Властимил Петржела: зимой вернусь в Россию
Текст: «Чемпионат»

Властимил Петржела: зимой вернусь в Россию

Бывший главный тренер «Зенита» рассказал, почему питерцы не стали чемпионами России, признался, что не имел отношения к деньгам футболистов, и задал несколько риторических вопросов.
15 сентября 2006, пятница. 14:17. Футбол

Бывший главный тренер «Зенита» рассказал, почему питерцы не стали чемпионами
России, признался, что не имел отношения к деньгам футболистов, и задал
несколько риторических вопросов.

Лучший газон из всей округи

Выбрать удобное время для беседы с Властимилом Петржелой удалось не сразу. По
житейской неопытности я сначала предложил встретиться в девять вечера.

– В девять? Я обычно дома спать ложусь в восемь. Ну ладно, один раз можно и
попозже, – уже было согласился Властимил, но когда я озвучил вариант рандеву в
11.00, решил все-таки привычкам не изменять. – Супер! Давай в одиннадцать. Жди у
гостиницы, я приеду, отвезу к себе домой, там и пообщаемся.

Но в назначенный час приехал не Петржела. Из блестящего на солнышке красного «ауди»
выпорхнула пани Зузана со столь же блестящей улыбкой.

– Властимил сейчас занят. Он работает – стрижет на лужайке газон, – объяснила
Зузана.

Когда мы подъезжали к дому Петржелы, с выполнением своих садовых обязанностей он
еще не справился. Бывший главный тренер «Зенита», напрягая мускулы, тащил в
лесок на горе тачку с травой. Увидев это, Зузана рассмеялась в голос. А сам
Властимил поприветствовал нас с горы, помахав рукой. Так обычно приветствуют
добрых соседей.

– У меня раньше был лучший газон из всей округи. Но в последние месяцы не
хватало времени за ним следить, – рассказывает Властимил, вернувшись с горы. Он
снимает резиновые перчатки, протирает запястьем потный лоб и спрашивает:

– Как дела в Петербурге?

На вопрос можно и не отвечать, потому что Властимил сам прекрасно знает, как там
дела. Только сообщаю ему, что встретил в аэропорту Пулково-2 Павла Мареша,
который летел в Болтон, как попадаю впросак.

– Он уже вернулся оттуда, – говорит Петржела. – Не прошел тесты на выносливость
и продолжит играть за «Зенит».

– А вы случайно в «Сигму» не хотели его забрать?
– Нет. Я вот Флахбарта взял. Думал еще Ярослава Несвадбу пригласить, но он
выбрал «Млада Болеслав». Там ему огромные деньги пообещали… Ну и пусть играет.

Не везет ему с помощниками

Петржела проводит экскурсию по своему дому. Я вообще-то не напрашивался, но
Зузана попросила супруга проявить уважение к гостям. Кабинет Властимила греет
питерскую душу. На шкафу футбольные мячи, которые окутывает шарф «Зенита». На
стенах портреты хозяина: один – из зенитовского календаря, где Петржела с мечом
в руках и с глазами воина-мученика; второй – где он, 40-летний наставник
либерецкого «Слована», обнимается со своим помощником по той команде Иржи Штолом.
Оба искренне смеются.

– Но Штол плохо закончил. Взял после меня «Слован» и почувствовал себя большим
тренером.

В интервью стал рассказывать, что Петржела был тренером-диктатором, а я вот
демократ. Дошло до того, что Иржи стал ходить с футболистами пиво пить. В общем,
развалил команду и сейчас, по-моему, детей тренирует.

– Не везет вам что-то с помощниками. С Владимиром Боровичкой в «Зените» тоже
плохо расстались.

– А Боровичка сам виноват. Он все прекрасно знал, когда меня отправляли в
отставку из питерского клуба. Мог хотя бы позвонить, поговорить со мной.

Можно поехать в Одессу, можно в Раменское

Сказать по правде, разбираться в личном конфликте двух тренеров не очень
хочется, да и Петржеле это не слишком интересно. Рассаживаясь в гостиной, мы
обнаруживаем тему, которая гораздо больше волнует наставника.

– Я стараюсь не пропускать игр нашей национальной команды. Работа в «Сигме» –
временная. Президент клуба Иржи Кубичек является вице-президентом Федерации
футбола Чехии. Если он возглавит эту организацию, то мне могут предложить пост
главного тренера сборной. А еще думаю о том, чтобы зимой вернуться в Россию.

– Есть куда ехать?
– Не знаю пока.

– А если в этот же момент последует приглашение в сборную?
– России?

– Чехии.
– Ну, сборная, так сборная.

– Вы ведь всегда говорили, что являетесь сугубо клубным тренером.
– Да, но на чемпионате мира чехи выступили провально. 99 процентов болельщиков
пережили потрясение, и очень многие после турнира в Германии хотели, чтобы Карл
Брюкнер ушел. Но в федерации решили продлить с ним контракт на два года. Кстати,
Брюкнер боится меня. Боится, что я как тренер сильнее.

– При этом Брюкнер выводил чехов в полуфинал чемпионата Европы 2004 года…
– Европейское первенство мне неинтересно. Этот турнир нигде не знают. Спросишь
людей в Австралии или в Латинской Америке, кто чемпион Европы, так они не
ответят. Чехам нужен успех на чемпионате мира.

– А в России вы в каком клубе хотели бы работать?
– Самый лучший город – Петербург.

– В Москву не собираетесь?
– Можно в Москву. Можно в «Сатурн». Раменское не так далеко от столицы.

– Но в «Сатурне» есть главный тренер Владимир Вайсс.
– Но у него была задача на сезон попасть в число призеров. Очевидно, что она не
будет выполнена… Я не знаю, как зимой все сложится. Может, никаких предложений
никто не сделает. Может, на Украину поеду, туда тоже зовут.

– Кто, если не секрет?
– Скажу так: в этом чемпионате меня интересуют три клуба – киевское «Динамо»,
донецкий «Шахтер» и одесский «Черноморец».

– Не хочу показаться лицемером, но, по-моему, «Черноморец» – это немного не
ваш уровень?

– Зато в Одессе очень красиво и там хороший стадион.

Куда идет «Зенит»

– С кем в Петербурге поддерживаете отношения?
– Думаю, у меня с «Зенитом» все нормально. С Константином Сарсанией недавно
разговаривал о Павле Мареше, Яне Флахбарте, Радеке Ширле. С генеральным
директором клуба Александром Поваренкиным тоже несколько раз созванивались. Но
самое интересное, мне тут по электронной почте пришло письмо из администрации
губернатора Петербурга. Чиновники благодарят за ту работу, которую я проделал с
«Зенитом».

– А игроки не звонят?
– Когда уезжал из России, Влад Радимов позвонил, узнавал как у меня дела, какие
планы.

– Внимательно следите за матчами «Зенита»?
– Да.

– И какие впечатления?
– Я не хочу критиковать Дика Адвоката… Меня другое волнует. Не могу представить,
что скоро будет со школами «Смена» и «Зенит». Я не верю, что Адвокат будет брать
их воспитанников в основной состав. Купили корейцев, купили турка, купили
голландца. На какие позиции Адвокат собирается ставить молодых питерцев? За три
года, что я тренировал «Зенит», в «основе» появилось порядка десяти дублеров. А
журналисты писали, что я не даю играть петербургским мальчикам. Но скажите, где
сейчас эти мальчики? Мой вопрос: где закончится их футбольная дорога? Во второй
лиге, в первой? Но ведь это не карьера. Посмотрите, что происходит с Игорем
Денисовым. Один матч играет, второй сидит на скамейке. Я не знаю, куда идет
«Зенит».

– За то, что вы мало использовали петербургских игроков, вас часто ругали не
только журналисты, но и Андрей Аршавин.

– У меня с Андреем никаких конфликтов не было. Аршавина я критиковал только
когда он играл не на максимуме своих возможностей. Да, Андрей хотел, чтобы в
«основе» были питерцы. Но я его несколько раз спрашивал: «Кто должен играть?
Куда их ставить? Я ведь хочу побеждать». А сейчас у меня вопросы: почему продали
Олега Власова? Кто это решил? Аршавин? Кстати, когда последний раз сам Андрей
хорошо играл за клуб? (разговор состоялся до матча «Ростов» – «Зенит», в котором
полузащитник сделал три голевые передачи. – «Спорт»). А Кержаков? Турок тем
временем забивает голы. Сейчас в «Зените» лучшие игроки – иностранцы.

Нам не хватило Константина Сарсании

– Почему «Зенит» под вашим руководством два года подряд проваливал концовку
чемпионата России?

– Я тоже ждал медалей. Я тоже ждал побед.

– Так почему их не было?
– Потому что в то время в «Зените» не работал Константин Сарсания. В 2003 году,
когда мы взяли серебряные медали, президентом РФПЛ являлся Виталий Мутко. В
следующие два года на финише чемпионата соперники против нас играли
по-особенному. Весь год идем в лидерах, а потом оступаемся… Не было в клубе
человека, который занимался околофутбольными делами. Нужен был очень умный
спортивный директор – такой, как Сарсания, который знает всех. А осенью 2005
года у меня полкоманды оказалось в лазарете. Кто в этом виноват: врач, тренер? Я
в тот момент чувствовал, что медалей мы не добьемся, призеры уже были известны,
и бросил все силы на Кубок УЕФА… Я вообще понимаю, к чему ты клонишь. Ты
намекаешь, что, может, я плохой тренер. Я могу показать тебе чешскую прессу.
Здесь все пишут, что Петржела вывел скромную российскую команду в четвертьфинал
Кубка УЕФА. Показал результат, который давно не показывали чешские клубы.

– У многих в России устойчивое мнение, что после завоевания серебряных
медалей вы не слишком ответственно работали с «Зенитом», расслабились.
– Понимаю, о чем ты. Мол, я начал работать как менеджер, как главные тренеры
в Англии. Но у меня так было всегда, в «Богемиансе», в «Славии», в «Млада
Болеслав». На игровых тренировках я присутствовал, а повседневными занимался
помощник. И в 2003 году подобный подход никому в Петербурге не мешал. Зато стали
проигрывать – все перевернулось. Сейчас в «Сигме» я вернулся на футбольное поле.
Все тренировки веду сам. Причем каждый день придумываю для футболистов новые
упражнения. Игрокам это очень нравится. К слову, творческого подхода не хватало
Боровичке. Он с зенитовцами работал по одному и тому же плану. Я ему много раз
говорил: «Возьми вечером лист бумаги. Посиди, придумай что-нибудь новое». Но он
меня не слушал.

– Многочисленные покупки легионеров, которые в итоге не проходили в основной
состав «Зенита», создали вам имидж тренера, который зарабатывает на контрактах
футболистов…
– Я никогда не знал зарплаты игроков, не имел отношения непосред-ственно к
подписанию контрактов и вообще к деньгам клуба. Более того, уверен, что на
приобретении футболистов «Зенит» нисколько не потерял, что все деньги в конце
концов вернулись назад. Да, не все ребята смогли проявить себя в Петербурге. Но
надо понимать причины этого. Когда я приглашал Марека Кинцла, то ничего
сверхъестественного от него не ждал. Он хорошо играет головой и мог бы помочь
команде в случае травм Аршавина или Кержакова. Потом Марек сам решил покинуть
Россию и, надо признать, стал не последним человеком в венском «Рапиде».
Неудачной была покупка Драгана Чадиковски. Но он сам виноват в своих проблемах.
Думал, что звезда. Хотя, опять же, как игрок он обладает очень неплохими
данными. Однако продемонстрировать их Чадиковски мог бы, если бы проходил в
основной состав, если бы играл. Но я не мог не ставить Аршавина с Кержаковым.
Это как-никак нападающие сборной России. А что касается последних приобретений –
в частности корейца Хен Ен Мина, – так я всегда говорил, что мне купили
футболиста, которого я до появления в «Зените» в деле не видел.

– Когда осенью 2002 года вы летели в Петербург, могли предположить, что
станете для «Зенита» столь неоднозначной фигурой?

– Тогда я не знал, куда ехал. Знал, что российские спортсмены хорошо играют в
теннис, в хоккей, есть неплохие футболисты. Я ехал в большую страну, ехал
работать.

Петржела о своей отставке:
– Не секрет, что я говорил бывшему председателю совета директоров «Зенита»
Давиду Трактовенко: «Если ты уйдешь из клуба, уйду и я». Но он все-таки уговорил
меня прошлой зимой остаться в Петербурге. К тому же в Прагу прилетел президент
«Зенита» Сергей Фурсенко. У нас с ним состоялся нормальный, деловой разговор.
Фурсенко вообще очень приятный человек… Так вот, мы с ним четко оговорили, кто и
за что отвечает, договорились, что он в дела команды «не ходит». Первоначально
никто меня увольнять не хотел. А проблемы начались из-за того, что руководство
РФС захотело, чтобы «Зенит» возглавил Дик Адвокат. Я даже слышал версию,
согласно которой комбинация была следующей: сборную России возглавляет Гус
Хиддинк, которому в помощь нужен еще один голландский специалист, который должен
работать с местным клубом. В тот момент меня очень удивил Константин Сарсания,
который дал журналистам интервью, заявив, что Петржела требовал пригласить в
«Зенит» Томаша Росицки и Руда ван Нистелроя. Мне такие дурацкие фамилии даже на
ум не приходили. Я думаю, что в тот момент люди просто хотели меня разозлить,
как-то задеть.

Петржела об Илье Черкасове и Владимире Быстрове:
– Когда генеральным директором «Зенита» стал Илья Черкасов, я волновался, потому
что не знал, какой он человек. Но со временем я понял, что очень честный и
порядочный. Когда у меня в Петербурге возникла серьезная личная проблема, все
разрешил один звонок Черкасову. И это неправда, что он не любил футбол. Еще как
любил! Каждый матч «Зенита» Илья смотрел, стоя на ногах. А потом мы садились в
самолет, разговаривали, и он вспоминал такие игровые эпизоды, о которых даже я
забывал. Черкасов знал все о команде и об игроках.
Помню, как мы продавали Владимира Быстрова. Я решил, что предложение «Спартака»
– это шутка. Никто не верил, что такого футболиста могут купить за такие деньги.
Но прихожу утром на тренировку, смотрю вокруг, а Вовы нет. И тут я понял: Илья
выиграл ставку.

Источник: Спорт день за днём Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 мая 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший центральный защитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →