100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Дмитрий Сычев: за мной охотятся светские львицы

Дмитрий Сычев - единственный футболист в России, чьи фанатки имеют собственное прозвище - «сычевки». Единственный игрок, ажиотаж вокруг которого получил специальное название «сычемания».
22 сентября 2006, пятница. 09:47 Футбол

Дмитрий Сычев — единственный футболист в России, чьи фанатки имеют собственное
прозвище — «сычевки». Единственный игрок, ажиотаж вокруг которого получил
специальное название «сычемания». В свои 22 года Дима успел стать и лучшим
игроком России, и звездой сборной, и участником скандалов.

В воскресенье его «Локомотив» сыграет с ЦСКА, и этот матч, скорее всего, станет
решающим в распределении призовых мест чемпионата. Но перед игрой мы решили
поговорить с одним из самых закрытых спортсменов страны не только о футболе.

ХОЧУ ЛЕТАТЬ

— Дима, ты молодой парень, и наверняка думать только о футболе просто
невозможно. Хватает времени на светскую жизнь?

— Очень мало. Дело даже не во времени, просто футбол отнимает массу и
физических, и моральных сил. Часто хочется только одного — поехать домой и
отдыхать. Но это невозможно. Есть куча дел, куча мест, куда хочется сходить.

— Чего хочется попробовать прежде всего?
— Очень хотел бы прыгнуть с парашютом и полетать на МиГ-29.

— Как Путин?
— А он летал? Нет, не поэтому. Просто для себя. Говорят, это весело.

— Любишь высокие скорости?
— Да. Это возраст, наверное…

— Какая у тебя машина?
— BMW. Но машина мечты другая. Не буду называть. Пока ее у меня нет, но,
надеюсь, скоро приобрету.

НЕ ПАЙ-МАЛЬЧИК

— В начале карьеры ты стал центром скандала. Ушел из «Спартака», получил
дисквалификацию. И разговаривать с кем-либо ты тогда отказывался, так что писали
о тебе что хотели…
— А мне все это было глубоко по барабану. Просто потому, что все это
неправда. Ну выдумывали что-то про меня люди, которые меня не знают. Я старался
ничего не замечать.

— В итоге к твоему имени скандальность так и не прилипла. Собираешься как-то
еще работать над своим образом?

— Никогда не думал нанимать пиарщиков для создания собственного имиджа. Какой
есть, такой и есть. Я не стремлюсь быть идеальным, пай-мальчиком. Да это и не
так на самом деле. Но и резать правду-матку на всех углах не собираюсь.

— Но если у кого и есть шанс стать русским Бэкхемом, так это у тебя.
— Мне это не надо. Не тщеславен я, наверное.

— Ты так часто меняешь прически — это чтобы народ шокировать?
— Разве часто? Ну бывает, да. По настроению. У меня много знакомых стилистов.
Иногда подсказывают что-то. И мне это интересно.

— Не смущает, что на всех углах обсуждают твою зарплату, как и заработки
других известных людей?

— Все думают, что футболист всегда в шоколаде. Вышел, пятнадцать минут попинал
мячик на тренировке, кучу денег получил — и домой. Но если бы они окунулись в
нашу жизнь, посмотрели бы, чем мы жертвуем, на что идем, то наверняка завидовать
бы перестали.

— Сейчас в Европе почти не осталось наших футболистов. И ты не собираешься
уезжать?

— Скажу так. Ехать в средний клуб нет никакого смысла. А до клубов-грандов пока
недотягиваю. Я реалист, надо трезво оценивать свои силы. Надо прибавлять во всех
компонентах.

— Может, просто не хватает раскрутки, звездности?
— Нет, это же спорт. Все на поле сразу видно.

— Политика тебя интересует? Не предлагали вступить в какую-нибудь партию?
— Политика? Смотрю новости. Но на свете есть много всего поинтереснее. А в
партии вступать я не буду, тем более делать в них какую-то карьеру. Я же не
смыслю в этом ничего, да и не мое это. Люди должны своими делами заниматься, а
не лезть из одной сферы в другую.

