Все новости
Хоккей. Россия — Швеция. LIVE.

Андрэ Бикей: "Локо" в России - как "Реал" в Испании

Интервью новобранца "Локомотива" Андрэ Бикея, перешедшего в состав железнодорожников в период летних дозаявок из ярославского "Шинника".
Футбол

Камерунский новичок чемпионов России дебютировал в их составе, едва приехав в
Москву из Ярославля. Вышел на поле на 72-й минуте матча с «Тереком», когда счет,
впрочем, уже был 4:0 в пользу железнодорожников. Со «Спартаком» же играл не
далее как два тура назад — 25 июня. Тогда его скидка головой после подачи
углового помогла «Шиннику» в концовке встречи сравнять счет и в итоге свести
матч вничью.

После той игры Бикей сказал, что переходит из средней команды в более классную,
хотя о Ярославле сохранит добрые воспоминания, что хотел бы поиграть в Лиге
чемпионов. Пока же Москва поражает африканца масштабами, и, чтобы стать
уверенным в себе столичным жителем, ему потребуется время.

— Впечатлениями о вашей столице пока делиться трудно, — говорит Бикей, уже
будучи игроком «Локомотива». — Но, конечно, Москву не сравнить с Ярославлем,
который намного меньше и приятнее.

— Вы находите, что приятнее?
— Там все рядом — магазины, рынок. А здесь я уже неделю, но до сих пор не могу
понять, где нахожусь. Пока совсем не ориентируюсь.

— Может, потому, что живете на базе?
— А мне уже предоставили квартиру. Только не могу сказать, в каком районе.

— Жена с вами?
— Да.

— Доводилось слышать, что она из Испании?
— Да, испанка.

— А на каких языках, кроме французского и испанского, вы говорите?
— Чуть-чуть на португальском.

— Но есть же и африканские языки.
— Я их не знаю.

— Правда? Всегда считал, что в Черной Африке любой изъясняется сразу на
нескольких диалектах, пусть даже совсем не знает грамоты, а у некоторых наречий
вообще письменности нет.

— Все зависит от того, на каком языке говорят дома. Со мной же с рождения и
отец, и мать говорили на французском. И по телевизору я смотрел программы на
этом языке, и в школе на нем учился.

— Родители тоже не знают местных языков?
— Знают. Но они-то в деревне родились, а я в Дуале (экономическая столица
Камеруна.).

— Почему же после Дуалы, где порядка полутора миллиона жителей, вы так
теряетесь в большом городе?

— Не считаю Дуалу такой уж большой. С Москвой по размерам не сравнить.

— Лет двадцать назад мне довелось там быть проездом. В памяти отложилось, что
на каждом углу зерна кофе продавали.

— Кофе у нас выращивают много, но сами камерунцы пьют его меньше, чем в Европе.
И без него жарко.

— Даже в Испании и Португалии вас не приучили к этому напитку?
— Иногда пью. Но больше люблю чай.

— Как предпочитаете, чтобы вас звали — Стефан или Андре?
— Мне все равно. Оба имени мои.

— Но жена, скажем, какое имя использует?
— Бикей или Стефан, но никогда Андре.

— Ей не нравится это имя?
— Дело в привычке. В Испании меня звали Стефан Бикей.

— А родители как называли?
— Бикей Андре.

— Странно. Выходит, близкие к вам по фамилии обращаются — Бикей?
— А Бикей не фамилия, а одно из имен. Моя фамилия — Амугу. Бикей Андре — имя
деда, а Стефан — собственно мое.

— Почему же в России вы не играете под фамилией? Это ваш собственный выбор?
Как у зимбабвийца Мварувари из «Осера», который решил во Франции выступать под
именем Бенджани?

— Я никакого выбора не делал. Называют Бикей — я не против.

Что ж, теперь, когда все привыкли к Бикею, видимо, придется камерунцу и в
дальнейшем обходиться в России без фамилии.

— Вы побывали в «Эспаньоле» и «Барселоне», но не сыграли за эти клубы ни
одного матча. Находились в молодежных командах?

— Никогда. Я работал с основным составом. Проблема заключалась в том, что у меня
был камерунский паспорт. А в Испании существуют ограничения на иностранных
футболистов. Так за два года в чемпионате этой страны и не сыграл. Только
набирался опыта. И перебрался в Португалию.

