Все новости

Юрий Красножан: у нас "советская" команда

В преддверии матча с "Локомотивом" наставник нальчикского "Спартака" рассказал о делах своей команды, которая в последних турах сбавила обороты и опустилась на четвертое место в турнирной таблице.
Футбол

После игры предыдущего тура в Москве со «Спартаком» журналисты встретили
Красножана аплодисментами. Жест сей для чопорной пишущей братии нетипичен и
свидетельствовал о высочайшем уважении к человеку, имя которого в нашем футболе
до весны этого года было почти никому не знакомо. Тренер вел себя исключительно
достойно, не обвиняя добавившего семь минут к основному времени арбитра, не
сотрясая воздух упреками в адрес потерявших перед самым финальным свистком
бдительность подопечных, не сетуя на нереализованные ими моменты. Если бы кто-то
не знал, как закончился матч одноклубников, он вполне мог предположить, что
соперники разошлись с миром. С учетом же того, что гости уступили на последних
секундах, поведение Красножана вызывало чувство искренней симпатии.

И еще одно обстоятельство, феномен которого пока не раскрыт. «Спартак» из
Нальчика словно задался целью доказать: не в деньгах истинное футбольное
счастье, есть и иные ценности. Клуб из столицы республики, в которой народу
проживает в десять раз меньше, чем в Москве, на сегодня на все про все истратил
два с небольшим миллиона долларов. Рекорд аскетизма!

НА СРЕДСТВА ПРЕЗИДЕНТА

— Наверное, устали за последние полгода от журналистов? — спрашиваю
Красножана.

— Скорее просто не ждал такого внимания к своей персоне и к команде. Но я
понимаю: часть моей работы — общение с прессой.

— В прошлом сезоне внимания было намного меньше?
— Да почти никакого. Разве что в начале сезона, когда «Спартак» находился на
грани краха, и на финише, за тур-другой до выхода в премьер-лигу.

— Год назад в начале осени о чем думали?
— Как бы очередную встречу выиграть, кем в составе дыры залатать, как вовремя
рассчитаться с командой.

— Когда всерьез поняли, что в состоянии сделать шаг наверх?
— Когда выходили на решающий матч с «КАМАЗом».

— Что сказали футболистам на установке?
— То, что и всегда, — надо побеждать.

— А про честь республики, ответственность перед болельщиками не напомнили?
— Ни к чему было. И так каждый понимал, чего матч стоил. Лозунги могли только
навредить.

— Что первое в голову пришло, когда сбылось казавшееся невероятным?
— Где играть, найдутся ли деньги на комплектование, будут ли они вообще. Ведь
наш стадион, мягко говоря, не соответствовал требованиям премьер-лиги, и его
могли просто не принять.
— За счет чего удалось этого избежать?
— Помог президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков.

— Не пошли в республике разговоры, что можно было бы на эти деньги построить
дороги, отремонтировать больницы?

— Не могли пойти, поскольку клуб финансируется из личных средств президента.

— Какое представление имели о премьер-лиге?
— Весьма призрачное — в основном из рассказов Ваита Талгаева, с которым общался
во время приездов в Пятигорск на игры «Терека». Прежде всего он предупредил,
насколько велика разница в исполнительском мастерстве, что в премьер-лиге ни в
коем случае нельзя рассчитывать только на ошибки соперников.

— Как быстро вы все это почувствовали?
— Уже в первой встрече с ЦСКА, когда проиграли дома на последней минуте.

— То же повторилось в матче с армейцами в Москве, затем в добавленное время
вы уступили столичным одноклубникам. Злой рок?
— К матчу со «Спартаком» московским мы по разным причинам недосчитались
Скворцова, Пилипчука, Концедалова, Корчагина. Возможно, замени я вовремя
уставших Порошина и Гогуа, команда оказалась бы к финальному свистку посвежее.
Но это было рискованно, поскольку в заявку пришлось включить трех молодых
дублеров. Кроме того, слишком уж часто мы теряли мяч. И в концовке, когда
подступила усталость, разом вылезли все недостатки — утрата концентрации,
нехватка класса и, конечно, опыта. Для нас ведь все на этом уровне ново.

ОЧЕНЬ ПРИГОДИЛСЯ ОПЫТ РАБОТЫ В 7-м «В»

— Роль главного тренера клуба премьер-лиги для вас тоже достаточно новая.
Мечтали об этом?
— Я занимаюсь интересным делом, в котором могу выразить себя. Причем не
важно, где работаешь — во второй лиге в Баксане, в дубле нальчикского «Спартака»
или в нынешней должности.

— С чего начали работу с основным составом?
— Прежде всего необходимо было убедить игроков, что пришел не тренер из дубля, а
человек, способный им помочь. Для этого нужно полное взаимное доверие. Поэтому
начал с налаживания контакта с футболистами.

— Опыт учителя физкультуры пригодился?
— Еще как! В школе случалось всякое. Помню, назначили меня классным
руководителем 7-го «В». А в нем из двадцати четырех учеников двадцать два
двоечника. Вот уж пришлось покрутиться! Но ничего, вытянул.

— Судя по всему, сейчас контакт между вами и футболистами налажен идеально.
Выходит, не только деньги — действенный рычаг управления?

— Деньги, конечно, нужны. Но главное, чтобы все были объединены общей идеей.
Иначе даже очень большие вложения ничего не принесут.

— При такой идеологической базе ваш «Спартак» хоть в советские команды
записывай!

— А я не против. Лишь бы результат был.

— Можно сказать, что футболисты нальчикского «Спартака» получают столько,
сколько реально стоят?

— Исходим из того, что имеем. А вообще мне проще ответить на ваш вопрос так: «В
других командах игроки получают гораздо больше, чем заслуживают».

— Кого приобретать, решаете только вы?
— Все кандидатуры обсуждаю с помощниками. Но последнее слово всегда за мной.

— Сегодня клуб готов заплатить за футболиста сумму порядка трех миллионов
долларов?

— Чуть поменьше истратить способны.

— А в состоянии платить одному человеку такие же деньги, как, скажем, в
«Спартаке» московском?

— Ну а как я тогда буду остальным игрокам в глаза смотреть?

— Принцип доверия к футболистам — главный?
— Именно.

— И все равно после выходных давление у них измеряете?
— Конечно. Но делаем это исключительно профилактически. Любителей гульнуть в
команде нет.

СПАСИБО ВШТ

— Игроков сами отчисляете или кому-то перепоручаете неприятную миссию?
— Сам. И обязательно стараюсь объяснить, почему вынужден пойти на подобный
шаг. Футболиста надо уважать.

— Даже того, кто не уважает вас?
— Значит, ты сам что-то делаешь не так.

— Из вас неплохой проповедник получился бы.
— Тренер в своем роде и есть проповедник, который должен уметь убеждать,
заставлять верить.

— У кого учились тренерскому ремеслу?
— Очень много дало общение во время учебы в ВШТ с такими же слушателями, как я,
— Евгением Сидоровым, Федором Гаглоевым, Сергеем Шестаковым, Владимиром Кунаевым,
Борисом Чирвой. Вместе смотрели футбол, обсуждали, анализировали, изучали по
кассетам чемпионаты Италии, Англии, Испании.

— Чья тренерская деятельность нравилась тогда больше остальных?
— Всегда привлекало творчество Олега Романцева — его фирменная игра через
короткий пас, работа на основе импровизации. Интересен был итальянец Арриго
Сакки, то, как он выстраивает оборону.

— Вы из тех тренеров, для кого оборона — основа игры?
— С ее укрепления начинал. Вот почему пока нам удобнее вести игру «вторым
номером». Но все может поменяться в зависимости от того, кто будет приходить в
команду.

— Не мешает то, что вы сами по большому счету как игрок не состоялись?
— Преподаватель ВШТ Валерий Выжгин говорил нам: «Станете тренерами, забудьте,
что были игроками». Состоявшемуся футболисту, на мой взгляд, просто легче
привлечь к себе внимание как к тренеру. Но отсутствие звездного прошлого не
мешает Жозе Моуринью блистательно работать. И очень важно, что в «Челси» он
полностью независим.

— А вы?
— Тоже. Президенту Кабардино-Балкарии в голову не придет вмешиваться в дела
тренера. Дня него главное — подарить республике футбольный праздник.

ВЫСТРЕЛИТЬ ПО МАКСИМУМУ

— Но не одними же праздниками живет «Спартак». Серию из трех проигранных матчей
предвидели?
— Слишком большим грузом свалилось на нас лидерство. Долго в максимальном
режиме играть сложно. К тому же травмы Джудовича, Корчагина, Пилипчука при нашем
небогатом выборе исполнителей вылились в проблему. И потом до тринадцатого тура
судьи нас не трогали. А с «Крыльев» пошло-поехало…

— Что-то не узнаю вас, Юрий Анатольевич. Раньше вы арбитров не критиковали.
— Если судьи своими решениями имеют право вмешиваться в жизнь тренеров, почему
мы должны молчать? Вообще эту тему надо либо поднимать всерьез, либо продолжать
делать вид, что ничего не происходит.

— Чем, думаете, закончится «дело Кулалаева»?
— Я знал Павла еще по юношеским соревнованиям. Не хочется верить в его
непорядочность. Но при любом варианте сенсационных разоблачений не жду.

— После матча с ЦСКА в Лужниках не доводилось слышать, что вы игру «отдали»?
— Дикость какая-то… Как я буду говорить Джудовичу или Джефтону: «Сегодня надо
проиграть»?

— По итогам сезона на что нацеливаетесь?
— Задача прежняя — сохранить место в премьер-лиге. Но, конечно, в глубине души
мечтаем выстрелить по максимуму.

— Недавно в телеинтервью один летчик-испытатель на вопрос, что испытывают его
коллеги, оказавшись в штопоре, ответил: «Страх». Не прикидывали, какими могут
быть ощущения, окажись вы в штопоре тренерском?
— Прикидывал. Буду стараться вырулить. Да я, по сути, еще высоко не взлетал.

Комментарии (0)
Партнерский контент