Владислав Радимов: будущее с футболом не связываю
Текст: «Чемпионат»

Владислав Радимов: будущее с футболом не связываю

Капитан "Зенита" Влад Радимов относится к той редкой категории футбольных людей, которыми трудно пресытиться. Умеет человек быть интересным, и ничего ты с этим не поделаешь!
3 октября 2006, вторник. 14:19. Футбол
Влад Радимов относится к той редкой категории футбольных людей, которыми трудно
пресытиться. Умеет человек быть интересным, и ничего ты с этим не поделаешь! Вот
и на этот раз мы повод для общения искать не стали, хотя найти их можно было
десятки. Чего только стоит впечатляющая беспроигрышная серия питерцев и
непосредственно игра их капитана. Мы просто набираем номер и предлагаем Владу
поговорить о жизни и о том, как этой жизнью управлять. С Радимовым можно не
придумывать заход, а начинать «в лоб», без раскачки…

МУЖЧИНА ДОЛЖЕН УМЕТЬ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ

— Владислав, как часто задумываетесь над тем, для чего живете на этом свете?

— Конечно, с возрастом такие фундаментальные вопросы посещают чаще. Думаю, что
точного ответа не найдешь, но самое главное для меня — это здоровье моих
близких. Так случилось, что я уже потерял нескольких друзей, которые раньше
времени ушли из жизни, поэтому очень четко осознаю, что надо ценить каждый
данный тебе день.

— Поскольку вы футболист, да к тому же высокого класса, то нетрудно
предположить, что футбол играет главенствующую роль в вашей жизни…

— Для меня самое главное в жизни — это семья! У меня есть дочка, которой уже 10
лет, у меня есть любимая женщина, у меня есть родители, наконец, друзья… Ради
этих людей я и живу. И надеюсь, что взамен получаю то же самое. Работа, конечно,
тоже занимает немаловажную часть жизни. Футбол футболом, но я его никогда не
поставлю на первое место. Или вы думаете, раз мужчина футболист, то мяч
обязательно занимает его целиком?

— Каким характером, на ваш взгляд, должен обладать мужчина? Или по-другому:
без какого качества, по-вашему, мужчина перестает быть таковым?
— Считаю, что умение принимать решения. Иногда очень жесткие, для кого-то
больные, и порой, даже если это идет вразрез с чьим-то мнением, он обязан это
делать. Без этого, мне кажется, трудно воспринимать себя как личность.

— Формирование характера человека во многом зависит от его ближайшего
окружения. Вот вы от кого больше взяли — от мамы или от папы?

— Думаю, что какие-то хорошие качества взял от обоих. Что касается характера, не
хочу обидеть ни того, ни другого, но скажу, что я похож на себя.

— А внешне?
— Внешне — на маму! (Смеется.)

— Как вас в детстве воспитывали — в строгости или наоборот?
— Не сказал бы, что в строгости, но класса до седьмого я ложился спать в десять
часов. У меня постоянно проверяли уроки, что, в принципе, мне помогало, и я
хорошо учился практически до окончания школы. И каждая моя тройка, мягко говоря,
не воспринималась как праздник вплоть до десятого класса, когда меня уже
затаскали по сборам, и я практически не ходил в школу. Но думаю, что все было по
делу, ведь я уходил из дома в восемь утра, сидел пять-шесть уроков, потом
тренировался и возвращался домой уже в восемь вечера, потратив больше часа на
дорогу. Поэтому режим, конечно, должен был быть, и правильно, что меня загоняли
спать не позже десяти.

— Вы согласны с тем, что единственный ребенок вырастает более эгоистичным,
нежели когда в семье детей несколько?

— Ха, это вы на что намекаете? (Смеется.) На самом деле мне сложно судить,
потому что у меня нет ни брата, ни сестры.

ЕСЛИ БУДУ ЧТО-ТО ЧИНИТЬ, СВЕТ ВЫРУБИТСЯ ВО ВСЕМ ДОМЕ

— Но у вас-то пока один ребенок?
— У меня — да.

— А сколько планируете?
— Двоих. Но у моей жены (певицы Татьяны Булановой — прим. ред.) тоже есть
ребенок от первого брака, и когда наши дети встречаются, то дружат между собой.
Поэтому будем считать, что у меня их уже двое. Хотя, безусловно, хотел бы еще.

— Но вы с Татьяной уже обсуждали этот вопрос?
— А вот этого я вам пока не скажу (загадочно).

— Тогда скажите, кто у вас в семье главнее — вы или Татьяна?
— Ох, сложно сказать, но думаю, что все-таки я. Я считаю, что роль мужчины
возрастает в том случае, когда он один кормит семью. А поскольку Татьяна тоже
хорошо зарабатывает и в состоянии сама себя обеспечить, то в этом плане она,
конечно, независимый человек, что немаловажно. Поэтому понятие «главный» очень
расплывчато, и скорее упирается как раз в то самое умение принять твердое
решение, о чем я уже говорил. И, следовательно, у нас в семье последнее слово
остается за мной.

— Существует ли у вас разделение обязанностей?
— С нашим-то графиком — разделения как такового нет. Я уехал во Владивосток,
Таня — в Смоленск, мы садимся на базу — она приезжает домой… Часто бывает так,
что после окончания матча у нас с женой есть всего вечер, после чего она вновь
улетает в Москву. Если брать какие-то домашние дела, то в плане кухни и уборки,
конечно, всё лежит на Татьяне. К тому же у нас есть женщина, которая нам в этом
помогает.

— Но вы хоть иногда исполняете обязанности ремонтника или электрика?
— Ну, можно, конечно, этим и самому заняться… Просто боюсь, что тогда
электричество во всем доме вырубится. А вот когда выезжаем на природу или на
дачу, то шашлыки лежат на моей ответственности. В принципе, наверно, и во всем
мире так…

БЫЛИ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ, И ДЕВОЧКИ. НО ТЕПЕРЬ Я ЛЮБЛЮ СВОЮ ЖЕНУ

— Слушаю вас — и впрямь обычная семья, но больно уж красивая, две звезды,
как-никак. Вы действительно нашли друг друга так, как пишут в газетах, или…
— Про нас пишут разное и много вымысла. Поэтому скажу, что правдивой стоит
считать вот эту историю: питерская газета «Наш „Зенит“ устраивала программу, в
которой звезды шоу-бизнеса должны были брать интервью у футболистов „Зенита“. И
так получилось, что мне задавала вопросы Татьяна, затем после этой передачи мы
как-то само собой сдружились, стали общаться, ну и потом уже наше общение
переросло в нечто большее…

— Татьяна Буланова в одном из своих интервью сказала, что влюбилась в вас
чуть ли не с первого взгляда. А когда к вам пришло это волшебное чувство?
— У нас как-то одновременно всё получилось — возник импульс, а дальше
пошло-поехало.

— Жизнь спортсмена — это поездки, а в них, как правило, футболистам, особенно
популярным, уделяется много внимания со стороны женского пола… Понимаете, о чем
я?
— Конечно, с этим сталкиваются все спортсмены. Например, когда ты заходишь в
номер, тебе уже звонят и предлагают приятно провести время… Но все зависит от
того, как себя поставить и насколько тому или иному человеку это всё нужно.
Меня, например, это не интересует. И даже если бы интересовало, я бы вам в этом
все равно не признался, так ведь? Но раз у нас с вами откровенный разговор, то
скажу прямо — я настолько люблю свою жену, что обо всем постороннем даже не
задумываюсь.

— Ну а в молодые годы развлекались по полной программе?
— Когда мне было 18 лет и я выступал за ЦСКА, у меня появились первые деньги.
Тогда в 94 году я зарабатывал примерно семь-десять тысяч долларов в месяц, что
считалось бешеными суммами, поэтому, чего уж греха таить, были и развлечения, и
девочки… И одежду я покупал себе в самых дорогих магазинах. Представьте: для
молодого парня — и такие деньжищи.

— Теперь у вас есть любимая жена, но и она тоже человек публичный, без конца
путешествующий по стране. Признайтесь, ревнуете друг друга?
— Не поверите, наверно, но абсолютно нет! Мы настолько доверяем друг другу и
дорожим каждой минутой, проведенной вместе, что и времени-то на ревность не
остается. И даже если мы находимся вдалеке друг от друга, все равно общаемся
постоянно, переписываемся эсэмэсками.

ТАНЯ УЖЕ НЕНАВИДИТ ФУТБОЛ!

— Вы известный футболист, ваша жена — не менее известная артистка. Никогда не
задумывались над тем, сколько автографов раздали в своей жизни?
— Не задумывался, но думаю, что достаточное количество. Хотя есть люди
намного популярнее меня. Для своей работы я, например, раздаю много автографов,
но находясь рядом с женой, понимаю, что даю их в разы меньше. Я знаю, что это
часть жизни публичного человека, но иногда так хочется, чтобы тебя никто не
узнавал! В Питере, например, этого добиться практически невозможно. „Зенит“ у
нас один, поэтому болельщики встречаются везде, не только на стадионе.

— Среди них на трибуне можно увидеть и вашу жену. Вот вопрос: она ходит на
футбол только ради вас, или ее это действительно цепляет?
— Вы знаете, если раньше Таня к футболу была равнодушна, по ее собственным
словам, то теперь она его просто ненавидит! Говорит, что его слишком много в
нашей жизни. И поэтому если и приходит на стадион, то только ради меня.

— Но постоянное общение с мужем-футболистом, наверно, приводит к тому, что
хочешь не хочешь, а разбираться начинаешь…
— Да, Таня разбирается в футболе. Но думаю, что только на уровне „22 игрока
гоняют футбольный мяч“.

— А если вы вдруг неудачно провели матч, она как-нибудь выражает эмоции по
этому поводу? Может быть, выговаривает вам что-то?
— Да боже упаси! Это точно так же, как я, например, не понимаю, что такое
бэк-вокал или какая-нибудь другая штука. Она приходит с работы и говорит, мол,
сегодня была плохая подзвучка или что-то вроде того. Как я могу это
прокомментировать?! Так же и она футбол.

— Если Татьяна уже возненавидела футбол и говорит, что его в вашей жизни
слишком много, значит ли это, что работа не оставляет вас ни на минуту?
— Конечно, повседневная жизнь перекликается с футболом. Провел какую-нибудь
игру, и, безусловно, сразу выкинуть ее из головы невозможно. После любого
официального матча чемпионата России или еврокубка буквально всю ночь не спишь и
до пяти-шести утра смотришь телевизор. Эмоции! После тренировок, конечно, легче
— это уже обычные повседневные заботы, как и у любого другого нормального
человека.

— Мы знаем вас как очень эмоционального парня, и хотелось бы узнать, как со
всем этим справляется ваша супруга?

— Мы в этом смысле дополняем друг друга. Она более мягкий, сдержанный человек —
да вы и сами это знаете. Я бы даже сказал, что она моя полная противоположность.
Но это нам только помогает, ведь можно себе представить, что бы было, если б она
была похожа на меня.

— В целом, как думаете, с вами легко поссориться и испортить отношения?
— Бывает и такое. Но я очень отходчивый и быстро прихожу в норму.

— То есть злопамятность вам не свойственна?
— Абсолютно нет. Даже был такой случай, когда я собирался заканчивать с
футболом, а некоторые друзья от меня отвернулись. Потом, когда у меня вновь
стало все получаться, я пришел в „Зенит“, потом вернулся в сборную, и они опять
появились в моей жизни, как ни в чем не бывало. Но я не держу на них зла. Другое
дело — просто теперь знаю, кто есть кто и какого уровня общения придерживаться.
Понятно, что той дружбы, которая была, уже не будет.

В ФИЛАРМОНИЮ ТОЛЬКО ПОД СТРАХОМ СМЕРТНОЙ КАЗНИ

— В дружбу между мужчиной и женщиной вы верите?
— У меня есть такой друг — это моя супруга. И вообще Татьяна — мой идеал
женщины.

— Каким же должен быть этот идеал?
— Я не буду говорить про внешние данные — тут у каждого свое, но, в первую
очередь, женщина должна доверять мужчине. Да и вообще в отношениях доверие —
основополагающий фактор.

— Между прочим, Татьяна Буланова стала идеалом для многих мужчин, которые
являются поклонниками ее творчества. Но про вас она говорила, что вы как раз в
музыке не бум-бум. Попытки приобщиться к прекрасному были?
— Как вам сказать… (Смеется.) Таня до сих пор хочет затащить меня в
филармонию. Но это только под страхом смертной казни. А так — мы обычные люди, в
театр ходим, в кино, которое я считаю своим хобби. И дело даже не в фильме, а в
самой атмосфере кинозала. Ведь можно купить диск и посмотреть его дома, но это
будет уже совсем не то.

— Как вы относитесь к творчеству жены? Нравится то, что она поет?
— Безусловно, нравится. Я примерно такую музыку и люблю, в стиле „Русского
радио“.

— Будь у Булыкина такая жена, он, наверно, уже снялся бы в каком-нибудь
клипе. Вы не думали об этом?

— У меня была такая возможность, но я решил, что это не мое, и отказался.

— Ну а если посерьезнее что-то взять, тот же театр, например? Я как-то
разговаривала с Михаилом Боярским, и он мне поведал, что считает вас одним из
своих любимчиков. Помог бы…
— (Смеется.) Для этого надо быть профессионалом своего дела! На уровне того
же Михаила Сергеевича у меня не получится, а опускаться ниже не хочется. Я
думаю, каждый человек должен заниматься своим делом… На уровне любителя — еще
куда ни шло, а выйти на сцену сможет не каждый. Вот, кстати, недавно мы — я,
Таня и Андрей Аршавин — играли в „Хороших шутках“. Вот сразу заметно, насколько
ей это все привычно, а нам с Шавой было не по себе.

— Ну хоть в детстве какой-нибудь бубен освоить пытались?
— Меня как-то с этой целью привели во Дворец пионеров. Попросили что-то спеть,
чтобы проверить слух, после чего сказали, что я совершенно немузыкальный! Мне
это и жена подтвердила. Я однажды в караоке спел, после чего она сказала:
»Спасибо, больше не надо".

— Интересно, какая мелодия стоит у вас в мобильнике?
— Самый обычный звонок, который в телефоне был. Мне без разницы — дребезжит, и
ладно.

НА ТРИ БУКВЫ ПОШЛЮ СПОКОЙНО

— С чем у вас ассоциируется понятие «дом»?
— Уют, тепло. Я всегда скучал по дому — и когда был за границей, и даже
когда просто находился на предсезонных сборах.

— У вас были такие времена, когда хотелось все бросить, в том числе и футбол?
— Было такое, когда у меня произошел развод с женой, я из Испании переехал в
Болгарию, где провел четыре месяца. И, честно вам скажу, на протяжении всего
времени были и пьянки, и гулянки, и тому подобное… Мне хотелось бросить футбол,
и если бы не мои товарищи, которые меня буквально за шкирку привезли Самару, я
бы, наверно, так и поступил. И я им всю жизнь буду благодарен за то, что они
вернули меня на тот уровень, на котором я был раньше. Так что можно сказать, что
моя карьера начиналась дважды.

— Вас часто обижали в жизни?
— По большому счету нет. Я человек не обидчивый, и как уже сказал, очень
отходчивый, но тех, кто мне делает очень больно, конечно, простить не могу.

— И чего бы вы никогда не простите?
— Предательства!

— Что бы вы ответили своему обидчику с глазу на глаз?
— Смотря что этот человек мне сделал.

— Ну, например, вы говорили, что знаете: на вас писали заказные статьи. И тут
вдруг вы встречаете в подъезде автора этих текстов…

— Могу на три буквы послать абсолютно спокойно.

Я ТОЖЕ ИМЕЮ ПРАВО НА СЛЕЗЫ. ГЛАВНОЕ — ЭТО НИКОМУ НЕ ПОКАЗЫВАТЬ

— Плакать доводилось?
— Безусловно, бывали такие случаи.

— То есть вы считаете, что мужчина имеет на это право?
— Конечно. Но надо просто не показывать всего этого.

— Насколько для вас важна поддержка в жизни?
— Для меня это очень важно, будь то домашний стадион, где тебе рады
болельщики, или поддержка родных и близких, особенно в трудную минуту.

— На футбольном поле порой вы ведете себя более несдержанно. В жизни такие
перехлесты бывают?

— О том, какой я в жизни, пусть скажут другие люди. А что касается поля, то
футбол для меня прежде всего не средство зарабатывания денег, а игра. Вот вам,
например, даже когда играете в карты, проигрывать в того же «дурака» не хочется,
правильно? Вот и мне не хочется быть «дураком».

— Вы согласны с тем, что лучшая защита — это нападение?
— В отношениях с людьми? Не всегда! Нет, я не согласен.

— Бывало такое, что в ход шли кулаки?
— Сколько угодно, особенно в школе. С годами, конечно, такого становится меньше.

— У вас всегда на все есть свое мнение, и в выражениях вы не сильно
стесняетесь, достаточно вспомнить случай с КДК, представителей которого вы
обозвали дебилами… А никогда не ловили себя на мысли, что нужно каким-то образом
сдерживаться?
— Согласен, что иногда надо себя сдерживать. У меня есть один пример,
кстати, можно я через вашу газету извинюсь? У меня есть товарищ — Миша Арабов.
Он давний поклонник «Зенита», мы с ним всегда были в хороших отношениях, но
однажды в одной передаче я его публично раскритиковал, а вместо этого нужно было
выяснить отношения с глазу на глаз. Поэтому сейчас хочу также публично принести
свои извинения.

АДВОКААТ СДЕЛАЕТ «ЗЕНИТ» ЧЕМПИОНОМ

— К вам как к капитану «Зенита» чаще приходят жаловаться или советоваться?
— По-разному бывает. Иногда и претензии предъявляют.

— Вы считаете себя неоспоримым лидером «Зенита»?
— Нет. Есть еще ребята, которые являются лидерами, — Малафеев, Горшков, Аршавин.

— Вы всегда играете на пределе или в зависимости от ситуации экономите свои
силы?

— Конечно, учитывая матч, соперника, свое состояние, бывает, что играю, как
говорится, на классе, на опыте.

— Вы уже достаточно матчей провели под руководством Дика Адвокаата, и кому
как не вам — капитану команды — анализировать его работу...

— Я думаю, что даже до первой встречи можно было сказать, что это очень сильный
тренер, имеющий огромный опыт в хороших командах. Да и на практике он уже
доказал, что так и есть. Уверен, что руководство «Зенита» изначально было
уверено в человеке, которого брало на пост главного тренера.

— Как вы считаете, он удачно вписался в тот «Зенит», который после себя
оставил Петржела?

— Думаю, что да. Причем в адрес Петржелы мне бы тоже хотелось сказать добрые
слова. Ведь этот человек вывел нашу команду на совершенно иной уровень. А теперь
все это надо только совершенствовать, и Адвокаат, добавляя что-то свое, способен
на то, чтобы поднять «Зенит» еще выше. Другое дело — нам нужна стабильность, и
если она появится, а также сохранится то, чем раньше гордился «Зенит» —
зрелищность, скорость, и все это наложится на то, чего требует Адвокаат, в
совокупности эти факторы могут дать очень сильный результат.

— Это перспектива на будущее, или уже в скором времени можно ждать от
«Зенита» еще более качественного скачка?

— Очень хотелось бы, чтобы это случилось завтра, но за пару месяцев никому не
удастся настолько изменить ситуацию. Как только появится стабильность, улучшится
и качество, но, думаю, об этом можно будет говорить только по окончании
чемпионата.

— Ваша команда сейчас занимает четвертое место, но вместе с тем, матчи с
лидерами у вас еще впереди. Как-то тревожитесь по этому поводу?

— Нисколько! Мы сейчас находимся в очень хорошей форме, никого не боимся, так
что игры с нами как раз должны тревожить этих самых лидеров чемпионата, а не
нас.

— Насколько лично для вас реальна мысль о том, что «Зенит» выиграет медали в
этом сезоне?

— Я привык играть от матча к матчу и настраиваться на соперника согласно
календарю — сегодня один, завтра другой. Выходим с ЦСКА — все мысли только о
ЦСКА и ни о ком другом. А планировать и загадывать, сколько очков мы наберем
завтра или кто как с кем сгоняет через месяц, считаю неправильным. Хотя считаю,
что нашей команде по силам завоевать медали, и мы должны это сделать. Несмотря
на то что слишком много было упущено в первом круге. Но я, как и любой другой
футболист «Зенита», приложу максимум усилий.

И ВСЕ РАВНО РАДИМОВ В СБОРНОЙ — ЯВЛЕНИЕ ВРЕМЕННОЕ

— Тем более что вы сейчас находитесь в хорошей форме, хотя совсем недавно не
верили, что Хиддинк позовет в сборную. У вас были причины так думать?
— Знаете, я все-таки думал, что ставку сделают на молодых. Да и сейчас
уверен, что моя фамилия в списке Хиддинка — временное явление. На мой взгляд,
пришло время делать новую команду. Ну сколько еще протянут Лоськов, Титов,
Радимов на большом уровне? Нам всем уже за тридцать. Если Хиддинк сочтет, что я
смогу чем-то помочь, — всегда буду рад это сделать, но понимаю, что будущее за
молодежью.

— Вам довелось выступать под началом нескольких иностранных тренеров.
Заметили ли в них какую-нибудь общую черту?

— Они более доверчиво относятся к игрокам!

— Как вы уже сами заметили — вскоре придется уступить дорогу молодым. В себе
пока тренерских задатков не ощущаете?

— Свое будущее я совершенно не связываю с футболом. У меня есть свой бизнес,
который приносит очень хороший доход, и я знаю, что не пропаду в этой жизни. В
конце концов, жена будет кормить… (Смеется.) А если серьезно, я считаю, что
очень много провел в футболе, и этого достаточно, чтобы переключиться на другие
темы.

ДОСЛОВНО

— Капитана выбирает команда, а для меня отношение ребят дорогого стоит. Но если
в следующем году выберут кого-то другого, я с удовольствием передам капитанскую
повязку и буду уважать этого человека так же, как уважают сейчас меня.
— Иногда бывают моменты, когда мне хочется что-то подсказать тренеру, но я
не имею на это права, потому что он отвечает за результат, а я всего лишь
футболист.

— Судьи судьям рознь. Нечистоплотность наших арбитров, если она есть, всегда
лежит на поверхности и бросается в глаза. Я не первый день в футболе и знаю, о
чем говорю. Если человек ошибается, но ошибается непреднамеренно, его можно
понять точно так же, как и футболиста. Если же судья делает всё с умыслом, то
молчать об этом я не собираюсь, чего бы мне это ни стоило. Взять ту же историю с
КДК, когда были двойные стандарты, я прямо об этом и сказал.

ПЕРЕПАСОВКА

— Правда, что у вас в Испании свои виноградники?
— Да, но это уже старо и составляет только мизерную часть моего бизнеса. Мы
совместно с Дмитрием Хохловым, например, создали организацию, занимающуюся
хостинговыми телесистемами.

— Вы и вправду разбираетесь в телесистемах?
— По крайней мере, стал соображать в компьютерах и теперь знаю, с какой стороны
к ним подойти. Конечно, всем этим занимаются наши партнеры, мы с Хохловым, в
первую очередь, вложили деньги.

— Как вы себе представляете рай?
— Опа… (После паузы.) Ну, рай — это ангелы с крылышками, все чистое, красивое,
всегда хорошая погода… Как в книгах описывают.

— Кому из футболистов вы бы поставили памятник?
— На мировом уровне Зидану, на уровне России — Тихонову. Естественно, в полный
рост и с мячом.

— У вас есть слово-паразит?
— Надо подумать… по-моему, есть, сейчас скажу… «Как бы» и «вроде бы»!

— Какой вопрос задали бы спортивному журналисту?
— Если этот человек пишет о футболе, то спросил бы: «На каком уровне вы сами
играли в футбол?»

— Насколько вы прихотливы в жизни и какую роль в ней играет комфорт?
— Действительно, я люблю комфорт, но в жизни абсолютно неприхотлив. Например, в
еде — меня с детства еще заставляли есть все, что к стенке не приколочено. Но
мне повезло, что все женщины в моей семье умели готовить — бабушка, прабабушка,
мама, жена… Телефон у меня Nokia, но он уже старый и не передает ни MMS, ни
чего-то такого…

— А какой автомобиль у Владислава Радимова?
— Мерседес Е240, но я, честно говоря, не очень люблю водить машину, и если мы
куда-то отправляемся, за руль садится моя жена.

— Почему, на ваш взгляд, футболисты редко посещают различные ток-шоу?
— У кого-то времени нет, у кого-то желания. Но есть тот же Дмитрий Булыкин,
который это дело любит… Я после того, как женился на Татьяне, стал посещать
подобные мероприятия, но признаюсь, что хожу только из-за нее и никакого
интереса ко всему такому не питаю.

— Если бы вы были Андреем Малаховым, какую бы выбрали тему для эфира?
— Слава богу, что я не Андрей Малахов!
Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
27 марта 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Чего вы ждёте от сборной России в матче с бельгийцами?
Архив →