Юрий Белоус: цель — сделать конкурентный клуб европейского уровня
Текст: «Чемпионат»

Юрий Белоус: цель — сделать конкурентный клуб европейского уровня

Футбольный клуб "Москва" стал главным возмутителем спокойствия в первом круге чемпионата России. Сейчас сложно поверить, что это — тот самый клуб, что в начале века три сезона подряд занимал 14-е место.
12 июля 2005, вторник. 12:27. Футбол

Футбольный клуб «Москва» стал главным возмутителем спокойствия в первом круге
чемпионата России. Сейчас сложно поверить, что «Москва» — тот самый клуб, что в
начале века три сезона подряд занимал 14-е место.

О причинах метаморфоз в столичном клубе корреспондентам «Новой» рассказал
генеральный менеджер команды Юрий Белоус, возглавляющий, ко всему прочему,
комиссию по выборам нового исполнительного директора РФПЛ.

 — Недавно открылось трансферное окно, и отдельные клубы уже успели
заявить весьма именитых игроков. Вы собираетесь делать громкие покупки?

— Мы не гонимся за дороговизной. Для нас важно качество игроков. Да,
качественные игроки стоят достаточно дорого. Но мы с этой ситуацией пока
справляемся: те игроки, которых мы приобрели, за время пребывания в нашем клубе
значительно выросли в цене. И со скромным бюджетом при правильной селекционной
политике можно добиваться результатов. Но, с другой стороны, клуб с большими
деньгами имеет большую свободу выбора: не задумываешься над тем, заиграет игрок
за 11 миллионов или нет.

Очень важно знать характер футболиста, кто за ним стоит, какая у него жена. Ведь
если придет проблемный игрок, то это будет головная боль для всей команды. Слава
богу, у нас сейчас в коллективе великолепный микроклимат. И мы очень этим
дорожим. У нас нет игроков, у которых возникают проблемы, потому что они, как,
может быть, в других командах, не ходят по ночным клубам, казино и прочим
заведениям. И я горжусь своими игроками.

— Интересно, откуда вы узнаете, будет ли ваш потенциальный игрок посещать
злачные места и нарушать спортивный режим или нет?

— У нас длинные руки… А если серьезно — спрашиваем об этом. Объясняем, что
Москва — это город соблазнов. Смотрим. Очень помогают нам жены футболистов.

— Даже так?
— Ну конечно. Какая же жена допустит, чтобы ее муж шлялся по ночным клубам?
Поэтому они, что называется, на страже, даже похлеще, чем мы.

— Вы можете объяснить, почему у нас в России оглашается одна цена футболиста,
а в иностранной прессе публикуется совершенно иная сумма трансфера? Все это
наводит на весьма нехорошие мысли.
— Если подтекст вашего вопроса: воруют ли деньги из контрактов, то объясните
для начала — какой смысл президентам воровать самим у себя?

— Зачастую президенты клубов, скажем так, становятся жертвами разнообразных
мошенников, которые просто хотят на них заработать деньги.

— В футболе действительно крутится масса людей, пытающихся как-то заработать.

— Их много?
— Да. Но у нас в клубе (не знаю, правда, как в других командах) есть фильтр. Мы
интересуемся мнением тренеров, но их пожелания не являются окончательным
решением. Право решающего голоса остается за мной, которое принимается после
заседания экспертного совета, а все серьезные приобретения я согласовываю с
акционерами.

— Вы пришли в клуб, что называется, с нуля…
— Нет. Мы начали с огромного минуса. С долгов по зарплате. У нас не было ничего
— ни транспорта, ни автобуса для команды. Было одно — психология затравленных
зверьков. И когда я говорил футболистам, что через два-три года мы будем
бороться за место в зоне УЕФА, они смотрели на меня как на блаженного. О наш
клуб ведь только ленивый ноги не вытирал. Крутились всякие агенты, которые
хотели украсть футболистов. За прошедшие два с половиной года картина
кардинально изменилась.

— А какую цель вы преследуете? Создать бренд, завоевать какой-нибудь титул
или просто выполнять некую социальную функцию?

— Цель — сделать высококонкурентный клуб европейского уровня, который будет
показывать интересную атакующую игру. Приносить удовольствие болельщикам.
Развивать нашу детскую спортивную школу. Создать инфраструктуру, построить
стадион — проще говоря: высококлассный продукт, который будет востребован
болельщиками. И, конечно, выигрывать титулы.

— А судьи не мешают вашим планам?
— Вы сами знаете, сколько сейчас претензий по судьям. На нас тоже, как
говорится, активно катили бочку. Все, что мы высказали в адрес того же Егорова,
было озвучено абсолютно в корректной форме…

— Но раздули-то, будь здоров...
— Я знаю, кто за этим стоит. Отношусь ко всему спокойно и без эмоций. КДК во
всем разобралась.

— Так или иначе, теперь у вас имидж «могильщика Егорова».
— Это ваши коллеги постарались. И те, кто за ними. Помнится, граждане,
комментировавшие матч на телевидении, минимум половину трансляции рассуждали об
этом «деле». Как же надо ненавидеть футбол, чтобы говорить не об игре, а о
разнообразных сплетнях. Что касается комментариев одного известного футбольного
обозревателя (вы его все хорошо знаете), могу сказать одно: узнайте, с кем он
сидел на трибуне во время матча. И все будет ясно, чей заказ он выполнял.

— Что касается судейства — Николай Левников, глава КФА, в интервью «Новой»
сказал: все проблемы идут оттого, что слишком велико влияние премьер-лиги на
арбитров. Проще говоря, лига давит на судей.

— Есть два решения. Первый: найти арбитрам более легкую работу — на завод,
например, пойти. Второй: садиться за стол переговоров с представителями клубов,
лиги, РФС и искать пути выхода из этой ситуации. Нельзя делать из арбитров
ангелов. С другой стороны, я отношусь к ним с чувством гигантского уважения. Мы,
кстати, за весь первый круг подали единственный протест — именно в деле с
Егоровым. Просто его действия переполнили нашу чашу терпения. Другие арбитры
тоже ошибаются. Тот же Александр Гвардис не без помарок отработал матч с
«Зенитом» — но он-то судил честно. Да, судейские ошибки — часть игры, но только
если это действительно ошибки. Мы достаточно долго находимся в футболе, чтобы
отделить предвзятое судейство от честного.

— И часто вы наблюдаете предвзятое судейство?
— У нас есть список судей, которых бы мы не хотели видеть на своих матчах. В
него, безусловно, войдет и арбитр Егоров. О других персоналиях я просто не хочу
говорить. Этих граждан просто не будут ставить на наши игры.

— Николай Левников заметил, что проблемы возникают также из-за того, что в
состав экспертно-судейской комиссии вошли представители клубов.

— В состав ЭСК входит, кстати, Никита Симонян — честнейший человек, который всю
свою жизнь посвятил футболу. И когда я услышал негативные реплики в его адрес от
каких-то болтунов на телевидении, то просто вознегодовал. Должно же быть хоть
какое-то представление о чести и достоинстве.

— Скажите, а почему вокруг «дела Егорова» поднялась такая истерика?
— Это попытка направить движение и внимание в другое русло. Чтобы не
рассматривать проблемы судейства, а рассказывать о том, какой Белоус нехороший.
Понятно, что у арбитров нервы на пределе. Может быть, Егоров сказал все свои
слова в адрес Жафярова и Никиты Симоняна, что называется, сгоряча. С другой
стороны, может быть, кому-то не нравится, что на сегодняшний день ФК «Москва»
становится конкурентоспособным клубом на российской арене.

— Вы не думаете, что «дело Егорова» может повториться — не с этим, так с
другим арбитром?

— Надо очищать КФА. Там есть люди, по поводу которых клубы неоднократно
обращались к Левникову, чтобы их не было в судейском корпусе. Но они до сих пор
там. Я думаю, что это серьезная тема для разговора. Ведь у нас очень много
квалифицированных арбитров. Большинство из них порядочные люди. Они работают
ничуть не хуже, чем в Европе. Да и сам Левников хочет развития судейства.

— Тогда почему же к их работе в России предъявляется столько претензий?
— Мы с пониманием относимся к ошибкам, но когда идет предвзятое судейство… Не
важно, по какой причине: то ли из-за антипатии к определенной команде, то ли
из-за иных аспектов (вы понимаете, о чем я говорю), тогда это никуда не годится.

— Скажите, сейчас в России футбол можно назвать бизнесом?
— Да. Для журналистов, например. Что они, денег не берут, по-вашему? Я ни разу
за два с половиной года не дал ни копейки ни одной газете. Хотя мне конкретно
предлагали — заплатите нам деньги, и мы будем о вас писать. Я не дал. Ничего не
писали. В начале этого года история повторилась. Причем обращались и другие
весьма уважаемые газеты…

Так вот, я вам говорю: футбол — это бизнес для всех, кроме как для владельцев
клубов. Для последних футбол — затратная строка в бюджете. А так на футболе
зарабатывают все остальные: люди, спекулирующие билетами, агенты, футболисты…

— Так зачем тогда владельцы клубов вкладывают свои деньги в футбол?
— Тот адреналин, который вырабатывается, когда играет твоя футбольная команда,
ни с чем сравнить нельзя. Ни с какими ощущениями. В команду же вкладываются не
только деньги, но и жизнь, нервы. Когда твоя команда пропускает гол на второй
добавленной минуте, ты не можешь отойти три-четыре дня.
С другой стороны, тот интерес, который испытывают к футболу государственные
мужи, различные общественные организации, дает возможность соответствующих
коммуникаций акционеров в самых высоких сферах общества. Ведь на игры приходят и
губернаторы, и мэры, и представители правительства.
Можно добавить и еще одно. Для ряда наших ответственных олигархов (хоть это
слово нелюбимо в народе, но все же) это та мера социальной ответственности,
которую они вкладывают в спорт. Причем не только в профессиональный. У нас,
например, триста мальчишек в спортшколе сыты, одеты, обуты. Мы тратим на них
порядка 800 тысяч долларов в год.

— Вы упомянули губернаторов. Недавняя отмена выборов глав регионов уже
привела к прекращению существования десятка команд в первом и втором дивизионах
— им уже не нужно подпитывать интерес электората к себе. Сейчас с самарским
губернатором повздорил Герман Ткаченко — и «Крылья» уже лишились семи лидеров.
Тенденция?

— Естественно, в регионах футбольному клубу без поддержки местных властей
существовать очень сложно. Кроме того, команда вынуждена лавировать в море
местных политических интриг. Например, Владимир Горюнов в Волгограде поставил
все на карту, и ставкой в проигранной им политической игре стал «Ротор».
Чрезмерные амбиции руководителей города и владельцев клуба иногда мешают
состояться связке бизнеса и власти для поддержки команд. Что, в Самаре нет денег
для футбольного клуба? Не верю я в это. Что, в Волгограде мало предприятий,
которые могли бы оказать «Ротору» внебюджетную поддержку? Было бы только
стремление у губернатора, и тогда он сможет подтянуть бизнес…

— Есть такой стереотип, что за «Спартаком» стоит Федун, за ЦСКА — Абрамович,
а за «Москвой» — Лужков…

— Мне нравится этот стереотип. Я его с огромным удовольствием не только
культивирую, но и делаю все, чтобы Юрий Михайлович нас не забывал. Он принимает
участие в жизни команды. Если не бывает на играх, то часто звонит после матча.
Он способствовал переименованию клуба в «Москву», с ним была согласована эмблема
команды. Лужков беспокоился: по силам ли будет клубу оправдать свое громкое
название — в прошлом сезоне, когда было трудно, он долго спрашивал, не вылетим
ли мы.

— Он помогает не только морально, так ведь?
— Конечно, есть ощутимая поддержка в рамках программ по развитию физической
культуры. Мы решили вопрос по приобретению базы… Вскоре у нас будет свой новый
стадион, который будет доступен и для мероприятий, проводимых правительством
Москвы.

— «Москва» трижды занимала четырнадцатое место. Если бы клуб вылетел, дело бы
умерло?

— (После долгой паузы.) То, что не вылетели, это хорошо (смеется). Много
спекуляций было на эту тему. Люди просто не понимали, как наша команда менялась
по ходу сезона. А потом начали выступать: каким это образом команда выиграла
четыре из пяти последних матчей? Из чего был сделан вывод, что мы покупаем
матчи. Близко ничего этого не было! Даже не представляю, как я могу подойти к
Заварзину и сказать: «Сдайте нам игру». Никогда такого не было и быть не может!

— Кстати, о Заварзине. Нормально ли, по-вашему, что он в качестве президента
РФПЛ продал права на трансляции матчей на несколько лет компании, принадлежащей
Алексею Федорычеву, его работодателю в «Динамо»?
— Я не хочу это комментировать.

— У президентов клубов скопилось немало претензий к Заварзину…
— Претензии могут быть к любому. Заварзина выбирали сами президенты, так что
претензии надо выдвигать к самим себе. Проблема в другом — надо создать
структуру, которая бы работала. Сейчас я возглавляю комиссию по выборам нового
исполнительного директора РФПЛ. Вот эта огромная папка на моем столе — досье
претендентов. Скоро начну их приглашать на собеседование. Главное, чтобы человек
разбирался в футболе. Все думают, что разбираются в нем. Я тоже так думал — но
до тех пор как стал генеральным директором клуба премьер-лиги. Поэтому когда я
вижу умничанья говорящих голов на НТВ-плюс, то испытываю шок. Третий сезон я
возглавляю футбольный клуб и до сих пор не перестаю удивляться, сколько же
России еще надо сделать, чтобы быть конкурентоспособной в Европе. Это при том,
что мы активно работаем. Деньги в футболе — это кислород. Без них нельзя, но они
решают далеко не все. Нужна отлаженная инфраструктура.

— Заварзин доработает президентом РФПЛ до конца сезона?
— А куда он денется?

— Многие прочат его досрочное увольнение и назначение вас президентом РФПЛ.
— Ни при каких обстоятельствах… Работая в клубе, я не буду совмещать это с
каким-либо постом в РФПЛ. По крайней мере до тех пор, пока в РФПЛ не будет
отработана соответствующая исполнительная структура. Кто бы ни работал
президентом, без авторитетнейшего генерального директора он обречен на
постоянные упреки в свой адрес. Мы стремимся к тому, что должность президента
РФПЛ должна быть чисто представительской. Он должен быть спикером — вести
собрания. Что нелегко — президенты-то у нас все великие. Президент РФПЛ должен
сменяться каждый год, а вся текущая работа должна быть в руках генерального
директора. Этот год Заварзин, возможно, доработает, а в следующем году на его
месте будет президент другого клуба.

Источник: Новая Газета Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
24 мая 2017, среда
23 мая 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →