Текст: «Чемпионат»

Рашид Рахиимов: я умею контролировать эмоции

С приходом Рашида Рахимова на тренерский мостик «Амкара» турнирные дела пермяков заметно улучшились. Команда, не выигрывавшая в чемпионате России с 13 мая, при новом наставнике одержала две победы в трех играх, а еще одну встречу свела вничью.
29 сентября 2006, пятница. 10:27 Футбол

С приходом Рашида Рахимова на тренерский мостик «Амкара» турнирные дела пермяков
заметно улучшились. Команда, не выигрывавшая в чемпионате России с 13 мая, при
новом наставнике одержала две победы в трех играх, а еще одну встречу свела
вничью. Причем этот результат достигнут в играх с прямыми конкурентами за
выживание — «Торпедо», «Динамо» и «Шинником», где каждая победа, как принято
говорить, равнозначна шести очкам. В итоге «Амкар» не только ушел с рокового
15-го места, но и создал себе очковый запас перед решающими матчами чемпионата.

— Рашид Маматкулович, в «Амкаре» вы работаете уже три недели. Достаточен ли
этот срок, для того чтобы ответить на вопрос: стоило ли бросать благополучную
Австрию, где вы были на хорошем счету, ради команды-аутсайдера чемпионата
России?
— Однозначно, стоило. Я еще в первый день работы в «Амкаре» говорил, что
нисколько не жалею о принятом решении. Раз уж согласился работать в Перми,
значит, я достаточно обдумал приглашение руководства клуба. Задним числом
размышлять о правильности принятого шага вообще не стоит, тем более что сомнения
в поступках обычно ни к чему хорошему не приводят.

— Удавалось ли вам, живя в Австрии, следить за российским футболом?
— Если вы полистаете мой заграничный паспорт, то увидите, сколько в нем стоит
печатей о пересечении границ Австрии и России. Я достаточно часто приезжал в
нашу страну, едва ли не каждый месяц. Поэтому могу твердо заявить, что все это
время достаточно серьезно следил за российским чемпионатом, знаю многих
руководителей наших клубов.

— А в Перми до этого бывать доводилось?
— Да, прошлым летом. В июле 2005-го я проходил стажировку в московском
«Спартаке» — это был один из этапов обучения на австрийских тренерских курсах
для получения профессиональной категории. Так вот вместе со спартаковцами я
приезжал в Пермь на календарную игру чемпионата России.

— Можно предположить, что именно тогда вами были налажены первые контакты с
руководством «Амкара»?

— Нет, предполагать такое нельзя, так как никаких контактов с руководством «Амкара»
у меня не было. Это был всего лишь ответ на вопрос, был ли я до этого в Перми.

— Тогда другой вопрос: как же так получилось, что руководители «Амкара»
выбрали не знакомого им специалиста на пост тренера команды?

— Не знаю, думаю, вам стоит об этом узнать у руководителей «Амкара», в
частности, у генерального директора клуба Юрия Гребенюка, который связался со
мной по телефону и предложил возглавить «Амкар».

— Судя по тому, что вы в Австрии обучались на тренерских курсах Pro, проблем
с лицензией на работу в российских клубах у вас не возникло.

— Да, так и есть. В этом августе я как раз закончил обучение на этих курсах, и
теперь никаких проблем в работе с клубами элитных дивизионов у меня уже нет.

— В период с 2002 по 2004 год вы работали в клубе «Адмира-Ваккер». А чем вы
были заняты в последние годы?

— Я как раз и поступил на эти профессиональные курсы, учеба на которых разбита
на несколько этапов. Это своего рода 11 мини-курсов, на которых нужно
обязательно присутствовать. Занятия у нас вели известные на весь мир
специалисты, такие как главный тренер сборной Швеции Ларс Лагербек или,
например, итальянец Альберто Дзаккерони. Как уже говорил выше, все это время я
достаточно часто приезжал в Россию, изучал российский футбол.

— Не считаете ли, что, приняв решение возглавить «Амкар», вы тем самым
рискуете своей тренерской репутацией?

— Репутация тут совершенно ни при чем. О ней можно говорить только тогда, когда
тренер создает свою команду, набирает игроков, спокойно работает с ними по своей
определенной системе. Вот тогда тренер в ответе за свою работу. А в той
ситуации, в которой я оказался сейчас — когда команда уже создана, но у нее есть
свои проблемы,— говорить об этом нет смысла. Впрочем, как раз из-за того, что я
нахожусь в непростом положении, мне вдвойне интересно проверить свои знания.
Естественно, каким бы ни был конечный результат, репутация моя пострадать не
может — команду создавал не я, у меня даже не было возможности ее усилить за
счет селекции.

— Не смущало ли вас при подписании контракта с «Амкаром» то обстоятельство,
что он рассчитан лишь до конца сезона?

— Можно сказать, что в этом вопросе совпали и мое желание, и руководства клуба.
И когда у меня спросили о сроках соглашения, я сразу предложил такой вариант.
Сейчас нет смысла далеко заглядывать, нужно, чтобы руководители «Амкара»
присмотрелись ко мне, я сам изучил происходящее в Перми. У нас есть
первоочередная задача, которая нас объединяет, — сохранение прописки в
Премьер-лиге. Над этим и нужно сейчас работать, а потом уже решать, стоит ли
продлевать наше сотрудничество.

— В «Амкар» вы приехали не один, а со своим помощником — Альфредом Татаром.
Расскажите, пожалуйста, о нем — как долго с ним работаете, почему именно его вы
выбрали на роль помощника?
— Альфреда Татара я знаю уже давно. Когда я завершал свою игровую карьеру в
«Риде», Татар являлся главным тренером этой команды. Уже тогда я понял, что он
очень грамотный человек, в футболе многое понимает и знает. Он, кстати, окончил
биологический факультет Венского университета, владеет профессиональной
тренерской лицензией. И когда я принял клуб «Адмира-Ваккер», то пригласил его на
роль своего помощника. Мы очень хорошо друг друга понимаем, мне не нужно ему
несколько раз объяснять, он тут же все схватывает. К тому же Альфред оказывает
неоценимую помощь в плане понимания биологического состояния игроков.

Вот из-за этого я и предложил руководству «Амкара» подписать контракт еще и с
Татаром. Без сомнения, это был правильный шаг. Если мы можем охватить больший
участок какой-то работы и при этом допустить меньше ошибок — это только плюс для
команды. Ошибки, конечно, будут, но их будет не столько, как если бы я работал с
не знакомым мне специалистом.

— Скажите, а как игроки приняли Альфреда Татара?
— Думаю, нормально, как, собственно, и главного тренера.

— Я спрашиваю это к тому, что, как известно, одна из причин отставки Оборина
— это конфликт игроков с его помощником Игорем Шинкаренко. Руководство клуба
тогда приняло сторону футболистов и уволило Шинкаренко, после чего из «Амкара»
ушел и Оборин. Не боитесь нового заговора по отношению к вам или Альфреду Татару?

— Я не только не вмешивался во внутренние дела «Амкара», которые происходили
до моего прихода в клуб, но и не собираюсь их комментировать. Я не спрашивал,
кого и зачем убрали, это не мое дело. Я приехал в Пермь делать свое дело, и,
естественно, какая-то часть работы доверена моему помощнику, и он ее будет
выполнять. Тем более что она исходит не от него, а от меня. А если бы инициатива
исходила от моего помощника, меня можно было бы не называть главным тренером.

— Какая сейчас обстановка в команде?
— После трех последних матчей, в которых мы набрали семь очков, состояние
игроков должно быть неплохим. Думаю, ребята обрели уверенность, но они должны
понимать, что ни в коем случае нельзя останавливаться на достигнутом. Нужно
продолжать работать, искать ошибки и исправлять их. Только так мы можем
двигаться дальше. А то, что у игроков появилась уверенность, видно даже
невооруженным глазом.

— А у вас есть уверенность, что «Амкар» сумеет решить поставленную задачу?

— Я, в общем-то, еще заранее себе запланировал, что буду следовать мною же
выбранному изначальному курсу. А если и будут неудачи, нужно их анализировать,
чтобы суметь и дальше продуктивно работать. Наша нынешняя задача — каждую неделю
проводить качественную подготовку к игре и стараться набирать очки в матчах.

— Будете ли вы сейчас пытаться изменить стиль команды, ведь возможно, что
нынешняя игра, которую демонстрирует сейчас «Амкар», не свойственна тренеру
Рахимову?
— Естественно, у меня есть свои тренерские идеи. Но для того, чтобы их
реализовать, нужно время. Менять стиль «Амкара» в данный момент будет не совсем
правильно. Но если в конце сезона мы решим, что я продолжу работу в клубе, я
постараюсь донести игрокам свои принципы игры.

— Не расскажете подробнее о ваших тренерских принципах? Это атакующий футбол
или вы предпочитаете, как принято говорить, плясать от обороны?
— Мне кажется, что все тренеры пляшут от того, что имеют. А пытаться играть
в атакующий футбол, не имея для этого возможности, просто-напросто глупо. Если я
останусь в Перми, естественно, я попытаюсь создать «свою» команду. И мне бы
хотелось, чтобы она, во-первых, выглядела очень организованно, а во-вторых,
действовала агрессивно.

— В разговоре вы производите впечатление человека спокойного. Однако в трех
первых матчах в России вы практически не сидели на своем месте и все время
жестикулировали и что-то объясняли игрокам. Откуда у вас эти эмоции?
— Я еще молод и поэтому могу весь матч простоять на бровке (смеется). Может
быть, присяду на скамейку через несколько лет, когда у меня будет болеть спина.
А если серьезно, мое спокойствие — обманчивое впечатление. Я все время в игре, а
во время нее меня порой захлестывают эмоции. Впрочем, я умею их контролировать.
Можно даже сказать, что научил себя трезво и холодно оценивать ситуацию,
замечать ошибки и исправлять их. Если же я буду руководствоваться исключительно
эмоциями и своим взрывным характером, то этим могу только навредить своей
работе.

— А в работе с игроками вы так же холодны и требовательны или же достаточно
демократичны?

— Скажем так: я уважаю игроков, хотя бы потому, что сам им когда-то являлся. Но
в то же время требую, чтобы они уважали мою работу. Мы можем пошутить и
посмеяться, но если есть работа, которую я как тренер запланировал, значит,
футболисты должны ее выполнить.

— Ну а напоследок несколько бытовых вопросов: как устроились в Перми?

— Живу пока в гостинице и ни на что не жалуюсь. Времени на работу с командой у
нас не очень много — чемпионат России вступил в заключительную фазу, поэтому
никакой культурной программы у меня пока быть не может, а весь мой график
передвижений в Перми заключается в простой формуле: гостиница — стадион —
гостиница.

— Семья не собирается к вам переезжать?
— Этот вопрос еще не решен окончательно. Пока так далеко я не заглядывал.

— Независимо от того, как долго вы проработаете в Перми, есть желание надолго
задержаться в России и в нашем футболе?

— Я считаю, что профессиональный тренер не может так планировать свою жизнь и
работу. Это касается и России, и Европы. Если будут предложения — значит, можно
задержаться и надолго.

Источник: Еженедельник ФУТБОЛ Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 сентября 2017, суббота
22 сентября 2017, пятница
Партнерский контент