• Главные новости
  • Популярные
Дмитрий Булыкин: меня хотят убрать из футбола
Текст: «Чемпионат»

Дмитрий Булыкин: меня хотят убрать из футбола

Нападающий московского "Динамо" в очередной раз выставлен на трансфер динамовским руководством. Он уверяет, что за этим решением стоят происки его недругов, желающих выдавить форварда из футбольной среды.
27 сентября 2006, среда. 13:34. Футбол

С Дмитрием Булыкиным мы встретились не в первый раз. И все в том же месте. В
злачном. Вечерами оно превращается в очень злачное — с ногастыми девками и
карманистыми мужиками. Но встречались днем. Да, почти отчетом начинаю свой
материал, дабы сразу оговориться и от чего-то отмазаться. Однако Булыкину
засиживаться и вправду было некогда. Он спешил по делам и заехал пообщаться со
мной проездом с Кубка Дэвиса, где болел за именитого приятеля — Марата Сафина.
Разговор с отставным форвардом состоялся совсем не отчетным. А вы ожидали
другого?

ВЗГЛЯД НАЗАД

УВЫ, ЮРИЙ ПАЛЫЧ ТРЕБОВАЛ ОТ МЕНЯ НЕРЕАЛЬНОГО

— Дмитрий, давайте попытаемся разобраться и увязать два своеобразных конца:
одна сторона — тренерская, говорит, что Булыкина будили-будили, но так и не
разбудили, другая же — сторона самого Булыкина, заявляет, что ему элементарно не
давали шансов.

— Дело в том, что динамовским тренерам не удается сделать того, чего они хотят,
после чего они начинают искать причины неудач. Правда, почему-то предпочитают
винить команду, а не разбираться в самих себе. И еще они обвиняют каких-то
конкретных людей поодиночке в том, что плохо играет команда. Это мне непонятно.
Тем более я не так мало мячей умудрился забить в текущем сезоне. Другие вообще
за то мизерное время, что было у меня, не забивают, и их не критикуют так
разгромно, как меня. Да и играл я неплохо, а посему не считаю, что Булыкин в
чем-то виноват. Даже наоборот…

— Семин в процессе работы часто произносил: «Дима, я тобой недоволен»?
— Он говорил мне чуть по-другому: «Давай, больше работай». Но говорил-то одному
мне. И «говорил» — это мягко сказано. Юрий Палыч кричал. Хотя остальные
занимались ровно с таким же усердием, как и я.

— Помимо общих фраз, Юрий Палыч конкретизировал свои требования?
— Я расскажу вам пример, который охарактеризует все его отношение ко мне.
Началась тренировка. Обычное дело: команда бежит по кругу. Я бегу пятым. И на
первом же круге он мне кричит: «Булыкин, плохо бежишь!» Передо мной четыре
человека, сзади меня — двадцать. Вот до сих пор думаю, и почему это я тогда
плохо бежал. И так продолжалось постоянно. Юрий Палыч хотел от меня очень
многого, а иногда и нереального.

— Нереального?
— Он хотел, чтобы я всегда куда-то бежал. А куда? И зачем? Вот этого он мне
никогда не объяснял.

— И что, без тактических установок?
— Без них. Носиться нужно было сломя голову. А я никогда подобным не занимался.

— А во времена работы с Семиным в «Локомотиве» каким образом общий язык
находили? Тогда вроде одно время все довольны были.

— Я всегда откликался на пас. Вот в соответствии с передачами из средней линии и
регулировал собственные действия. Когда же пасов нет, я особо и не бегаю.
Считаю, это нормальное явление для нормального форварда. Сами посмотрите,
сколько у нас в чемпионате носящихся нападающих! Когда же мяч до них доходит, у
них уже язык на плече, и с мячом они не знают, что делать. Я не из таких.

— Если Юрий Палыч всегда на вас злился, почему он решил оставить в команде
Булыкина, которого руководители «Динамо» видеть у себя не хотели?
— Без фактурного форварда сегодня в футболе тяжко, а «Динамо» не могло
быстро найти мне замену. Все логично.

— Освободились от Булыкина, взяли Пошкуса, уровень готовности которого
находится под огромным сомнением. Человек давно серьезно не играл.
— Здесь дело не в том, кого взяли. Меня фактически исключили из команды по
неспортивным причинам.

ОНИ РАССЧИТЫВАЮТ, ЧТО Я ПОКОНЧУ С ФУТБОЛОМ. НЕ ДОЖДУТСЯ!

— И откуда эти причины взялись?
— Не сошлись характерами с некоторыми личностями. Точнее, нет, не так. Я со
всеми сошелся. Просто эти некоторые личности не хотят, чтобы я играл в «Динамо»
и вообще играл в футбол.

— Это что за бредовые идеи?
— Очень много людей, которые мне завидуют и… Дальше я промолчу.

— Тем не менее ладно бы «Динамо». И оно без Булыкина проживет, и Булыкин без
него тоже. Но без футбола...

— Поэтому меня и не продали летом, а уведомили лишь тогда, когда сезон дозаявок
уже завершился. И цену заломили, не соответствующую здравому смыслу — полтора
миллиона.

— Дима, завидовать настолько сильно могут только женщины.
— Вот и интересно, что именно мужчины. Расчет сводится к тому, чтобы обо мне за
полгода забыли, и потом можно было бы порадоваться тому, что футболист Булыкин
никому не нужен, он впадет в депрессию и с футболом покончит. Но такого не
будет. Ни в коем случае не будет.

— Помимо соображений зависти такой расклад может быть кому-то выгоден?
— Никому. Вопрос, выгодно это или не выгодно, не стоит. Стоит четкая задача:
нужно так сделать.

— Чем же вы так этих некоторых людей достали?
— Своим поведением и тем, что я вообще есть.

— Высказыванием мыслей, нарушением режима… Чем конкретно?
— Жизненными критериями, не имеющими отношения к спорту. У меня хорошая машина,
я питаюсь в хороших ресторанах. Некоторых людей это задевает.

— А что, в «Динамо» есть люди, которые не могут позволить себе хорошие машины
и хорошие рестораны?

— Подход ко мне таков: многие «специалисты» считают, что играю я плохо, зато
гуляю везде. У нас выделяться опасно.

— У Семина и Кобелева выделяться опасно?
— Вы низко берете. Выше надо… Не в тренировках дело, хоть убейте, но я буду на
этом стоять. В тренировочном процессе я был среди активно тренировавшихся. И
всегда попадался под горячую руку. Но в силу своего воспитания я не отвечал.

— Когда на последних минутах матча с «Москвой» вы сравняли счет, надежды на
изменение отношения к вам не появилось?

— Я и Нижнему Новгороду на Кубок забил, выйдя, кажется, на десять минут. А в
следующей игре не попал даже в заявку! Да что «Москве»! Уверен, забей я даже
«Лучу» у него в гостях, в следующем матче оказался бы за бортом и без шанса
проявить себя еще. Жаль, у нас общественное мнение формируется зачастую неверно,
по-дилетантски. Никто ведь не хочет разобраться, а почему Булыкина выставляют
эдаким разгульным типом, которому наплевать на футбол.

НЕГАТИВА В «ДИНАМО» СТАЛО МЕНЬШЕ

— Как вам игра «Динамо»? Говорят, что-то меняется.
— Очень тяжело будет. Скоро настанут решающие матчи, с настоящей проверкой.
Изменилось что-то? Отрицательных факторов, не влияющих на спортивную жизнь,
стало меньше. До этого ведь и деньги задерживали, и проигрывали часто и обидно.
Сейчас появились победы, зарплату выдавать стали регулярно, как следствие,
тренируется народ усерднее, микроклимат налаживается.

— А качество игры улучшилось?
— Сейчас пока сложно судить.

— Тем не менее, если бы Капелло сменил Венгер, было бы заметно. Кобелев
сменил Семина.

— Футболисты остались, по сути, те же. Трудно поменять что-то кардинальным
образом. Разве что пара позиций, под видение Кобелева.

— Селекция межсезонная, если не брать случай с вашим отчислением из основы,
вам понятна?

— Лично мне очень непонятна такая селекция. А причины… Их может быть очень
много. И какая из них, угадать сложно.

ВЗГЛЯД ВПЕРЕД

БУДУ ИГРАТЬ В ПРЕМЬЕР-ЛИГЕ ИЛИ В ЕВРОПЕ. ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДУ

— Какой распорядок дня у Булыкина?
— Да все тот же, что и был. Тренируюсь с дублем, живу своей жизнью. Различие до
отчисления и после лишь в одном: каждая неделя — сплошная незавершенность.
Обычно живешь и работаешь ради, как правило, концовки недели, то есть ради
матча, к которому готовишься. А сейчас я занимаюсь, но настраиваться не на кого.
Все равно знаешь, что на поле не выйдешь даже в составе дубля.

— А вы были бы рады игре за дубль?
— Нынче не до выбора. Очень хотелось бы игровой практики, так что подумал бы над
этим вопросом.

— Какие-то конкретные интересы со стороны в приобретении нападающего Булыкина
уже всплыли?

— Можно было бы уйти из «Динамо» в течение нескольких дней. При желании,
естественно, «Динамо». Но его не было.

— В конце сезона цена на вас упадет?
— Думаю, да. Надеюсь на это.

— Сколько вы как игрок стоите реально?
— За 500 тысяч купят.

— В премьер-лиге?
— И в ней тоже, и за границей.

— Кто-то интересуется вашими делами помимо друзей?
— Да, футбольные люди тоже звонят, спрашивают…

— С прицелом на будущее?
— Не знаю, как насчет прицела и будущего, но меня даже удивило, что о моей
ситуации в курсе многие команды и агенты. Сам же заниматься поиском уже не хочу.
Надоело, честно говоря. Поймите, я устроюсь и буду играть. Или в премьер-лиге,
или в неплохом европейском клубе. Нужно дождаться января и найти компромисс с
«Динамо». Как-нибудь по любому нужно разобраться в этой ситуации.

— Все равно наверняка помимо ожиданий ведется какая-то работа? Пускай не при
вашем активном участии, но при участии ваших доверенных лиц.
— Она ведется, но пока минимальная. Максимальная начнется в декабре. Сейчас,
например, обо мне рассказывают некоторым президентам клубов, тренерам, объясняют
причины моего нынешнего незавидного положения… Но все руководители и
наставники будут конкретно думать и решать только зимой. Там уж, может, захотят
и просмотреть меня в контрольных матчах.

МНОГИЕ ДУМАЮТ, ЧТО У МЕНЯ УЖЕ ВЫРОС ЖИВОТ

— Многие поигравшие футболисты очень негативно относятся к просмотрам.
— Меня это не задевает, и я с пониманием отношусь к тем людям, которые мне
не доверяют и приглашают на просмотр. Я ж уже сказал о дилетантски
сформированном общественном мнении в отношении меня. Вот многие и думают, что
Булыкин сейчас ничего не делает, днем сидит дома с пивом у телевизора, а вечером
расхаживает по ночным клубам. И что еще у него живот вырос. Западные же люди,
когда интересуются игроком, попавшим в мою ситуацию, думают чаще всего о нем,
что он хронически травмирован. Так что с удовольствием приеду на два-три дня
показать кому-нибудь себя, чтобы на поле развеять все сомнения.

— После длительного игрового простоя уверенность в собственных силах
сохранится?

— Знаете, для футболиста, чтобы набрать форму, одного месяца хватит за глаза.
Специалисты это понимают. Но самое главное, чтобы отпустило «Динамо».

— О европейском клубе вы выше упомянули. Он не из Англии?
— Нет, из другой страны. В Англию попасть вновь практически нереально. Но выбор
у меня есть и это радует.

— С Овчинниковым, также попавшим в динамовскую немилость, общаетесь?
— Мы с ним тренируемся каждый день в дубле.

— У него причины отставки тоже неспортивные?
— Думаю, да. Ну какой еще российский клуб отказался бы от вратаря его уровня?
Его проблемы схожи с моими, но чуть иного плана. Растиражированное удаление все
в том же матче с «Москвой» наверняка подлило масла в огонь, однако не сыграло
решающей роли. Удаляют же динамовцев в этом сезоне часто.

— Полугодовой простой в вашей карьере случается не впервые. Прошлый, по
вашему признанию, был даже на пользу.

— Я никогда не буду скрывать, в отличие от многих других, что меня радует
наличие большего свободного времени. Однако сейчас время все-таки начало
уходить. В футбол вечно не играют. И если б я не был оптимистом… Хотя ладно,
продолжать не буду, потому что я оптимист, и мне пока 26 лет. Так что
расстроенным и без улыбки вы меня вряд ли увидите.

— Когда начался тот период, когда вы поняли, что «Динамо» не нужны и от вас
будут избавляться, причем таким изматывающим образом?

— Когда ушел Юрий Палыч, главный и единственный гарант наличия Булыкина в
«Динамо». Узнав об отставке Семина, я и понял, что теперь тяжелее будет во много
раз.

— От темы Юрия Палыча нам не уйти. Ну что ж это было такое: он приглашал и он
уничижал на тренировках? Честно говоря, не верится в злой умысел со стороны
Семина.
— А его и не было. Никогда не скажу плохого слова в адрес Юрия Палыча. Здесь
необходимо правильно меня понимать. Знаете, я ни разу не видел, чтобы Семин
кричал на игрока, который был бы ему безразличен. Я убежден на все сто, что он
действительно в меня верил, но в то же время, кричал чересчур много и вероятно в
чем-то еще сомневался.

Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Как завершится дерби ЦСКА - "Локомотив"?
Победа ЦСКА
2190 (31%)
Победа "Локомотива"
2422 (34%)
Ничья
2573 (36%)
Проголосовало: 7185
Архив →