Все новости

Владимир Петраков: играем за идею и честное имя

Вчера в одном из московских кафе состоялась встреча нескольких спортивных журналистов с главным тренером "Томи". Инициатива, следует оговориться, исходила от Валерия Петракова.
Футбол

Вчера в одном из московских кафе состоялась встреча нескольких спортивных
журналистов с главным тренером «Томи». Инициатива, следует оговориться, исходила
от Валерия Петракова. И понять его можно: после ряда неудач сибирской команды в
футбольной среде курсировало немало слухов о его отставке. Естественно, зашла
речь на встрече и о других острых вопросах, связанных с положением дел в «Томи»,
с ее выступлениями.

— Сразу хочу сказать, что ни в какую отставку я не подавал и не собираюсь, —
начал Петраков. — Кому понадобилось распускать подобные слухи, могу только
догадываться. Руководителям «Томи» после поражения от «Амкара» я действительно
сказал в сердцах, что в такой ситуации, какая сложилась сейчас в команде, уход
тренера не выглядит чем-то из ряда вон выходящим. Но это был приватный разговор,
ни меня, ни их ни к чему не обязывающий. На пресс-конференции я об отставке не
проронил ни слова, да и потом эту тему с журналистами не обсуждал.

— Вы сказали о непростой ситуации в «Томи». В чем ее сложность?
— Мы долго скрывали то, о чем сейчас известно всем. Команда четыре месяца не
получает денег. Совсем. Никто и нисколько. Область оплачивает текущие расходы,
но спонсорские поступления от «Томскнефти», которые составляли, наверное,
процентов 80 клубного бюджета, прекратились. Об этом знают и губернатор, и
другие руководители региона, но сдвинуть вопрос с мертвой точки не удается.
Соответственно, в полном тумане и стратегические перспективы, не говоря уж об
оперативных вопросах.

— Почему так получилось?
— Могу судить лишь с позиций того, о чем знаю. Договор с клубом подписывал
прежний руководитель «Томскнефти» Сергей Шимкевич. Он интересовался делами в
команде, санкционировал трансферы. Покупка за большие деньги Погребняка, о
которой я ничуть не жалею, даже мне в свое время показалась очень широким
жестом. Но Шимкевич настоял. Затем его сменил новый руководитель (Владимир
Пальцев. — Прим. СЭ). Его прислали из Москвы, с областью кандидатура не
обсуждалась. И вскоре стало ясно: финансирование команды приостановилось. Вроде
бы полтора месяца сводили дела, проверяли документы. Затем в «Томскнефти» стали
ждать команды из Москвы. Без нее, мол, никак. Вот так и ждем до сих пор.

— В ближайшую пятницу вы должны встретиться с руководителями области. Что это
может дать?

— У меня действительно намечена встреча с губернатором и спикером Думы. Если
область решит помочь, надо как-то проводить это законодательно, наверное.
Впрочем, это лишь догадки. Знаю, что на ситуацию с «Томскнефтью» руководителям
региона повлиять очень сложно.

— Какова тогда цена того договора, который подписывала компания с клубом? А
то получается, расхотел барин платить — перестал, и ничего ему за это не будет.
— Не мне судить об этом. Я — тренер. И мне нужны рычаги управления командой.
Финансовые. Кроме того, хотелось бы знать, чего ждать в дальнейшем. В этом
сезоне мы из премьер-лиги точно не вылетим. Но строить планы можно, только зная
собственные возможности. Будем ли мы усиливаться или же просто выживать? И если
да, то на что?

— Игра «Томи» в последних матчах как-то связана с деньгами?
— Знаете, футболисты, не говоря уж о тренерах, могут потерпеть месяц, два,
четыре и даже больше. Но они имеют право видеть какой-то свет в конце туннеля,
знать конкретную дату. Без этого им очень сложно все время вкладывать в головы:
«вы должны», «вы обязаны». Понятия долгов и обязательств несколько меняют свой
смысл, потому что им ведь тоже должны!

— Как прокомментируете слухи об излишней податливости «Томи» в матчах с ЦСКА
и «Амкаром»?

— Не вижу необходимости комментировать слухи. Прежде надо кого-то поймать, иметь
доказательства, а их у меня нет. Знаю, что с ЦСКА плохо играла вся команда, а не
отдельные футболисты. Ставки упали, говорите? Ничего в этом не понимаю. Томск —
не Москва, в Сибири эта система, думаю, еще не набрала силу.

— Но коэффициенты падали не в России, а в Европе, где были зафиксированы
миллионные ставки.

— Увольте, не знаю, что сказать. Обидеть подозрением легко — по себе знаю с
давних пор. Когда сам выступал, страшно злился в подобных случаях и отвечал
яростной игрой, голами. Кстати, по поводу встречи с «Амкаром» у меня к команде
больше претензий, чем по матчу с армейцами. Вот там имело место невыполнение
установки, и вообще команда выглядела разобранной. Сидел и не понимал, что
происходит, как на это влиять. Но и тут не стал бы вешать ярлыки. Такое бывает в
футболе очень часто. Особенно если у игроков подавленное настроение, связанное с
ситуацией в клубе.

— Может быть, вы перегнули палку после игры с «Сатурном», когда устроили
очень жесткий «разбор полетов» в раздевалке?

— Разговор был действительно жесткий и громкий. Но не жестокий. Пропустили на
третьей добавленной минуте. Целиком и полностью по футбольным причинам, из-за
нарушения футбольной дисциплины. Естественно, высказал нескольким виновным
справедливые претензии. Но команду от себя не оттолкнул, это знаю точно. После
слухов об отставке у меня был повод убедиться, что игроки на моей стороне и
хотят продолжать работу именно с Петраковым.

— Ваш прогноз развития ситуации?
— Не знаю, что будет, ей-богу. Ясно, что ситуация патовая, и если не удастся
найти деньги… Я в отставку не собираюсь, верю в лучшее. Вообще считаю
российский чемпионат суперинтересным, никакая заграница с тренерской точки
зрения ему неровня. Но большой футбол в Томске сегодня целиком зависит от
больших денег — так уж получилось. По зарплатам мы ниже абсолютного большинства
клубов премьер-лиги, в селекции тоже придерживались экономии, из-за чего и не
могли иной раз приглашать тех, кого хотели. А теперь остались вообще без средств
к существованию. Будем играть за идею, за свое доброе имя. И ждать перемен.

Комментарии (0)
Партнерский контент