Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
ЧМ-2018 - Европа
ЧМ-2018 - Европа
Даты проведения 04.09.2016—14.11.2017
Количество команд 54
Статус турнира идёт
Не хотите, дети, в Африку – гулять?
Текст: Юрий Голышак

Не хотите, дети, в Африку – гулять?

Хотите виртуально перенестись на улицы Йоханнесбурга, проникнуться атмосферой мундиаля? Это очень просто с репортажем, опубликованным в журнале "СпортУик".
22 июня 2010, вторник. 17:30 Футбол

«А ТЕПЕРЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ЮРИЯ, – СООБЩИЛИ В АВТОБУСЕ ПО-РУССКИ. – СЕЙЧАС МЫ БУДЕМ СМОТРЕТЬ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ О ЖИЗНИ НЕЛЬСОНА МАНДЕЛЫ. ПРАВДА, НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ…» БОГ ТЫ МОЙ, ПОДУМАЛ Я. ОПЯТЬ О НЕЛЬСОНЕ, ОПЯТЬ О МАНДЕЛЕ. КТО-ТО С ЭКРАНА ТОЛКОВАЛ О 27 ГОДАХ ЗА РЕШЕТКОЙ, О ПЕРВЫХ СЛОВАХ НА ВОЛЕ, О ТОМ, КАК МАНДЕЛА СИДЕЛ И КАК ВЫХОДИЛ. С НЕКОТОРЫХ ПОР Я САМ МОГУ РАССКАЗЫВАТЬ О МАНДЕЛЕ С ПОДРОБНОСТЯМИ.

Все это люди в ЮАР слушают и смотрят годами – и отчего-то не устают. Я ж на третий день в Йоханнесбурге слышать сочетание слов не мог, для меня это словно железкой по стеклу – «Нельсон Мандела». Его портреты встречают прибывших на чемпионат мира в аэропорту. Его улыбка в гостинице. Его седина на обложке футбольных программок. Двадцатиметровый памятник Нельсону украшает главную площадь Йоханнесбурга. Которая именуется, разумеется, площадью Манделы. Около памятника трутся проститутки со всей Африки. Нет среди них отчего-то ни белых, ни молодых. И вот теперь – фильм на пути в самый большой заповедник Южной Африки. …Я зажмурился и попытался заснуть. Никаких фильмов. Никакого Манделы. Заткнул уши выданными накануне затычками для ушей – те продавались рядом с вувузелами как противоядие. Хотелось засунуть их поглубже – заблокировав мозг. Отключился я ненадолго – и очень скоро был разбужен ревом сирен. Мчался, разбивая колеса о колеи африканской дороги, пышный кортеж. Шум стоял такой, будто все сто тысяч вувузел с Soccer City перебрались разом сюда, в степь под Йоханнесбургом. Всмотрелся в окна пролетающих мимо автомобилей – и вот в одном из BMW X6 такая знакомая седина, усталые глаза. Может, Мандела. Может, померещилось. Если да – значит, состоялась наша первая и последняя встреча. Парню 92 года – едва ли я могу надеяться на новые и новые свидания.

***

В Йоханнесбурге невыносимая жара днем и внезапно холодает к вечеру. Едва заходит солнце, потешив европейский глаз неописуемым закатом. Дышится тяжело даже местным – хоть казалось, что только мне. Город высоко над морем. Мистер Блаттер хотел пропитать чемпионат мира экзотикой – у него получилось. Экзотика на всяком шагу. В каждом дворе. Нет забора без колючей проволоки. На колючки никто, впрочем, не надеется – и оттого пропускают через проволоку ток. Зная, что не поможет и он – в Йоханнесбурге люди умеют с душой отдыхать и приворовывать.

***

Зато здесь улыбчивые барышни с удивительной для негритянок тонкостью лиц – и готов ты за ней идти, идти… Хоть на самую окраину, хоть в клуб «Молоко» – куда нога белого человека прежде не ступала. Где все стихнет и птицы замолчат – стоит тебе показаться на пороге. С нелепой аккредитацией на шее. Да и белые барышни настолько славные, каких в Англии не сыскать. Хоть и веснушчатые. Кто-то отыскал ловкое объяснение: дескать, пока в Англии века назад охотились на ведьм, сжигали красавиц, некоторые отсиделись в Южной Африке. Эх, влюбиться бы. Ради того, чтоб увидеть все это, стоило болтаться сутки в воздухе. Изучая на экране в «Боинге» маршрут – летим через всю черную Африку. Вот под нами Лусака – значит, осталось недолго. В салоне полумрак – все спят. Тенью скользит британский стюард с подносом. Спят все – но только не я…

***

Аэропорт встречает толпой мексиканцев с бесчисленными ящиками багажа – будто рассчитывают дожить на этом турнире до финала. И задержаться после на месяцок с ознакомительными целями. Кто-то задевает мексиканское сомбреро флагом Гондураса – и тут уж я пройти мимо не могу. Расчехляю фотоаппарат – и щелкаю, щелкаю. Дворняжка, выдрессированная под поиск наркотиков, отыскала в чьем-то саквояже банан – и с торжеством, торопливо сожрала. Я вспомнил рассказ Виктора Бондаренко – как бабуин украл у него стакан с пивом. Выхватил – и бежать. Кое-что понял о здешних нравах. Отныне я начеку.

***

Везли нас обочинами – я вертел головой по сторонам и понять не мог: эта страна принимает чемпионат мира? Я ничего не перепутал? Да, флажки на столбах – но вокруг что-то совсем невзрачное. Негры суетливо укладывают по обочинам куски желтеющего дерна – который, понятно, не приживется. Но хоть создаст иллюзию травы. Это потом я понял, что везли нас до отеля окраинами. А поначалу хмыкнул: весь этот Йоханнесбург – чуть раздавшаяся в плечах Махачкала. Не лучше и не хуже. Так и думал, пока не отправился на матч открытия. И узнал Йоханнесбург совсем с другой стороны. Внезапно, словно ниоткуда, выплывает сумасшедший пейзаж – что-то в нем от Нью-Йорка. Только романтичнее – из-за сиреневой дымки. Площадь с огромным роботом размером в дом. Теряется и он – оттого, что рядышком небоскреб этажей в пятьдесят. С одной стороны окна, с другой – Криштиану Роналду во все пятьдесят этажей ростом.

***

Толпы осаждали билетный центр, что под одним из окон моего отеля. Стоят на солнцепеке – и не продвигается эта очередь ни на сантиметр. Развлекает толпа сама себя теми же вувузелами. Да кидается приплясывать перед всяким туристическим автобусом. Чтоб секунду спустя вернуться – и ждать, ждать. Грустит в толпе негров девчоночка в футболке сборной Италии. В глазах – печаль. А метрах в трехстах отыскали люди себе другую забаву – осаждают отель, в котором живет Bafana-Bafana, сборная ЮАР. И вот это – настоящий вулкан. Спросил я у Гари Бейли, долго игравшего в воротах «Манчестер Юнайтед», а нынче живущего в Йоханнесбурге, – как же сборная спит? Как готовится к матчам под таким ревом – да круглые сутки? – Все это ерунда, – усмехнулся моей непонятливости Гари. – Местные настолько привыкли к вувузелам, что этот звук не слышат. Это если б ты жил возле железной дороги. Представь. Я представил.

***

А между нашими отелями затерялась кроха-электростанция. Никакой охраны, тихая калиточка. Зайди враг, ухватись за рубильник – многие сборные останутся без электричества. Печальные слухи несутся со всех сторон – того-то обокрали, тому-то полоснули ножом по руке. Тот-то оказался то ли очень ловким, то ли впечатлительным – сбежал от погони. И трое суток приходил в себя. На всяком шагу я ждал подвоха, всякий метр на этой земле сулил неприятность. Огорчало меня это? Нисколько. Разве что заставляло всматриваться пристальнее в прекрасные африканские лица. Вот негр в ушанке довольно зловещего вида. А может, просто иззяб. Нищие, поделив дорогу к стадиону, весьма близки к мордобою. Кто-то ступил лишний метр, ему не подали и там – зато расплата могла быть страшной. Один, изможденный, подбежал к окну автобуса – принялся корчить рожи. То скрестит руки в виде черепа, то еще что выкинет. Просит хоть грош – не понимая, что автобус наш без форточек. И просунуть-то монетку некуда. Автобус отъезжает на считанные метры – но туда ступить бедолага не решается. Показывает вслед большой палец: вы мне, ребята, понравились. Девчонка с тонкой талией продает аргентинские флаги – Аргентина играет назавтра. Малютка-негритенок, обернутый в такой же аргентинский флаг, лежит прямо на асфальте. Не орет, крепится. Мама работает, маме некогда. Прямо фильм «Цирк». Все очень доброжелательны. Но отчего-то выдают туристам в некоторых отелях специальные маячки – чтоб отыскать, если что, в этом чудесном городе. Людей здесь воруют вечерами довольно охотно.

Возможно, промышляют те самые ребята, которые показывают днем тебе большой палец. Улыбаются до ушей, поймав твой взгляд. В отеле дарят расписанную вручную ткань. Прикладывают лист с покаянием: так и так, простите нас, dear Yury. Мы не разместили вас вовремя лишь потому, что опоздал грузовик с бельем. Сами понимаете, чемпионат мира. Примите подарок и забудьте все дурное. Я смотрю на салфетку и улыбаюсь. Какой странный город. Полицейские здесь тихи и улыбчивы. Глаза вороватые, фотовспышек стесняются. Зато регулировщик при работающем светофоре крутится белкой. Смотрится как-то нездорово.

А от толпы на стадионе тянет марихуановым дымком. Курящие не прячутся. Зачем?..

***

Кого только не встретишь в Йоханнесбурге – на чемпионат мира съехались не только мошенники со всей Африки да футбольные сборные. – Что он говорит? – услышал я с утра пораньше русский с акцентом на рынке. – Вот это – зуб льва? Врет, думаю. Надо стоматолога позвать. Есть у нас
стоматологи? Ха-ха.

Негр, продававший среди сувениров львиный зуб на веревочке, раскрыл рот. Не понимал ни слова из этой речи, перемежаемой матерком. Кто-то, нудно торговавшийся за пару деревянных масок, все-таки решился на покупку. Люди, потевшие на полуденном солнце в строгих костюмах, пошли прочь. Помахивая простецкими авоськами. Я едва успел разглядеть на аккредитациях – «Узбекистан», «Кыргызстан»… На соседней улице проходил конгресс ФИФА.

***

Не все в этом городе согласны с тем, что движение левостороннее. Негритянский дед с белой бородой погнал свой «Фольксваген-жук» поперек светофоров. Счастье, что все тормозили – в Йоханнесбурге люди готовы к неожиданностям. А ревом клаксонов здесь не напугать.

Стадион в Йоханнесбурге – это что-то неописуемое. Перебираю в памяти стадионы мира – и не знаю, с каким сравнить. Вот еще секунду назад были ветхие лачуги, степь, африканский бомж бродил с мешком – подбирая по обочинам банки. Фанаты сборной Мексики писают прямо у обочины – никто их не одергивает, никто им не удивляется. Ручейком стекаются к какой-то горе автомобили – но, боже, что это за гора! Что на ней! А на ней – настоящее чудо. Серый стадион в светящуюся крапинку, похожий на межгалактический корабль. Высоченный, как мадридский «Сантьяго Бернабеу». Почти весь в желтых цветах, в каждое ухо тебе дудят тысячи вувузел. Мозг разрывается на части. Голова начинает трещать почти сразу – пока не вспоминаешь о тех самых затычках, которые получил на входе. И нащупываешь по карманам этот пакетик. Каких только фанатов здесь не встретишь. Мимо одного, в одеянии рыцаря, пройти я не смог – пристроился рядом, сфотографировался. Тот только рад.

– Проверь карманы, – напомнили коллеги. Я, охнув, пробежался дрожащей рукой по куртке,
по брюкам. Уф-ф, отпустило. Все на месте. Главное – затычки рыцарь не увел. А вот русский парень в футболке Кости Зырянова. Бродит под трибунами как-то отрешенно. Должно быть, оформил тур еще до матча в Мариборе. Но такому фанату пусть радуются негры. Сборная ЮАР тем временем забила – и русские корреспонденты в ту же секунду вывели параллель:
– Сегодня местные девчонки будут давать бесплатно. Мексика ответила голом довольно скоро – и русские пригорюнились:
– А теперь – за полцены… Первый матч так и завершился ничьей. Которая никого не обрадовала и не расстроила. Ничья так
ничья, пусть.

***

Кого здесь только не встретишь – рядом ниже сидели индийцы в чалмах. Чуть в сторонке любвеобильная американка преклонных годов, шарит глазами в поисках кавалера. Выиграла
путевку на чемпионат мира в лотерею – и не желает терять время. Пухлый ребенок в огромных пластмассовых очках бьет в бубен. Распугивая своих же. Вот бразилец Батишта, которого русские люди успели напоить перед игрой до полуобморочного состояния. Малайзиец с невыговариваемым именем, забывший, что приехал с подругой, – и кидающийся на всякую мало-мальски привлекательную негритянку из обслуги. Те испуганно зажимаются, шепча: «Welcome…» – как и учили. Вот девушка из Зимбабве, оказавшаяся португалкой, – она днем раньше была весьма снисходительна к моему английскому.

Зато во всем городе – ни одного словенца. Или же ведут они себя настолько примерно, что не рискуют подавать голос. Да и нечего им делать в Йоханнесбурге – кроме как раздражать российских корреспондентов. Зато бродит под окнами отеля дикий англичанин, размахивая флагом с таким азартом, что негры его самого боятся. Хоть внешность у парня нежная, прямо принц Уильям.

***

На подъезде к Сан-Сити кругом знаки – «аллигатор». Я вспомнил, что отстраивал в этом городе лучшие отели мой покойный знакомый Шабтай Калманович. Припомнил наш годовой давности разговор – спрашивал я Шабтая, не держал ли он крокодиловую ферму. Слухи ходили.

– Какие еще крокодилы? – возмутился он. А зря. Если количество крокодилов соответствует возле Сан-Сити количеству знаков – бизнес хоть куда. Сколько я ни высматривал аллигаторов по болотам – ни одного не разглядел. Зато выскакивает на дорогу заяц – не боясь автомобильных фар. Сидит, глупый, и смотрит на тебя. А сбоку ухает сова. Тоже не улетая. Заповедники – настоящее чудо. Кто-то мне объяснил, что у слонов пол определить сложно – самцы прячут нужные органы в животе. Чтоб не расцарапать колючками. И тут вышел прямо на дорогу слонище, который прятать ничего и не думал. А орган его свисал до земли, смахивая на пятую ногу. Секунду спустя – сцена покруче. Дикая свинья укусила мартышку. Верещали и та, и другая. У людей попроще голова о крокодиловых фермах не болит, у них бизнес другой – берут дощечку, с одной стороны вырезают три кукольные головы. Игрушка готова, стоит гроши. Кто-то бродит, выряженный в национальные одежды, по улицам. Встанет на углу, расставит инструменты – поет и приплясывает. Потом уходит – без денег, зато в добром настроении. День прошел.

***

Я непременно сохраню билет на первый матч этого чемпионата мира, чуть надорванный. Буду пересматривать эти фотографии. И перебирать, как четки, эти затычки для ушей. Может, когда еще и пригодятся – на другом чемпионате мира. А этот – продолжается!..

Источник: Sport Week Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 сентября 2017, вторник
25 сентября 2017, понедельник
24 сентября 2017, воскресенье
23 сентября 2017, суббота
22 сентября 2017, пятница
21 сентября 2017, четверг
20 сентября 2017, среда
19 сентября 2017, вторник
Партнерский контент