Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Серж Бранко: мне угрожали пистолетом!

Матч 18-го тура чемпионата России между "Крыльями Советов" и "Москвой" обрастает новыми скандальными подробностями. Защитник хозяев Серж Бранко утверждает, что его товарищ по команде Омари Тетрадзе угрожал ему пистолетом.
Футбол

Арбитру Евстигнееву «повезло». В перерыве матча «Крылья Советов» – «Москва» его
всего лишь ударили в грудь и угрожали физической расправой.

Куда больше досталось человеку, который в игре участия не принимал. Защитник
хозяев Серж Бранко, за несколько минут до матча «отцепленный» от основного
состава, подвергся вооруженному (!) нападению. Причем атаковал легионера, как он
утверждает… его товарищ по команде Омари Тетрадзе.

История, рассказанная Бранко вашему корреспонденту, просто не укладывается в
голове…

– Тренеры моей команды угрожают мне убийством! – раздался в телефонной трубке
голос Бранко. Темнокожий легионер был в шоке и с трудом подбирал слова. – Я не
шучу, это очень серьезно!

– Подождите, вы ведь даже не играли… Давайте по порядку!
– Хорошо, по порядку. Перед матчем у нас две установки, первая – в половине
четвертого, вторая – без пятнадцати пять. Во время первой, более
продолжительной, тренер сказал, что я буду играть, и объяснил мои задачи. Потом
я пошел в свою комнату отдыхать. И на вторую установку опоздал. Она всегда
короткая, уже перед выездом на стадион. Бывает, игроки на нее опаздывают, за это
полагается штраф.

– То есть с вами такое уже было?
– Не со мной, а с другими игроками. Ну вот, мы приехали на стадион, стали
переодеваться. И тут тренер подходит ко мне и говорит, что я играть не буду. Ему
Тетрадзе сказал, что я пропустил второе теоретическое занятие. Я извинился,
объяснил, что проспал, забыл завести будильник. Но я собираюсь играть, этот матч
очень важный. Сказал, что готов понести материальное наказание.

– Что вам ответил Гаджиев?
– Сказал, что он тренер. И сам решает, кто будет играть, а кто нет. После этого
вызвал трех милиционеров, чтобы они силой вывели меня со стадиона.

– Вы меня не разыгрываете?
– Причем на глазах у всех! Я хотел вернуться, но охрана меня не пустила. Что ж,
я купил билет на фанатский сектор и стал смотреть игру с трибуны. После матча
вернулся на базу и решил поесть в столовой. Вот тут-то все и началось… Приехал
тренер и стал мне угрожать. И оскорблять разными словами, я не хочу их
повторять.

– В столовой кто-то еще был?
– Конечно, несколько игроков, работники… Тут примчался Тетрадзе, схватил
табуретку.

– Вы отвечаете за свои слова?
– Да, табуретку, и пытался меня ударить. Мы с ним разодрались, а Гаджиев
наблюдал, стоя рядом. Я ему говорю: чего ты на меня наехал, я же не играл? Люди
драку разняли, и я пошел на улицу к машине. Там я встретил спортивного директора
Авалу (Шамханова. – Прим. ред.) и генерального директора Гроховского. И начал с
ними обсуждать произошедшее. И тут выходят Тетрадзе с Гаджиевым. Омари подбегает
ко мне и затевает драку.

– Опять, что ли?
– Да, во второй раз! Спортивный директор пытается нас успокоить. А Тетрадзе
бежит к себе в комнату и возвращается, потрясая пистолетом!

– Чем?! (Признаться, ваш корреспондент не поверил своим ушам.)
– Ну пистолетом, как у полиции. И заявляет, что меня убьет! А главный стоит
рядом – это уму непостижимо. Прибежала охрана, чтобы разрешить ситуацию.
Гроховский говорит: поезжай домой, потом будем все улаживать. И вот я уже два
дня дома, никуда не выхожу, моя жизнь в опасности.

– Жена уже в курсе?
– Не просто в курсе, а в шоке! Просит меня быстрей вернуться в Англию или
Германию. У нас же четверо детей, сын родился только что. Моя мать беспокоится и
умоляет уехать из России. Я позвонил своему агенту Алексу Тильману, надо что-то
делать. Он отказывается верить в происходящее, будет разговаривать с
руководством. Я же поеду в Москву во французское посольство. Я гражданин
Франции, они обязаны меня защитить.

Сначала мне угрожают словами, потом реальным пистолетом! В Москве обращусь в
органы международной юстиции, я должен срочно отвести от себя угрозу.

– А что клубное руководство?
– И руководство, и агент просят успокоиться. Какой уж тут покой, я теперь всего
боюсь! Я даже на улицу не выхожу, чтобы они меня не убили. При этих тренерах я
играть не буду, это опасно для жизни! Я хорошо себя чувствовал в Самаре, поэтому
и подписал контракт на четыре года. Но с этими людьми я не смогу больше
общаться! Признаться, звонок моего давнего (еще по игре за «Шинник») знакомого
просто оглушил. В Ярославле мне довелось тесно общаться с Сержем: этому помогло
знание французского языка. В городе у Бранко и его одноклубника Бикея не было
знакомых, поэтому они могли позвонить мне по любому поводу. А после отъезда
Бикея в «Локомотив» Серж стал общаться со мной еще чаще. Да и до сих пор, уже из
Самары, частенько звонит, рассказывает новости, задает вопросы. Могу сказать,
что неплохо знаю этого человека. И не верить ему – нет оснований.

Но состояние, в котором он пребывал после матча с «Москвой», меня удивило.
Бранко часто бывает злой, заведенный, особенно после проигрышей. Характер отнюдь
не плаксивый: даже улетев в кювет на машине, везущей его из Москвы, был
взволнован, не больше. Однако сейчас я назвал бы его состояние одним словом –
убитое. Видно, что человек пережил тяжелый стресс. Загадка…

Четыре поражения подряд могут вывести из себя кого угодно, особенно после
домашнего 0:4. Гаджиев поставил в состав Филековича, полностью провалившего игру
на позиции Бранко. В этом ли причина беспрецедентного всплеска, мягко говоря,
эмоций? Ведь, насколько мне известно, конфликтов с Гаджиевым и Тетрадзе у
камерунца не было. Или он о них не рассказывал?

Да, характер у Бранко не сахар, но большинство футболистов таковы. Хотя как
истинный мусульманин Серж не раз повторял, что нельзя никому делать плохо. Если
только тебе ничего не сделали.

Что же произошло за кулисами рядового футбольного матча? Что предшествовало
инциденту? Вопросы, вопросы…

Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент