Александр Старков: быть спартаковцем - колоссальный груз
Текст:

Александр Старков: быть спартаковцем - колоссальный груз

Стенографический отчет об одном рабочем дне главного тренера "Спартака" Александра Старкова, которого сопровождал корреспондент издания "Футбол-Хоккей".
6 июля 2005, среда. 11:31. Футбол
– Да никаких проблем, лишь бы это только не мешало моей работе, – отреагировал Александр Старков на предложение провести один день вместе с ним. – Я, правда, не представляю, как это делается, но вам виднее.
На протяжении всего дня в самых разных ситуациях Александр Петрович ни разу не проявил даже малейшей неловкости по поводу того, что за ним «ходит хвостом» посторонний человек, регулярно щелкая фотоаппаратом. Потому можно сказать, что в этой почти стенографической записи главный тренер «Спартака» предстает таким, какой он и есть на самом деле.

11:00. МОСКВА. ПРОСПЕКТ МИРА
У КАЖДОГО СВОЯ ДОЗА ФУТБОЛА


Отъезд на базу в Тарасовку от дома главного тренера «Спартака» в одном из переулков возле проспекта Мира назначен на 11:00. Мы с водителем Толей ждем Александра Старкова у подъезда. Но он неожиданно появляется совсем с другой стороны:
– А вы думали, я из дома? У меня с утра уже две встречи было.

Без двух минут одиннадцать выходит живущий в том же доме, что и Александр Петрович, второй тренер Игорь Клесов, и мы отправляемся в путь. Мы так целый день и пропутешествуем – втроем.

– Александр Петрович, каждое утро миллионы людей идут на работу. Вы, когда отправляетесь на тренировку, говорите себе: вот и я пошел работать?
– Футбол – это, конечно, тоже работа. Но она не начинается ровно в девять утра и не заканчивается в шесть вечера. Может быть, игрок, оттренировавшись, и способен забыть про футбол, но тренер вряд ли. Голову ведь не выключишь, не скажешь себе – все, больше я об этом не думаю. Хотя переключаться, несомненно, надо.

– Иначе от беспрерывного футбола можно с ума сойти?
– У каждого человека своя доза футбола, которую он способен вынести. Есть игроки, которые вообще не смотрят любимый вид спорта. Они не любят его по телевизору, так уж они устроены.

– Выходит, чтобы стать тренером, нужно от природы иметь возможность переносить футбол в больших дозах?
– Наверное, да.

Пока клубный «туарег» преодолевает остатки утренних пробок на проспекте, Старков обменивается с Клесовым футбольными новостями. Спахич перешел в «Торпедо», ЦСКА отпустил Феррейру в Португалию. Но самая актуальная тема все равно – Погатец.

– На вас какое впечатление произвело случившееся с Погатецом?
– Это, несомненно, тяжелая история, но я считаю, что не нужно раздувать то, чего нет. Я смотрел по телевизору интервью Харитонского, и он говорит, что Погатец умышленно старался его сломать. Ну нужно же иметь какое-то уважение к противнику! Мне очень жаль, что этот парень получил тяжелую травму. Но во-первых, это футбол, а во-вторых, всякий игрок, выходящий на поле, в конце концов, застрахован. Кроме того, никогда не назвал бы Погатеца грубым защитником.

– А какой он – жесткий?
– И даже жестким не назвал бы. Неуступчивым, да, но не более. Жесткий – это тот, кто акцентирует внимание на своей жесткости. Таким был, например, Гойкоэчеа, который сломал Марадону. А Погатец просто всегда боролся по-мужски. Он очень ответственный парень, и для него случившееся было просто шоком: и то, что он нанес травму, и то, что подвел команду.

– Уход Погатеца – большая потеря для «Спартака»?
– Он хороший защитник, умеющий практически все, что нужно уметь, играя в обороне. Кроме того, он еще и универсал, одинаково хорошо выступающий и в центре, и на фланге. А такие люди редкость. Конечно, жалко его терять.

– Как думаете, сложится у него в Англии?
– Войти в новую команду всегда непросто. В «Спартак» он смог влиться с ходу, но это результат совпадения многих факторов. А как будет в «Мидлсбро», не возьмусь предсказать. Вдруг окажется на его позиции сильный конкурент, вдруг не попадет в стиль команды…

Когда мы уже почти выехали из города, звонит директор базы в Тарасовке Игорь Панов и сообщает, что водоканал без объявления войны разрыл что-то рядом со спартаковским центром, из-за чего сейчас на базе нет холодной воды. Только горячая.

– Как это у классика? Если в кране нет воды, значит, жива еще русская интеллигенция, – шутит Старков.

Пробок на Осташковском шоссе в это время нет, и путь до Тарасовки занимает классические сорок минут. При желании можно домчаться и быстрее, но наверняка об этом знают только опаздывавшие на тренировку футболисты.

– Далеко добираться до базы?
– Далеко. В Риге у нас база была минутах в десяти-пятнадцати от дома. Зато тут, пока доедешь, успеваешь переключиться с футбола на обычную жизнь. Да, как раз вот тут, на полпути уже совсем переключаешься.

По извилистой дороге прямо перед нами сверкает кормой серебристая «Ауди».
– Кто-то из наших, – уверенно замечает Старков. – Толя, кто это?
Толя не уверен, но предполагает, что голкипер Хомич, и оказывается прав.

11:45. БАЗА В ТАРАСОВКЕ
В БОЯРИНЦЕВЕ РАСКУСИЛИ ОХОТНИКА


По всей спартаковской базе рассажены цветы. Чтобы запомнить их названия, нужно иметь цветоводческий стаж в пару десятилетий. Но хотя красота неописуемая, Александр Петрович на нее реагирует сдержанно:
– В Риге так же было. Вообще это в Европе в порядке вещей.

На доске объявлений в холле главного здания висит распечатанная на принтере фотография переводчика Жоры Чавдаря в трусах и майке. Старков останавливается:
– Вот недавнее нововведение. Раньше пытались рисованными фигурками изображать форму одежды на тренировку, но все равно не каждый обращал на это внимание. А при такой наглядности уже трудно не понять.

Мы идем в кабинет главного тренера на втором этаже. Это единственное помещение, которое осталось нетронутым в ходе капитального ремонта, изменившего нынешней весной «Тарасовку» чуть ли не до неузнаваемости. Начальственные апартаменты были обновлены и доведены до пятизвездочного уровня раньше – три года назад еще при Олеге Ивановиче. В прежние же времена рулевые «Спартака» базировались этажом выше и в такой тесной комнатушке, что двое еще имели шансы там поместиться, но втроем было уже тесновато. Главным достоинством того кабинета считался вид на тренировочное поле. И даже если Бесков, а потом и Романцев в данный момент на тренировке отсутствовал, расслабляться игрокам не приходилось. В любой момент штора могла качнуться, и от всевидящего ока «большого брата» не укрылся бы никто.

Из кабинета Старкова вид похуже, но зато условия для жизни – не сравнить. Спальня, зал с большим круглым столом, кабинет. Александр Петрович берет у входа накопившуюся за командные выходные пачку спортивной прессы толщиной в кирпич.

– Успеваете просмотреть?
– На газеты времени хватает, а на романы уже нет. Во всяком случае, на то, чтобы спокойно полежать с книжкой, как хочется, точно нет.

Первым делом Александр Петрович идет к столу и включает ноутбук. Смотрит новости.

– Никогда не слышал, что вы пользуетесь Интернетом.
– Регулярно пользуюсь: и дома, и на базе. Ноутбук вообще часто вожу с собой, он маленький, много места не занимает.

Александр Петрович переодевается и идет в обход. Сразу же встречает в коридоре Дениса Бояринцева с ворсистым свитером в руках.

– Ты с охоты, что ли, едешь?
– Не-ет, – смеется Бояринцев, – я с дачи.

– Татары твои опять выиграли, на последней минуте забили.
– Сам удивляюсь, что творится! – пожимает плечами Денис. – Очень мне это 2003 год напоминает.

В кабинете китайского доктора Лю собрано чуть ли не все нападение «Спартака». Павлюченко повредили спину, и мануальщик делает Роману массаж. У Кавенаги проблемы с голеностопом – ему в ногу натыкано с десяток иголок. Но Фернандо все равно смеется и требует, чтобы немедленно сфотографировали доктора Лю:
– Доктор Лю! Фото! Делать!

Старков осведомляется, как дела в лазарете, и идет на мини-совещание по «водяному» вопросу. Консилиум проходит прямо в коридоре. Решено тренировку перенести в Москву на стадион имени Нетто, где с водоснабжением все в порядке.

По расписанию через полчаса у команды назначено теоретическое занятие: разбор субботней игры с «Шинником». Для его проведения тренер идет в просмотровый зал, размещенный сразу за стенкой кабинета. Нужно посмотреть, что приготовлено для работы. Вместе с тренером по реабилитации Владимиром Паниковым он еще раз отсматривает моменты игры. Сегодня акцент делается на атаке и обороне, поэтому в обзоры попадают только удачные действия впереди и неудачные сзади.

– Много времени уделяете теории и видео?
– В среднем около двух часов в неделю, иногда – больше. К сыгранному матчу возвращаемся несколько раз.

К половине первого в зал собирается вся команда. Если когда-нибудь меня номинируют на «Оскар» и прокатят мимо премии, я хотел бы, чтобы об этом мне сообщил Старков. Он говорит «нет» так, что это совсем не обидно. Поэтому просьба на время его покинуть не вызывает ни малейшего внутреннего протеста:

– Просто во время разборов мы иногда критикуем некоторых игроков. А это ни к чему слышать кому-нибудь кроме самих футболистов.

Через сорок минут теория окончена, все выдвигаются на «Нетто». Александр Петрович грузит в багажник «гражданский» костюм в специальном чехле.

– Вы не обращали внимания, какими шагами идет вперед технический прогресс? Техника, которая еще вчера считалась сверхсовременной, через год уже безнадежно устаревает.
– Честно говоря, не замечал.

– Так уж и не замечали. Разве в футбол сегодня не пришли новейшие технологии, разве компьютер не стал первейшим помощником тренера?
– Это как посмотреть. Например, мы в прошлом году приобрели сильную программу, позволяющую по видеозаписи матча глубоко разбирать игру по эпизодам. Нам это помогает. Но я ездил в «Милан» и смотрел, как дело поставлено там. Сказать, что мы от них отстаем – выразиться очень мягко. У них на эту работу поставлена программа ценой, как они сами говорят, в миллион долларов. И в компьютерном центре работает куча людей, что позволяет иметь доскональное представление об игроках. Их кондициях, потенциале, ресурсе. В «Милане» у одного только тренера по физподготовке шесть помощников. Шесть!

Но при этом говорят, что все это богатство – лишь копия того, что имело киевское «Динамо» десять лет назад. Тех научных разработок. Недаром многие уверены, что победы «Динамо» были научно обоснованы.

На одном из светофоров перед Мытищами останавливаемся уже на мигающем желтом. Старков хвалит водителя:
– Анатолий ездит как европеец. Хотя европеец по нашим пробкам до «Нетто» за полдня бы не доехал.

– Вы сами за руль в Москве не садились?
– Нет, Анатолий не пускает.

«Туарег» летит по Ярославскому шоссе, кто-то из журналистов пытается по телефону получить от Старкова какой-то комментарий.

– Вас не удивляет, как крепко наша пресса вешает ярлыки? Если решили, что вы любите театр, то обязательно будут спрашивать про театр. Если вбили себе в голову, что Скала обожал охоту, до конца дней будут поминать эту охоту.
– Анатолий, – спрашивает Старков водителя, возившего раньше итальянца, – Скала любил охоту?
– Да уж, – вздыхает тот. – В такие глухие места его приглашали. Куда только не ездили.

– А подстрелил он кого-нибудь?
– Глухаря убил. А что тот глухарь? Точно также можно утку на тарасовском пруду подстрелить.

– Вот поэтому театры Толе нравятся больше.
– Они ближе, – соглашается водитель.
– Не очень понимаю, почему все решили, что я страстный театрал. Я хожу в театр, но не могу сказать, что я его безумно люблю. Я куда больше люблю свою семью, но про это же никто не пишет.

– Вы вообще не очень жалуете спортивную прессу?
– Мне не нравится, как быстро меняется вектор направленности статей даже в уважаемых изданиях. Выиграли мы у «Торпедо», и нас начали награждать всевозможными достоинствами, которых у нас даже и нет. Упустили победу с «Шинником» – сразу вектор поменялся в противоположную сторону. Такое ощущение, что у журналистов где-то лежит специальный словарь, который они по ситуации открывают и оттуда нужные штампы черпают. Как у Ильфа и Петрова в «Золотом теленке».

Или ситуация с Титовым. Человек отыграл одиннадцать туров в основном составе, команда идет на втором месте. Какие могут быть претензии к человеку? Он пропускает игру из-за травмы, и начинается ажиотаж. Я потом смотрю на Егора и вижу, что уже нет у него былой уверенности. Заклевали человека, зашпыняли. То же самое и с Кавенаги. Но тому хоть в плане газет попроще: он их не читает. Быть спартаковцем – это колоссальная ответственность.

Скоро первое июля, начало трансферного окна. Ничего удивительного, что разговор сворачивает на эту тему.

– К селекции нужен научный подход. Сейчас «Арсенал» подписал Александра Глеба. Но перед тем, как заключить с ним контракт, англичане Глеба год вели, смотрели на него. У нас такая же история была в «Сконто», где «Арсенал» купил Степанова. Они его долго держали в своем списке, приглядывались, и когда у них сломался центральный защитник, имели представление о том, кто им нужен. Высокий, играющий в линию, опытный. Взглянули в картотеку – Степанов подойдет. И Арсен Венгер сам приезжал его смотреть в Ригу. Сборная Латвии как раз играла с Шотландией. Получилось удачно – Степа тот матч здорово, на кураже, отыграл и улетел за два миллиона фунтов в Лондон.

– Вам как тренеру не жаль было расставаться с таким игроком?
– Как с игроком – жалко, но по своим амбициям он уже перерос наш чемпионат, ему пора было уезжать. Да и для команды это оказалось полезно. Я после этого мог сказать тем, кто остался: смотрите, вот для чего вы пашете, вот чего вы можете добиться. Поедете в Лондон, будете играть в лучшем чемпионате планеты, станете обеспеченными людьми.

– А игроки «Сконто», лучшей команды Латвии, не чувствуют себя обеспеченными людьми?
– Все относительно, но в Латвии игроки получают на порядок меньше, чем в России. Я недавно читал интервью одного молодого латвийского игрока. Совсем молодого, уровня дубля. Он жаловался, что получает всего 120 латов. А это около 250 долларов, это больше, чем пенсия в стране и больше, чем минимальная зарплата.

– В «Спартаке» рубежа веков многие ребята, которые не уехали вовремя за рубеж, когда были в цене, потом пошли по нисходящей, многие раньше времени с футболом закончили.
– Это, наверное, один их самых сложных вопросов в футболе: когда надо уезжать. Кто скажет, когда рано, а когда поздно. Если бы знать… На мой взгляд, есть только один игрок, который в этом плане безупречен. Это Андрей Шевченко. Он и после отъезда в «Милан» не снизил темп роста. Он каждый год прибавляет, в чем-то – да становится лучше.

14:00. МОСКВА. СТАДИОН ИМЕНИ НЕТТО
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ ЧАПА КАЛИНИЧЕНКО


Машина главного тренера въезжает ворота стадиона имени Нетто. Пока футболисты переодеваются, Старков занимается делами.
Просит тренера дубля Сергея Родионова посмотреть новичка.

– Но сыграть за вас он ведь не сможет?
– Если только товарищеский матч организовать, – отвечает Сергей Юрьевич.

Разговаривает с футболистами.
Только-только восстанавливающийся после травмы Юрий Ковтун отыграл в последнем туре час за дубль и ушел с поля лишь когда счет стал 2:0.

– Как игралось, Юра? – спрашивает Старков.
– Нормально, думал, даже потяжелее будет.
– Ну ты как Павка Корчагин, попросил еще пятнадцать минут во втором тайме, чтобы дожать соперника.
– Хотел быть уверен, что победим. Подстраховал молодежь.

Подробно расспрашивает Кавенаги про боль в ноге. Аргентинец отвечает больше мимикой и жестами. Спустя минуту Ковач таким же способом рассказывает, как был забит «Шинником» тот досадный гол. При этом чех корчит такие физиономии, как будто описывает цунами в Таиланде и извержение Везувия одновременно.

Возле стенда со спартаковскими сувенирами Александр Петрович останавливается и с интересом рассматривает его содержимое.

– Часто приходится дарить клубные сувениры?
– Очень. Первое время чуть ли не чемоданом приходилось возить в Ригу, пока всех знакомых не «накормил». Сейчас, кстати сказать, в клубном магазине «Сконто» висят майки «Саутгемптона» Пахаря, киевские Верпаковского и спартаковские. Болельщики покупают.

Приходит генеральный менеджер Хаджи и зовет, пока есть пять минут до тренировки, выпить кофе в кафе при стадионе. Пока выпивается чашка маленького капуччино, Александр Леонидович успевает посоветоваться по пяти рабочим вопросам и рассказать столько же баек.

– Александр Петрович, какой у вас при сегодняшнем размеренном игровом цикле любимый день недели?
– Первый рабочий день после победы. Когда все после выходного с охотой съезжаются работать. У всех есть желание идти дальше, да и раны у победителей заживают быстрее. Павлюченко с Кавенаги не случайно ведь сломались. Не только потому, что им досталось в игре, но и потому, что не победили.

Команда выходит на тренировку. После разминки часть спартаковцев играет в большой квадрат, а часть идет бить по воротам, стараясь с лета замыкать фланговые навесы. Старков наблюдает за бьющими. Иногда повышая голос, требует попадать в ворота. Болельщики, каким-то образом мгновенно пронюхавшие, что на стадионе сейчас тренируется основа «Спартака», облепили все заборы.

Пропускающий тренировку из-за травмы Роман Павлюченко сидит на скамейке и держит в руках чихуахуа Чапу, пока хозяин собачки Максим Калиниченко бьется в двусторонке на полполя. Когда игра заканчивается, Чапа все-таки вырывается и заячьими скачками мчится к своему владельцу, а потом мечется между делающими упражнение на растяжку футболистами, вызывая общее веселье. Старков смеется вместе со всеми.

«Шоу одной собаки» заканчивается тем, что Чапа и Максим трусцой бегут рядом в сторону раздевалки. Следом за ними отправляется вся команда, а Александр Петрович остается на поле вместе с Рубиным, Самедовым и Баженовым. Они еще раз отрабатывают навесы и вход в штрафную. За этим с трибун наблюдают перебравшиеся через забор юные поклонники «Спартака». После того, как Рубин в третий раз подряд отправляет мяч выше ворот, Старков не выдерживает и лично показывает, как надо это делать, технично укладывая мяч в угол мимо Зуева. С трибун раздаются дружные аплодисменты.

Пока Александр Петрович работает с молодежью, Игорь Анатольевич Клесов продолжает рассказ, чем отличается российский футбол от латвийского.

– В Латвии молодой футболист вряд ли может рассчитывать на хорошие деньги. Ему проще устроиться на обычную работу и неплохо на ней зарабатывать. Долларов пятьсот-шестьсот способен получать практически любой. А в России все не так, – Клесов кивает на поле, где Самедов, Баженов и Рубин раз за разом после старковских передач врываются в штрафную и расстреливают Зуева.

– Спасибо, ребята, – говорит Старков футболистам, те в ответ кивают. – Саша, а в Англии отвечают: спасибо, тренер.
– Спасибо, тренер, – тут же, улыбаясь, подхватывает Самедов.
– Андрей, ты же был в Англии, ты должен знать.
– Я знаю, я и сказал, – теперь уже улыбается Рубин.

После вроде бы простого вопроса: удовлетворен ли он тренировкой, Александр Петрович на несколько секунд задумывается.
– Мы работали. Видно, что после «Шинника» эмоций у ребят не хватает, настрой не тот, но под конец они разошлись.

– Вы сами устаете после тренировок?
– Физически – нет. Ментально – да. Как после любого собрания, после любого контакта с людьми. Ты же общаешься с игроками, отдаешь им свою энергию. Нужно какое-то время, чтобы ее восполнить.

17:20. ДОРОГА СО СТАДИОНА
РАВНЕНИЕ НА ЧАРЛИ ЧАПЛИНА


Со стадиона Старков и Клесов едут домой переодеваться. Вечером их ждет поход на вручение театральной премии «Хрустальная Турандот».

– Правда, вручать не нам будут, но даже поприсутствовать все равно интересно. Я вчера застал кусочек программы «Серебряный шар» про Даниила Спиваковского. Интересный парень, он рассказывал, что бесконечно может смотреть на Джека Леммона, американского актёра-звезду, которого у нас все знают по фильму «В джазе только девушки». У меня тоже есть такой актер. Если, переключая каналы, я наталкиваюсь на Чарли Чаплина, то уже смотрю до конца. Есть в нем что-то такое, что очень притягивает.

– Сейчас можно купить все фильмы Чаплина на одном диске, – замечает Клесов.
– А все матчи «Спартака» на один диск не влезут? – интересуется Александр Петрович.

Начинается подсчет, но вместить на один компакт-диск тридцать матчей сезона современная наука пока не в состоянии.
Кто-то звонит Старкову на мобильный и расспрашивает про предстоящую поездку на кубковую игру в Находку.

– Мы специально заказали большой самолет, чтобы ребята могли спокойно поспать. Мы же в ночь вылетаем.

– Не напрягает вас такой дальний выезд?
– Мы раз в жизни туда отправляемся, а сами ребята из Находки или «Луча» каждый тур почти через всю страну мотаются. Хотя, как мне кажется, Владивосток в первом дивизионе не самый плохой выезд, в Махачкалу куда сложнее съездить и там что-то вырвать. Хотя «Химки», полагаю, в гостях лучше играют, чем дома. Интересно будет посмотреть, как они с «Динамо» сыграют.

Вспоминаем про недавний уникальный кубковый матч, в котором «Луч» нанес 51 удар по воротам, а победил со счетом 1:0, забив на 120-й минуте с пенальти.

– Статистика не всегда правдива. Вот, например, мы видим результаты игры полузащитника. Он отдал за матч 50 передач, из них 45 точных. Что мы можем про него сказать?

– Что он гений.
– Или что он играл в короткий пас и отдавал все назад, в крайнем случае, поперек. Это не характеризует его плохо. Ковача мы постоянно просим отдавать точно своему, потому что обострять – это не его задача. Ему нужно отнять и отдать. Точно так же, как, скажем, Рахимичу в ЦСКА. А вот другой игрок, плеймейкер, он отдал двадцать пасов за игру, восемнадцать чужому, но два как раз гениальных, и мы победили 1:0. Это я к тому, что на статистику полагаться не стоит.
– Недаром говорят, что есть три вида обмана: ложь, наглая ложь и статистика, – шутит Клесов.

– А что скажете про Бикея? С ним «Спартаку», возможно, еще раз придется встретиться уже через неделю.
– Ну а что про него скажешь? Молодой, физически сильный, на поле напористый. Обучен только пока еще не очень.

– В «Локо», видимо, этот пробел рано или поздно восполнят.
– Хорошо сказал по этому поводу Романцев: нельзя научить, можно научиться. Захочет ли Бикей учиться? Очень непредсказуемая ситуация. Может быть, вырастет в звезду, а может быть, ничего из него не получится.

– Почему «Локомотив» не проиграл пока еще ни разу?
– У него очень хороший вратарь. И у ЦСКА тоже. Там, где тонко, где другие команды пропускают и проигрывают, эти ребята выручают. Акинфеев хорошо играет, а Овчинников просто магнетически, по-моему, на футболистов действует. Очень часто они даже в ворота не попадают. Он их гипнотизирует.

– Для вас последний тур первого круга с «Локо» – рядовой матч или что-то особенное?
– Не рядовой, точно. Очень много факторов в этой игре намешано: и чемпион страны, и турнирное положение наше с ними… Особенная игра будет, но мы об этом еще не думаем. Ты вспоминаешь про «Локомотив», Игорь Анатольевич?
– Сейчас только про «Сатурн».
– А иначе нельзя. Внимание начнет рассеиваться, концентрация потеряется, можно и «Сатурн» упустить.

– Болельщики думают по-другому. Сегодня из-за забора кричали: Калина, забей «Локо»!
– И что ответил Калина?

– Дожить еще надо.
– Вот видите, правильно ответил.

– Чапа его на всех сегодня произвел впечатление. У вас ведь тоже есть собака.
– У меня йоркширский терьер в Риге живет. «Диванная» собака. Сын, жена с ней нечасто играют, она больше на диване лежит. А приехала как-то к нам племянница с маленькой дочкой. Девочке всего полтора года, только сама ходить начала. Так они до такой степени по дому набегались, что у собаки через два часа уже язык на плечо, еле на ногах стоит. Нетренированная, сразу на такого спарринг-партнера попала!

– Породистая?
– С очень хорошей родословной. Отец – мировой чемпион по какой-то классификации, мать – тоже с медалями. Но чтобы и наша собака призы получала, по выставкам и клубам нужно ходить как на работу. Мы посоветовались с женой и решили – ни к чему это.

– Пускай будет просто друг.
– Да, просто друг. А чемпионат мира пусть лучше сын выиграет.

18:00. ПРОСПЕКТ МИРА
СУД НАД ХОДОРКОВСКИМ И ХРУСТАЛЬНАЯ ТУРАНДОТ


Ближе к дому Старков выступает в роли экскурсовода, показывая окрестности:
– Вот здесь мы были свидетелями суда над Ходорковским. Каждый день ездили мимо, а вокруг пикеты стояли, оцепление. Ходили люди, собирали подписи.

А вот здесь я вчера прогуливался и встретил Перетурина. Он, оказывается, неподалеку живет. Я его сразу узнал, совсем Владимир Иванович не изменился. Он меня увидел, подходит: «Минуточку, молодой человек!» Постояли немного, поговорили о футболе.

Машина подруливает туда, откуда мы уехали утром. Приглашения на театральную церемонию у меня нет, поэтому мы договариваемся созвониться утром.

На следующий день, несмотря на ранний час, голос Старкова звучит бодро:
– Добрый день, Дима. Мы снова в машине, только ваше место пустует.

– Всегда готов еще раз прокатиться с вами.
– Если будет нужно – никаких проблем.

– Какие впечатления от живого общения со звездами театра?
– Очень необычно было наблюдать тех, кого привык видеть на сцене, в образе – рядом с собой, обычными людьми. Мы с Игорем Анатольевичем были там в качестве гостей, поэтому ни с кем специально не общались, а больше смотрели со стороны. Церемония мне понравилась – получилась красивая, торжественная. И сольные номера между номинациями тоже вышли яркими. Теперь, когда мы немножко побывали внутри театрального мира, ходить на спектакли будет еще интересней. Это очень важно, чтобы во всем, к чему человек прикасается, он чувствовал настоящий интерес.
 
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
28 сентября 2016, среда
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →