Подозреваемый Кулалаев
Текст: «Чемпионат»

Подозреваемый Кулалаев

Согласитель, нечасто такое бывает: сезон футбольный даже не собирается еще начинать кончаться, а судья, чья работа в 2006 году будет помниться дольше и ярче всех прочих, уже определен.
19 сентября 2006, вторник. 20:10. Футбол
Московский «Спартак» обвинил его в получении взятки от ЦСКА. Сергей Шавло обещал привести его в суд. В премьер-лиге он успел поработать только на одном матче. Он находится под следствием и не дает интервью. Для PROспорт он сделал исключение. Cергей Mикулик отправился в город Волжский, где сейчас прячется подозреваемый Кулалаев.

Согласитель, нечасто такое бывает: сезон футбольный даже не собирается еще начинать кончаться, а судья, чья работа в 2006 году будет помниться дольше и ярче всех прочих, уже определен. И это при том, что отработал-то человек один-единственный матч в середине июля и больше в этом году на поле явно не появится. Обвиненный после знаменитой теперь игры «Томь» – «Спартак» во всех смертных грехах, Павел Кулалаев судит теперь исключительно матчи чемпионатов Волгоградской области и родного города Волжский и ждет окончания проверки, проводимой ОБЭП (для тех, кто не в курсе, – отделом по борьбе с экономическими преступлениями).

- Каково это – чувствовать себя человеком, накрытым таким колпаком?
- Да я как-то впрямую никакого давления не ощущаю. Ну, разговоры телефонные, может быть, прослушиваются – но в них едва ли кому удастся обнаружить состав преступления. А так я из газет в основном узнаю, как проходит расследование по моему делу. Читал, что Левникова куда-то там вызывали, еще кого-то… Ко мне же пока никто не обращался.

- Но версии какие-то вокруг вас витают?
- После того как с вариантом подкупа вроде бы затихло, появилась версия о тотализаторе: будто бы я сам на нужный результат поставил, его потом и обеспечив. Шавло ведь пообещал во всеуслышание доказать, что «арбитр брал деньги» – остается только выяснить, откуда.

- Кстати – сколько составил ваш доход от вояжа в город Томск?
- Что-то порядка 37 тысяч рублей. Мне ведь «двойку» поставили – вот и гонорар вышел вдвое меньшим. Из тех 84 тысяч (минус налоги), что платят судье в поле в премьер-лиге…
Колоссальные (даже в споловиненном виде) деньги по меркам города Волжский – как человек, проживший там три весьма насыщенных дня, могу это засвидетельствовать ответственно. Жаль только, если они окажутся последними, заработанными Павлом судейством, – как-то не похож он при личном, не через экран, знакомстве на двоечника. Донельзя простой честный парень, выросший без отца («Меня мать как приучила. Однажды в школе сказали, что неполным семьям буду доплачивать по 10 рублей за питание. Я пришел, рассказал ей, а она мне так ответила: лучше она на еще одну работу устроится, но чтобы я об этом забыл»).

- Вообще-то к слову «судья» так часто прилагается слово «деньги», причем не те 84 тысячи, что проводятся через кассу РФС, что со временем должен бы естественный иммунитет выработаться…
- Но только когда тебя не на всю страну продажным объявляют. А так – конечно, если ты чуть куда-то поднялся, а уж тем более – до премьер-лиги, – значит, занес кому нужно. Не раз мы с коллегами-ровесниками эту тему обсуждали. У нас свою честность можно доказать только методом от противного: ну что и кому мы можем дать, если дать нам при всем желании нечего?

- Как говорил один из моих любимых судейских когда-то начальников: «Ну чем эти молодые могут меня удивить, кроме хорошего судейства?»
- Именно так – ты судишь в надежде, что тебя когда-нибудь заметят. Я вон шесть лет во второй лиге трудился, хотел бросать уже, поскольку никакого движения наверх не просматривалось. У нас ведь по ступенькам все: сначала тебя должна рекомендовать наверх Коллегия судей Волгоградской области, потом – Черноземья… И уже на этом этапе можно закончить, потому что в Воронеже или Тамбове судить ребята тоже умеют – просто кто-то когото на удачной в сезоне игре заметил, а кому-то или инспектора авторитетного не попалось, или игра не задалась.

- Но зачем обязательно заканчивать – вон сколько народу эту вторую лигу десятилетиями судят!
- Если правду хотите – грустно это, всю жизнь вторую лигу судить. Слишком уж там силен фактор своего поля. Хозяева ждут, что судьи будут им помогать, гости к этому готовы, они же потом их так же примут… В общем, те здоровые веяния, что коснулись высших дивизионов, туда еще не дошли.

- Так вас лично как заметили?
- Чистый случай и немного профессиональной наглости. Я был резервным арбитром, как местный, на матче премьер-лиги «Ротор» – «Уралан». Судить должен был Валентин Иванов, но из-за тумана не смог прилететь. Начали искать кого поближе, дозвонились Егорову в Нижний, но там прямого рейса не было, а остальным – не успеть. И тогда Валерий Павлович Бутенко, уважаемый инспектор, говорит, что есть два выхода: либо он берет свисток и попадает в Книгу Гиннесса, либо работать предстоит кому-то из нас. Кто готов? Я вызвался сразу – понял, что вот он, мой шанс, и решил рискнуть.

