все мои родственники — мама, папа, брат, Боровичка...“ Тренер к нему как к сыну относился.

— Боровичку на проводы Быстров тоже не пригласил?

— Нет. Может, потому, что все было сразу после игры. Интересно, что Боровичка вел себя по отношению к Володе строже и жестче всех, но и любил больше других. И Быстров на его замечания не обижался.

— В конце прошлого года Аршавин в питерской прессе раскритиковал Петржелу за выживание из „Зенита“ местных воспитанников и приобретение посредственных иностранцев. Быстров сейчас утверждает то же самое.

— Не имею права осуждать главного тренера. По большому счету не имеет такого права и Аршавин. Тренер отвечает за результат, за покупки же главную ответственность несут руководители клуба — Трактовенко с Черкасовым. А футболист, каким бы талантливым он ни был и каким бы весом в коллективе ни обладал, не имеет права влезать в дела клуба, связанные с покупками. У каждого футболиста есть контракт, не нравится политика клуба — можешь его не подписывать.

С другой стороны, право высказаться имеет каждый. И если кому-то интересно мое мнение, мне тоже было бы симпатичнее, если бы в команде играло как можно больше питерских воспитанников. Болельщики, думаю, со мной согласятся. Недорезов, Лобов, Макаров, Николаев… Впрочем, если провести опрос среди бывших зенитовцев, не убежден, что многие жалеют об уходе. В частности, в „Луче-Энергии“ все питерцы имеют регулярную игровую практику. А здесь — далеко не факт…

— Покупки, может, обсуждать вы и не имеете права, но все больше говорят о том, что как Петржела, так и вся команда топчутся на месте. Оттого и сдает „Зенит“ свои позиции.

— Объективно говоря, в игре нам есть что разнообразить тактически. Но я не могу советовать главному тренеру: мол, сегодня мы должны действовать так и так. Не имею на это права. Хотя вот в матче с „Амкаром“ удивили соперника, сыграв не 4-4-2, а с двумя инсайдами. „Амкар“ к этому оказался не готов. В прошлом году с „Ротором“, уступая при 4-4-2 со счетом 0:2, перестроились на схему в три защитника и забили три мяча. Но в целом в смысле тактической гибкости нам действительно надо прибавлять. Думаю, что Петржела это и сам понимает. Недаром недавно он сказал, что хватит покупать дешевых игроков, пора приобретать дорогих. Лидеров.

— Рассуждений Петржелы о тактике я что-то не припомню.

— Может, это тоже изменится. Возьмем Валерия Газзаева. Перед ним надо снять шляпу. Все мы помним, как играл ЦСКА несколько лет назад — незрелищно, блекло, прямолинейно. А сейчас команда показывает совсем другой футбол. „Зенит“, конечно, не может себе позволить покупки уровня Карвалью — чтобы человек за 6 миллионов целый год адаптировался на скамейке. Представляю, что творилось бы на „Петровском“ и в питерской прессе, если бы такое произошло.

— В любом случае Газзаев смог перестроиться. А сможет ли Петржела — вопрос.

— Думаю, сумеет. Возможно, выход в зону УЕФА и неплохое достижение, но чтобы бороться за золото, надо что-то перестраивать.

— А он вместо этого провозглашает: „Зенит“ никогда не будет чемпионом». Поиск внешних врагов никогда не способствует самосовершенствованию.

— Безусловно. Некоторые слова Петржелы, мне кажется, надо воспринимать так: в одно ухо влетели, в другое — вылетели. Кое-что он говорит то ли на эмоциях, то ли ради красного словца… А может, от несовершенного знания русского языка не совсем верно оценивает, как будут восприняты его высказывания. Я же привык относиться к ним спокойно. Поэтому ситуация с продажей Радимова в межсезонье меня не слишком взволновала.

— Между тем фразы Петржела тогда бросал весьма жесткие. «Такого рода болезни лечились всегда просто. Я таких игроков выгонял из команды». И далее: «Может, он хотел показать, какой он великий?»

— Мне 29 лет, Быстрову — 20. Володя не смог вытерпеть это в течение одного-двух дней. А вытерпел бы — все встало бы на свои места. Я отнесся спокойнее.

— Быстров говорит, что Петржела вынудил его уйти из команды. Когда, по-вашему, наступил кризис их отношений?

— Думаю, это началось после Казани, когда Володя в конце игры вышел на замену, после чего «Рубин» забил победный мяч. Но мне сложно судить о нюансах их взаимоотношений потому, что в это время я был травмирован. Заходил в раздевалку перед игрой, но какие были повороты — точно не знаю. Критика-то всегда присутствовала. На того же Володю в перерыве и я кричал сильно. Но никогда у нас отношения из-за этого не портились. После любой стычки на тренировке мы все время ходили куда-то вместе, часто встречались и вне футбольного поля.

— Когда-то вы говорили, что Быстров безумно уверенный в себе человек. Эта уверенность может перерасти в самоуверенность?

— Это было бы страшно. Не хочу даже думать об этом.

— Денисова пару лет назад вы тоже критиковали достаточно.

— Все в своей карьере проходят через звездную болезнь, я в том числе. Думаю, что и Тихонов, и Титов — все. Надо только вовремя остановиться, понять, зачем тебе футбол, а ты — ему. Денисов, наконец-то, понял. Думаю, что в будущем он — игрок сборной.

— Не боитесь, что эта фраза его расслабит?

— Теперь-то точно нет. Год назад я этого вслух не сказал бы.

— Насколько велика, по-вашему, вероятность того, что «Зенит» продаст Аршавина — сейчас или зимой?

— Думаю, рано или поздно он все равно уйдет. Но, скорее всего, не в российский клуб.

— Применительно к нему все больше слухов о «Спартаке».

— Вряд ли руководство клуба отпустит его в «Спартак». У него контракт, по-моему, еще года два. Впрочем, это моя личная точка зрения.

— А как относится ко всему происходящему травмированный Кержаков?

— Думаю, более спокойно, чем Аршавин. Он не такой эмоциональный и вспыльчивый, как Андрей или я. Если бы «СЭ» ставил оценку за уравновешенность, Кержаков получал бы очень высокие баллы.

— Вы никак не можете с собой справиться. Но когда срыв произошел в последний раз — в домашнем матче с «Локомотивом» — Петржела встал на вашу защиту. Заявил: «Радимов спросил у Егорова, за что ему показали желтую карточку. Но тот в ответ сказал: „Пошел на...“ и показал красную». Было ли так на самом деле?

— Именно так. Читал интервью Егорова: мол, большей «оторвы», чем Радимов, в российском футболе нет. По-моему, при таком судействе следовало бы помолчать. А он: возьму кассету, пойду в ФИФА и УЕФА. На первых страницах газет — не Жирков, Карвалью или Газзаев, которые выиграли Кубок УЕФА, а судья Егоров. Дожили!

— Вас до этого судьи когда-нибудь «посылали»?

— Впервые. Но как раз за это я на него не обиделся. В игре всякое бывает. А вот заявления насчет ФИФА и УЕФА — дескать, пойду с Левниковым по инстанциям — меня возмутили. Посмотрим, как он выполнит свое обещание больше не судить премьер-лигу. Работать надо, доказывать свой уровень. Ведь как судья Егоров, по-прежнему считаю, очень талантлив. А свои ошибки надо признавать.

— Нынешняя обстановка в «Зените» не напоминает вам «революционную ситуацию» двухлетней давности, когда Петржела отправил из команды Овсепяна, Игонина и Осипова?

— Что-то похожее есть. Тогда мы примерно так же располагались в таблице, недалеко отпустив лидеров. И потом сумели выправить. Но сейчас плюсов все-таки больше. Есть сыгранность, мы знаем, что от нас требуется. А в тот момент начинали с нуля. Если вам брать первое интервью и сотое, в каком случае вы будете волноваться больше? Так и с «Зенитом» в 2003-м. Когда приехали во Владикавказ, где молодежь выходила на первый матч в чемпионате, я взглянул на заявку и ужаснулся — от того, сколько игр провели в высшей лиге Быстров, Денисов, Власов, Макаров и так далее. Но тот матч стал переломным. Мы победили — 2:0, и «Зенит» понесся к серебру.

— Может ли кто-то стать равноценной заменой Быстрову?

— Это зависит от руководства клуба.

— А если говорить о тех, кто есть в «Зените» сегодня?

— На данный момент заменить Володю нельзя. Но трансферное окно только открылось, время еще есть. То, что нам требуются футболисты действительно хорошего уровня, — понятно.

— Сколько, по-вашему?

— Думаю, два-три. В том числе и на место правого полузащитника. Нужен, полагаю, нападающий — на случай, если выбывает один из основных форвардов. Пробовали Кожанова и Чадиковски — пока они в этом качестве не впечатлили. Если кричат, что когда из центральной зоны выбывают Радимов, Горшков или Денисов, то заменить их некем, — наверное, необходим и центральный хавбек. Но это уже вопросы к руководству. Думаю, раз продали Быстрова — должны быть и покупки.

— Как капитан будете ставить какие-то вопросы?

— Повторюсь, что собираюсь отказаться от капитанской повязки. И не только из-за истории с Быстровым. Мы начали с вами разговор с того, что я ударил Аршавина. После этого приехал с тренировки, мне звонит товарищ: «Залезь в интернет и почитай, что о тебе пишут». Не раз уже зарекался это делать, но тут не выдержал — зашел на зенитовскую гостевую.

Столько грязи не читал о себе давно. «Радимов — подонок!» Люди, не разобравшись, начинают оскорблять и вешать ярлыки. Думаю, за слова: «Шава, ты гений!» — Аршавин не отказался бы получить по лицу еще пару раз. А тут понеслось: Радимов — не капитан… Честно говоря, устал от этого. Морально. Слышу подобное после каждого матча. Действительно, команде нужна встряска. Может, оттого и рассказываю вещи, о которых в иной ситуации стоило бы промолчать. Но сегодня не вижу другого способа изменить обстановку. Поэтому и говорю, что тому же Петржеле тоже надо меняться. Думаю, он и сам это понимает.

— Может, не стоит обращать внимания на «писателей» из интернета? Многим из них только и надо, чтобы самовыразиться за ваш счет.

— Не это имею в виду. Многие болельщики и в личных беседах говорили: «Да что ты за капитан!» С травмой приезжал на стадион, а мне кричали: «Хватит лечиться!» Устал. Не хочу больше заниматься примирениями в команде. Тем более что совершил большую ошибку. За уход Быстрова должен взять вину на себя. Поскольку не смог примирить Володю и Петржелу. Раз так переживают и Быстров, и Аршавин, и Денисов, думаю, с моей стороны будет правильным ходом отказаться от капитанства. Ребята мне доверяли, я не справился. Значит, надо уходить. Не рублю сплеча, это — взвешенное решение. Эпоха Радимова как капитана «Зенита» заканчивается.

— По-вашему, стоит Быстров 4 миллиона евро?

— Риск есть. Может, в дальнейшем он будет стоить и дороже. На данный момент, полагаю, это нормальная цена за молодого игрока российской сборной — с учетом лимита на легионеров и дефицитности амплуа крайнего полузащитника. Но при этом получится у него или нет — неизвестно. Вот Кавенаги. Назабивал на родине кучу мячей, а здесь не забивает. Слышал, что «Спартак» готов продать его за 8 миллионов, потеряв 3 миллиона.

Люди рискнули и немного не угадали. Это футбол. В случае с Быстровым риск тоже есть. Может, он сейчас раскроется так, что блеснет на чемпионате мира и будет стоить дороже, чем Хоакин и Висенте, вместе взятые. А может, перестанет попадать в состав, как, например, перешедший из «Сатурна» Баженов.

Что же касается интересов «Зенита», то Быстров — все-таки не Аршавин и не Кержаков, определяющие игру команды. Поэтому с точки зрения клуба продажа игрока за такую сумму оправданна.

— Аршавин в одном из питерских интервью резко отозвался о деятельности Ильи Черкасова, обвинил руководство «Зенита» в непрофессионализме. Ваше мнение?

— С Аршавиным мы нередко встречаемся и вне футбольного поля. Не раз ему говорил: бывают ситуации, когда стоит промолчать. Его слушают, он одаренный футболист и очень хороший человек. Переживает за дело. Но есть вопросы, по которым лучше не высказываться, тем более что Питер — город своеобразный. Столько газет, телепрограмм. И порой Андрей немного перебарщивает.

— А сами что думаете по поводу руководства клуба?

— Ну как я, во-первых, могу обсуждать людей, которые платят мне деньги? Во-вторых, люди недавно в футболе. Ни для кого не секрет, что Черкасов прежде занимался билетами в Мариинском театре. За два-три года в футбольный бизнес войти непросто. Сколько времени потребовалось даже футбольным людям — Валерию Филатову с Юрием Семиным, — чтобы создать такой коллектив, как «Локомотив»!

Но если взять с профессиональной точки зрения подход к делу в «Зените», то какие-то мелочи на нашу работу, безусловно, влияют. Допустим, читал, что в ЦСКА с командой ездит даже диетолог. А у нас… Как вы думаете, сапожник нужен футбольной команде? Если наше главное орудие труда — бутсы? Так вот, у нас такой должности нет. Это о чем-то говорит. О том, что Черкасову и Трактовенко тоже надо меняться. Не потому, что они плохие — а потому, что время такое. Правильно вы говорите: «Зенит» застопорился. И такие детали на это тоже влияют. Я 13 лет играю на уровне высшей лиги — могу точно сказать, что мелочей в футболе не бывает.

— Приходилось слышать мнение, причем в Санкт-Петербурге, что руководству «Зенита» чемпионство не нужно. Ваш «обувной» рассказ лишний раз это подтверждает.

— О чемпионстве мечтают все. Но для этого нужно совершенствоваться. Это не вина наших руководителей, а беда. Если тот же Черкасов занимался совсем другим делом, то нелогично ждать от него моментальных изменений!

— Виталий Мутко отличается от нынешних боссов «Зенита»?

— Да. Мутко — более жесткий человек, чем Трактовенко. А футболистам иногда нужна жесткость.

— Петржела сказал в одном из интервью, что президент клуба не должен так плотно заниматься футболом, приезжать на базу, общаться с игроками, как Мутко.

— Не разделяю эту точку зрения Петржелы. Может, Мутко ему мешал? У них же тоже был конфликт. Сейчас они вроде в нормальных отношениях.

Манера поведения Трактовенко мне импонирует. Когда надо, приходит перед игрой в раздевалку, бывают, хотя не так часто, собрания. Другое дело, что он не жесткий человек. Прежде, если бы произошел такой конфликт и Петржеле не понравилось, как работает Быстров на тренировках, Мутко вызвал бы игрока и сказал: «Володенька, это что такое? Мы тебе платим такие деньги, а ты не работаешь! Ну-ка, дорогой, добавь!» Даже не видя ни одной тренировки, даже не разбираясь в тонкостях футбола, президент клуба может такое сделать. И скажи такие слова Трактовенко, они повлияли бы на Быстрова.

— Трактовенко был в курсе ситуации, когда конфликт между Быстровым и Петржелой только зародился, но еще не выплеснулся на страницы газет?

— Откуда же я знаю? Сам был в неведении! Все случилось после «Рубина». Видимо, последняя капля. А конфликта как такового не видел. Потому себя и виню, что не успел почувствовать раньше других и сгладить положение.

— Что скажете по поводу собственных перспектив в «Зените»? В такой обстановке у вас нет желания уйти?

— Во-первых, у меня даже агента своего нет. Когда подписывал контракт на пять лет с «Зенитом», думал, что останусь там до конца карьеры. И на данный момент мне себя упрекнуть не в чем. Конечно, бывали неудачные матчи, но такого, чтобы я плохо относился к работе, не случалось.

Но настало время что-то менять в «Зените». Недаром отказываюсь от капитанской повязки. Но для того, чтобы сменить команду, в первую очередь надо найти агента. К тому же не думаю, что будут какие-то серьезные предложения — все-таки мне уже 29. Однако серьезно поговорить с руководством клуба входит в мои планы. Причем так же, как и в случае с капитанством, это не спонтанное, а взвешенное решение.

Меня выбили из колеи и уход Быстрова, и его интервью. Как можно после этого говорить, что в «Зените» все хорошо! То состояние, которое у меня было после победы со счетом 5:1, случилось впервые в жизни. Никакого удовлетворения. А когда такое происходит, надо что-то менять. Наверное, какое-то предложение будет. Надеюсь и на то, что после двух с половиной лет игры в «Зените» за меня не будут просить немыслимые суммы. И уйду не из-за зарплаты. Больше, чем получаю в «Зените», просить не буду.

— Того, что останетесь в «Зените», не исключаете?

— Один вариант — если не будет предложений. Второй — у меня еще контракт на два года, и руководство клуба может сказать: «Отпускать тебя не собираемся». Но хочу поговорить с Трактовенко, и думаю, что он меня поймет. Мне тяжело — с моральной точки зрения. С огромным уважением отношусь к «Зениту». Появился на свет в этом городе, и команда за последние годы стала для меня родной. Но такое решение сейчас кажется мне правильным.

При этом хочу сказать отдельное спасибо болельщикам за последний матч с «Амкаром». После всех событий вокруг ухода Быстрова они не вывесили никаких гадостей в его адрес. Сделать это наверняка было непросто — переход в «Спартак» в Питере всегда воспринимается болезненно. На нашу дружбу с Егором Титовым никак не влияет тот факт, что его ненавидят в Питере, а меня — среди спартаковских фанов. Но для болельщиков подобные вещи важны.

Знаю, что встречались руководители фанатских движений города и договорились не вывешивать таких баннеров, как памятный: «Тренируетесь в казино? Мы знаем адрес базы». Тогда я был взбешен. А здесь мы получили поддержку в сложный момент. Снимаю шляпу перед теми, кто договорился и принял такое решение.

— После всего случившегося у «Зенита» есть шанс попасть в тройку призеров?

— По своему потенциалу — есть. Не больше и не меньше, чем у «Динамо», «Спартака», «Рубина» и «Москвы». «Локомотив» и ЦСКА стоят особняком. Остальное зависит от того, как команда будет играть дальше.

— И от отношений в коллективе, верно?

— Безусловно. Без этого невозможно ничего добиться. Вспоминаю 2003 год, когда в команде была полная идиллия. На каждую тренировку хотелось ехать, и чем больше тренироваться — тем лучше. Это не только мое мнение, но и всей команды. Сейчас… Про тренировки не знаю, но то, что после крупной победы не возникает удовлетворения, — это нонсенс. Что-то должно измениться.

— Существует ли опасность распродажи команды?

— Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Но мое мнение — вряд ли это произойдет. Лидеры — Кержаков и Аршавин — наверняка останутся, они недавно подписали новые контракты. Хотя, конечно, если кто-то предложит за Аршавина 50 миллионов, я на месте Трактовенко сам сел бы за руль и отвез его в Москву.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
22 августа 2017, вторник
Партнерский контент