ЗАВИДНЫЙ ЖЕНИХ

— О браке, конечно, не задумываешься?
— Рановато пока.

— Но ты не разделяешь модные тенденции о том, что брак умирает?
— Нет. У меня есть пример — мои родители. Они прожили много лет вместе, и у меня
всегда была нормальная семья. И это хорошо, по-моему.

— От своих знаменитых поклонниц научился отбиваться?
— На самом деле ажиотаж был, когда я в «Спартаке» играл. Сейчас все тише.
Правда, писем по-прежнему приходит много. Я на них не отвечаю. На все не успею,
а если кого-то выделить, другие обидятся.

— По всем рейтингам ты один из самых завидных женихов России. Это льстит?
— Такие заметки в журналах и газетах иногда встречаю. И всегда улыбаюсь. Смешно
же.

— При этом многие это воспринимают всерьез. Наверняка светские львицы,
охотницы за мужьями тебя без внимания не оставляют. Или не думаешь об этом?
— Но как о таком не думать, тем более в Москве? Конечно, думаю, это очень
актуальная проблема. Стараюсь как-то бороться. Но мне кажется, особой науки тут
нет. Чаще всего таких девушек сразу видно. Я их на уровне подсознания определяю.

— Московская светская тусовка состоит как из известных людей, которые
вкалывают — кто в театре, кто на футбольном поле, кто в шоу-бизнесе, так и
просто из людей с деньгами. У них все есть и без работы. Не завидно?
— Наоборот. У меня есть чувство жалости к ним. Они же просто прожигают
жизнь. Ничем полезным не занимаются. А дальше что? А мы и работаем, и отдыхаем.

— Но неужели нет соблазна сорваться, плюнуть на все? На этом же многие
сгорали.

— Но не я. Я знаю цену вещам, знаю, чем это грозит, и на мелочи размениваться не
хочу.

— Считаешь себя модным?
— Мне нравится, как я выгляжу. А модный или нет — все равно. И за марками в
одежде не гонюсь. Просто есть свой стиль, и меня это устраивает. Мне нравится
быть непохожим на других.

— Тебя легко вывести из себя?
— Нет. Но на поле всякое бывает. Однажды даже судью ударил. Сразу скажу — был не
прав. Во Франции «Марселю» назначили пенальти на последней минуте при ничейном
счете. Обидно жутко! Мы все обступили арбитра, а я сгоряча ударил его в бок
кулаком. Он видел, конечно. Бывает такое, когда на нервах, в гуще событий. Но
все равно надо сдерживаться.

— А если бы тебя, как Зидана, Матерацци весь матч доводил, выдержал бы?
— Постарался бы справиться. Просто, если ты на взводе, удержаться непросто.

ИГРАТЬ НАДО ДОЛГО

— А любимый ресторан у тебя есть?
— Нет ничего вкуснее того, что готовят мои бабушка и мама. Нет — правда, ничего
лучше не пробовал.

— Как устроился в Москве?
— Я живу в Подмосковье, на даче.

— Есть какой-то материальный ориентир в жизни — дача на Рублевке, остров,
дворец...

— Мне хотелось бы, чтобы моя семья всегда была обеспечена. А для этого надо
играть. И чем дольше, тем лучше. Но самое приятное, что я еще и удовольствие от
футбола получаю. Нам, футболистам, вообще повезло — занимаемся любимым делом, да
еще и за деньги. Причем я получаю кайф даже от тренировок!

— Ты человек с чувством юмора?
— Оно у меня своеобразное. Я не весельчак, не балагур. Но посмеяться и над
собой, и над другими могу.

— С Гусом Хиддинком успел познакомиться поближе?
— Невозможно так быстро узнать человека. И эмоции испытать, и описать их. У него
свой взгляд. Он очень спокойный. Хиддинк наметил свой путь и твердо будет по
нему идти. Для него не существует мелочей.

— На чемпионат Европы с Гусом мы попадем?
— Во всяком случае, я для этого сделаю все возможное.

Источник: Комсомольская правда Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 сентября 2017, вторник
Партнерский контент