— В прошлом году «Шинник» играл в Кубке Интертото с португальской «Лейрией».
Помните те матчи?

— Совсем не помню.

— Как же так, если вы были в этой команде?
— В «Лейрии»? Никогда не был.

— А в заявке и в ваших досье написано...
— Это ошибка. В Португалии я играл за «Пасуш де Феррейра» и «Авеш». А потом
вернулся в «Эспаньол», откуда уже и отправился в «Шинник».

Обратившись к португальскому справочнику, я обнаружил, что действительно Бикей
выступал в сезоне-03/04 за названные клубы. Причем карточек набирал, как и в
«Шиннике», изрядное количество. За «Пасуш де Феррейра», выступавший в высшем
дивизионе, провел две игры и получил одно предупреждение, за «Авеш» (D-2) его
итог: 14 матчей, 5 желтых и одна красная карточки. В чемпионате России камерунец
тоже регулярно отмечается в протоколах: 11 матчей в составе «Шинника», 6
«горчичников» и одно удаление (уже во второй своей игре — с «Динамо»). Признает
в связи с этим, что иногда бывает чересчур эмоционален.

— Во время чемпионата Европы посетили какие-то матчи?
— Нет. Тогда проводил отпуск в Испании.

— Какая сборная нравилась?
— Сейчас силы подравнялись. Уже нет таких явных лидеров, какими были Франция или
Италия. Сегодня мне нравится, как играют голландцы. Болею же я, конечно, за
сборную своей страны.

— А какому клубу симпатизируете?
— «Барселоне».

— Хотели бы туда однажды вернуться?
— Я бы не ставил так вопрос. Сейчас я в «Локомотиве», только пришел в этот клуб.
Где зарабатываю деньги — там и играю.

— После «Шинника» московский клуб произвел на вас впечатление?
— У клубов несравнимая инфраструктура. Как я понимаю, попасть в «Локомотив» в
России — это все равно что в «Реал» в Испании.

— В последних двух матчах за «Шинник» и дебютном в «Локомотиве» вы
действовали на позиции опорного полузащитника. Где вам играть предпочтительнее:
в обороне или средней линии
?
— Проще — центральным защитником, потому что на этом месте я играл довольно
долго.

— Но многие футболисты африканского происхождения, будучи, как и вы, крепкими
ребятами крупного телосложения, обрели мировую известность, играя
полузащитниками оборонительного плана. И Марсель Десайи, и Патрик Виейра, и
покойный Марк-Вивьен Фоэ.

— Вопрос в навыке. В полузащите надо больше двигаться. Если меня будут
использовать как опорного хавбека, потребуется какое-то время на адаптацию.

— Чего вам не хватает в России?
— Общения на знакомом языке.

— В Ярославле по крайней мере был Серж Бранко.
— Одно дело — болтать с соотечественником, другое — объясняться в магазине или
кафе. Когда выучу русский, мне будет проще.

— Вы не выходите куда-то погулять, провести свободное время?
— В Москве пока нет. Ярославль — сравнительно маленький город. Там у меня
проблем с этим не было.

— Позволю себе деликатный вопрос: вы не сталкивались в России с проявлениями
расизма, не было конфликтов на этой почве?

— Только некоторые болельщики «Зенита» во время матча на Кубок России в
Санкт-Петербурге позволяли себе выкрики расистского характера.

— А на поле с подобными провокациями не сталкивались?
— Нет. Игрока, к слову, я еще могу понять. Он разгорячен, его ударили по ногам,
человек злится и в пылу борьбу срывается. Зрители — другое дело. Конечно,
оскорбительные выкрики позволяют себе совсем молодые люди. Но это в любом случае
плохо. Если старший брат так поступает, младший берет с него пример.

— У вас, кстати, сколько братьев и сестер?
— Три брата и три сестры.

— Братья играют в футбол?
— Один старший брат выступает за французский любительский клуб «Пасси-сюр-Эр».

— Забив 10 апреля гол «Алании», вы совершили кульбит. У кого-то
позаимствовали такое выражение радости?

— Нет. В конце концов, много голов я забивал только в детстве.

Комментарии (0)
Партнерский контент