- Матч-то важный был?
- В том-то и дело, что нет – предпоследний тур, обе команды уже не стояли на вылет – в таких играх и футбол, и судейство идут в удовольствие. Ну я и отбомбил как умею, получилось без грубых ошибок. Валерию Павловичу (а человек, на всякий случай, чемпионат мира судил) понравилось – есть, оказывается, и в провинции молодые и небесталанные. И получил я потом вызов на сборы предсезонные, в Сочи.

- А там что – опять повезло?
- Как раз нет. Готовились к игре, уже в автобус сели, тронемся вот-вот, и вдруг Левников в него входит: «А ну давайте сюда этого готового судью для премьер-лиги! Посмотрим, что он там умеет!» У меня после таких слов все опустилось – если, думаю, у Левникова настрой лично убедиться, что ничего я не умею… И игра как-то сразу не задалась, и футболисты у меня задрались…
После игры Николай Владиславович понятно что мне сказал, и я решил, что упустил шанс, которого теперь может больше и не быть. Никогда. В тот год – 2003-й – я так и остался во втором своем дивизионе. Зато на следующий попал наконец в число помощников в первом – и это для меня был колоссальный прорыв.
В конце того же сезона помогаю на линии в матче на Кубок – «Локомотив» с «Черноморцем» играл. О том, что Левников на игре, и понятия не имел – да если бы и знал, работал бы с той же концентрацией. Но чтобы твою работу на линии оценили, надо, чтобы рядом с тобой что-то происходило, – а так можно без дела всю игру простоять. Но мне в тот вечер повезло – все спорные моменты потребовали моего участия. И после игры Шеф зашел в судейскую со словами: «Поздравляю, молодой человек – отличная работа, будем рекомендовать вас судьей-помощником в премьер-лигу!» Я и обрадовался, и огорчился – теперь, думаю, мне всю оставшуюся жизнь в помощниках ходить… Но на серьезном уровне на линии хорошо пошло – пробился и в главные.
Опальный судья Павел Кулалаев за три дня нашего знакомства два раза судил доступные ему город-область и однажды мотался на своей «девятке» («Когда первую лигу судить начал, а там по 17 тысяч главному платят, удалось довольно быстро скопить») в Волгоград на кафедру инфизкульта заниматься своей диссертацией, которую – время теперь есть – надеется защитить к концу года. Тема: «Методика определения положения вне игры…» – и дальше множество профессиональных терминов.

- Готовитесь перейти в теоретики?
- Да я бы еще попрактиковал на профессиональном уровне, ведь только вкус его почувствовал! Когда мне позвонили и спросили, готов ли я как арбитр из резерва премьер-лиги лететь в Томск, я не задумываясь ответил, что да, да! Не в моем характере отказываться от таких предложений.

- Вы знали, что первоначально должен был работать в Томске другой арбитр?
- Я об этом и не знал. Готовился, как будто с самого начала назначили меня. Сказал, что не подведу, – и вперед.

- Как встретили в Томске?
- Замечательно! Не знаю даже, какую должность в клубе занимает человек, моим приемом-размещением занимавшийся. Спросил, какие пожелания. Жарко было, я попросился в Оби искупаться.

- Ну, Обь-то – она для всех бесплатная…
- Можете не верить, но мы с ним – да и вообще ни с кем там в Томске – за все время об игре ни разу не обмолвились. Да и кто с незнакомым судьей такие вещи обсуждать будет. Это, кстати, была одна из главных идей Левникова – влить в судейский корпус свежую кровь, дав дорогу людям, которые с командами еще никакими отношениями обрасти не успели.

- Чтобы не провоцировалась пресловутая «симпатия»?
- У Шефа свое видение темы было: он говорил, что вы сегодня не сильнее тех, кому идете на смену, – но и отрицательного опыта у вас пока нет тоже.

- Вам, однако, хватило полутора часов, чтобы приобрести его в избытке.
- Хватило…

- Как Павлюченко удаляли, помните?
- Теперь уж вовек не забуду. В первом тайме я ему желтую абсолютно по делу показал. Когда на перерыв уходили, он подошел ко мне отношения выяснить: «Ты че мне желтую дал – потому что знал, что она у меня четвертая?» Я ответил, что дал потому, что было нарушение, заслуживавшее предупреждения. Выходим на второй тайм – он опять ко мне: «Нет, ты, такой-сякой, стопудово все знал!»
И вскоре этот момент, с его падением. С той позиции, что я занимал, мне казалось, что был нырок. Я для надежности и с помощником успел условленными жестами обменяться. Он подтвердил: симуляция. Так что я еще больше в решении уверился.

- А когда вы поняли, что не избежать скандала?
- После назначенного пенальти в ворота «Спартака». Он, безусловно, был – я бы и сейчас его назначил. Но два таких решения против одной команды, да еще «Спартака»…

- Каким было ваше состояние, когда Титов в концовке забил гол?
- Оно ухудшилось, мягко говоря. Этот гол по жесту помощника я обязан был отменить – и это было третье решение против одной команды.

- Что было после игры?
- Зашел в судейскую спартаковский начальник Жиляев, ругался очень, тоже мягко говоря, мы, сказал, сейчас в протоколе про предвзятое судейство напишем. Я ответил, что вы написать ничего не можете – правила такие, – можете только диктовать, а писать я уж сам буду. «Футбольный клуб «Спартак» (Москва) подает жалобу на неквалифицированное, предвзятое судейство арбитра Кулалаева…»

- Вы как-то попытались оправдаться?
- Я только сказал, что старался быть объективным: был пенальти в ворота «Томи» – я его дал, был в ворота «Спартака» – и его дал тоже. Но, просмотрев видеозапись, сразу понял, что с удалением Павлюченко я грубейшим образом ошибся. Но такого резонанса? Конечно, не ожидал. И когда в тот же день началась шумиха на телевидении, а на следующий – в газетах, я понял, что я натворил по отношению – нет, не к «Спартаку» – к Левникову. Это как в цирковом аттракционе – он яблоко себе на голову поставил – стреляй, я в тебя верю! Я выстрелил – и попал ему в лоб. И этот рубец на сердце останется у меня навсегда. И пусть теперь говорят, что к отставке Левникова дело и так шло, я-то точно знаю, что свой «вклад» в это дело внес – и как бы ни решающим он оказался.

- С его преемником Зуевым как-то общались?
- И даже весьма обнадеживающе – Сергей Владимирович сказал, что имеет меня в виду, и если только расследование ничего не выявит, шанс у меня еще будет. Но кто ж его теперь знает – когда…

- А у расследования этого есть какие-то обозримые сроки?
- Если бы меня хоть раз куда-то вызвали – я бы непременно поинтересовался. Но если в Думу поступает какой-то запрос, как на меня Гришанкову от некоего «рядового гражданина России», – и назначается проверка, то выводы свои она должна обнародовать в течение месяца – это я в газете прочитал. Значит, в конце сентября могу что-то услышать. Сезон-то этот для меня в любом случае закончен…

- Но ведь процесс может и растянуться: если ваше «дело» не удается раскрыть по горячим следам, оно, как правило, продолжается «до полного выяснения обстоятельств» – и вы все это неопределенное время живете с прослушиваемыми телефонами…
- Да это на самом деле не самое страшное – где-то через неделю после матча в Томске у моих друзей стали интересоваться люди из органов: кто я, что я, на какие такие доходы живу. Ребята мне, конечно, все сразу рассказали – да я, в общем-то, и так весь на виду. Скрывать практически нечего.

- К слову, о доходах – в перерывах между всеми этими играми надо ведь где-то числиться?
- На Волжском трубном заводе спортинструктором. Только я там не числюсь – я работаю. За 5 тысяч в месяц.

- Да, без судейства в вашем городе, похоже, не разгуляешься…
- Если не добьюсь реабилитации, скорей всего, уеду. Друзья в Москве бизнесом занимаются, давно зовут: бросай ты, говорят, свое судейство…

- А бросите – жалеть не будете?
- Буду – потому что если даже найду себя в чем-то другом, то едва ли когда переживу тот адреналин, что рвется наружу уже при выходе на поле. А уж когда ты качественно отработал тяжелую игру и футболисты с тренерами жмут тебе в знак признания руку, испытываешь ощущение, близкое к блаженству. И все у тебя хорошо.

- И так с пустой рукой из города и уезжаешь…
- Я так отвечу: сейчас смешные игры, конечно, сужу, но и на этом уровне, бывает, что купюру тысячную сунут: на тебе на пиво, заслужил. Им отвечаешь, что если вы хотите пивом угостить, то за парой бутылочек о футболе поговорить, конечно, можно – но деньги свои, пожалуйста, уберите. А если говорить о других играх, то в нашем деле ведь все тайное очень быстро становится явным. И для этого вовсе не надо такие масштабные проверки, как в моем случае, назначать.

- Я где-то читал высказывание Мутко: если Кулалаева вновь допустят к судейству, то начинать ему придется с самых низов. Готовы?
- Смотря с каких. Если с городского первенства мальчиков, то не готов – чтобы вернуться на прежний уровень, моей судейской жизни уже не хватит. Но пройти еще раз вторую лигу – думаю, что смогу. Хотя сразу после всех этих обвинений я хотел форму сжечь, а свистки и карточки молодым своим коллегам раздать. Но потом решил побороться.

Р.S. Когда уже из Москвы я согласовывал с Павлом некоторые нюансы этого интервью, «Спартак» как раз играл с «Баварией» – не поинтересоваться впечатлениями было невозможно. «Вы что хотели от меня услышать – так им и надо?! Да нет, наоборот, – четырех голов они точно не заслуживали. Это – если объективно…»
Источник: PROспорт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →