• Главные новости
  • Популярные
Игорь Акинфеев: надо отобрать очки у "Арсенала"
Текст: «Чемпионат»

Игорь Акинфеев: надо отобрать очки у "Арсенала"

Сентябрьским лауреатом проводимого газетой "Спорт-Экспресс" конкурса "Звезда" стал голкипер ЦСКА Игорь Акинфеев. Интервью армейца, которое он дал в Бору, где сборная России готовилась к матчам против Израиля и Эстонии.
6 октября 2006, пятница. 09:08. Футбол

Сентябрьским лауреатом проводимого газетой «Спорт-Экспресс» конкурса «Звезда»
стал голкипер ЦСКА Игорь Акинфеев. Интервью армейца, которое он дал в Бору, где
сборная России готовилась к матчам против Израиля и Эстонии.

ОСЕНЬ — ЭТО ВСЕГДА ВЫЗОВ

— Вы второй раз становитесь лауреатом месяца в конкурсе «Звезда». Октябрь
2005-го наверняка еще не стерся из памяти, поэтому спрошу: какой из двух
лауреатских месяцев был ярче?

— Все-таки нынешний. Матчи Лиги чемпионов и игру сборной, за которые меня,
наверное, и отметили журналисты стран СНГ и Балтии, удалось отыграть «на ноль»,
а самое главное — они не принесли того разочарования, которое случилось в
прошлом октябре в Словакии.

— Может быть, этот сентябрь вообще стал лучшим месяцем в вашей карьере?
— Нет, это было бы слишком громким заявлением. Слава богу, моя карьера проходит
пока удачно, а лучшие матчи, надеюсь, все-таки впереди.

— Хорошо, попробуем сделать другое обобщение: и сентябрь, и октябрь — осенние
месяцы. Получается, осень — лучшее время года для голкипера Акинфеева?
— А вот с этим, пожалуй, соглашусь. Осень — это всегда вызов, это старт Лиги
чемпионов, начало отборочных циклов сборной, финиш чемпионата страны. В такой
ситуации нельзя играть в полнакала.

— В прошлом году в итоговом голосовании «Звезды» вы были третьим, уступив
Шевченко и Аршавину. Собираетесь улучшать результат?

— Думаю, что сделать это будет очень трудно. Выиграть личный конкурс вратарю
всегда сложнее, чем форварду или полузащитнику поэтому рад уже тому
обстоятельству, что удалось стать лауреатом месяца.

— Как вы вообще относитесь к индивидуальным призам?
— Нормально отношусь. Ведь если их завоевываешь, значит, твой труд оценили.
Разве это не приятно?

ЗАВИСТЬ И ЗЛОСТЬ К ЦСКА — ОТ СЛАБОСТИ И БЕССИЛИЯ

— Как в ЦСКА восприняли потерю лидерства в чемпионате России?
— Как рабочий момент. Были на очко впереди «Локомотива», теперь оказались на
очко сзади него — за восемь туров до конца чемпионата такое отставание не играет
никакой роли.

— То есть все решится на финише?
— Может быть. Но в любом случае наша судьба зависит от нас самих.

— Стартом в Лиге чемпионов довольны?
— Конечно. Уже много раз говорил, что в Португалии ЦСКА везет, вот и на этот раз
добились приемлемого результата. А о победе над «Гамбургом» и вовсе нечего
говорить. Пока, кстати, повторяется история двухлетней давности, когда мы
стартовали точно так же. Но теперь ту историю надо подправить и отобрать очки у
«Арсенала». Думаю, один из двух матчей с англичанами мы можем выиграть.

— Говорят, что в Лиге тем легче, чем больше опыт выступления в ней. А в чем
это конкретно выражается?

— Об этом надо спросить у тех, кто говорит. Я всегда считал так: если человек
играет в футбол хорошо, то он выйдет на поле в любом новом для себя турнире и
сыграет. Другое дело — уверенность в себе. Но она приходит не просто с играми, а
с победами.

— В последнем туре вы чуть было не получили травму в столкновении с Гьяном.
Нет такого ощущения, что против вас стали играть более жестко, если не сказать
жестоко?
— К сожалению, есть. Я уже рассказывал в «СЭ» об эпизоде с Гьяном — он пошел
на столкновение сознательно и специально нанес удар в лицо. И такие эпизоды,
увы, не единичны. Понимаю, что голкипер Акинфеев многим противникам надоел, но
мне-то от этого не легче. И тот же Гьян чудом не нанес мне серьезную травму.

— «Надоел», потому что успешен?
— Да, причину таких поступков вижу только в зависти и злобе, которые вызывают
регулярные победы нашей команды. Тот, кто не может обыграть ЦСКА, выплескивает
свою злость и раздражение подобным образом.

— А как прокомментируете эпизод, в котором Еременко праздновал гол в ваши
ворота, изображая кавалериста? Он вызвал у вас какие-то эмоции?
— У меня — нет. Это еще один способ самоутвердиться за счет более сильного.
Ведь тот же Еременко ничего пока в России не выиграл. Вот и гарцует, выставляя
себя на посмешище. При этом жалуясь еще на болельщиков ЦСКА — мол, они ему
надоели, вот он и ответил.

— Но болельщики ведь действительно вели себя не лучшим образом, метнув в него
зажигалку...

— Если бы я так остро реагировал на каждый предмет, летевший в меня в том же
Порту, то играть бы было некогда. Подобная реакция идет от неуверенности игрока,
от его слабости.

— На поле вы сохраняете спокойствие при неадекватных болельщицких выпадах. А
за его пределами? Имею в виду многочисленные слухи, которые окружают наш футбол
и ЦСКА в частности…
— Как можно относиться к полнейшему бреду? Все эти слухи — тот матч ЦСКА
купил, этот — имеют под собой все ту же почву: зависть. Мы для кое-кого — просто
бельмо в глазу, потому что слишком часто побеждаем. Но если обвиняешь — нужно
ведь доказывать. А бросаться пустыми словами — удел слабых.

— Когда Игнашевич опровергал слухи через нашу газету, это была его личная
инициатива или общее решение команды?

— У нашего капитана накипело на душе, вот он и высказался, что делает крайне
редко. Он ни с кем не советовался, но если бы решил это сделать, получил бы
полную поддержку

— А нужно ли вообще реагировать на слухи — меньше их не станет, а ваши слова
мгновенно истолкуют в свою пользу: мол, оправдывается, значит, виноват?
— В большинстве случаев нужно действительно быть выше этого. Но иногда, как
в этом случае, высказаться необходимо — для того хотя бы, чтобы болельщик из
глубинки мог открыть «Спорт-Экспресс» и увидеть, как игроки команды, за которую
он болеет, относятся ко всему происходящему. Это не оправдание, это озвучивание
своей позиции.

С ХИДДИНКОМ СТАЛО ГОРАЗДО СПОКОЙНЕЕ

— Поговорим о сборной. Мы не пропускаем, но и не забиваем при этом. Нет ли в
связи с этим каких-то разбирательств внутри команды? Часто ли, например, вы с
защитниками упрекаете форвардов?
— Нет, если дело дойдет до разбирательств между линиями, то на команде сразу
можно ставить крест. Мое дело — ловить мячи, летящие в наши ворота, дело
форвардов — пытаться отправить их в чужие. Если я начну их учить, то должен
сразу перебираться на тренерскую скамейку. Но мне пока нравится находиться на
поле. Да и потом — если вы думаете, что форварды не переживают из-за отсутствия
голов, то явно заблуждаетесь.

— Атмосфера в сборной отличается от атмосферы в ЦСКА?
— Тут уместнее сравнение со сборными предыдущих созывов — ведь в клубе мы живем,
а в национальной команде бываем наездами. Так вот, атмосфера стала гораздо более
спокойной.

— За счет чего?
— За счет того, что резко сократилось число накачек — такого напряжения, которое
было, например, при Ярцеве, сейчас нет и в помине.

— А тренировки отличаются от клубных?
— Глобально — нет. Пожалуй, в сборной больше игровых упражнений, но это и
понятно — мы ведь не базу закладываем, а готовимся к конкретной игре.

— Есть такое ощущение, что победы в ближайших двух играх нужны кровь из носу?
— У меня ощущения всегда одинаковы — настраиваюсь, чтобы не пропустить, а ваш
вопрос надо скорее адресовать полевым игрокам.

ИЗМЕНЕНИЯ В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ? ИХ, СЛАВА БОГУ, НЕТ!

— Что-то за год, прошедший после первого лауреатства в «Звезде», изменилось в
вашей жизни? Своя квартира уже готова?
— Как раз, когда уезжал в сборную, меня пригласили смотреть уже отстроенную
квартиру. Пришлось перепоручить родителям, думаю, они с этой задачей справятся.
Останется ремонт — и можно переезжать.

— Других изменений в личной жизни нет?
— Славу богу, нет.

— Даже «слава богу»?
— Да. Я понял на что вы намекаете и считаю, что подобные изменения пока
преждевременны.

— Есть ли в этой жизни люди, которым вы можете открыть душу до конца?
— Не считаю, что это вообще надо делать. В сегодняшней жизни раскрываться до
конца нельзя. Тем более — в нашей стране. Только наедине с самим собой можно
быть предельно откровенным — чтобы проанализировать случившееся и сделать
правильные выводы.

— В этом внутреннем диалоге вы очень критичны?
— Наверное, нет. Хотя каждую промашку стараюсь не оставить без внимания.

— Но все равно, наверное, хочется иногда поделиться какими-то проблемами,
получить совет?

— Могу достаточно открыто поговорить с родными — братом, родителями, но стараюсь
их своими проблемами не грузить.

— А о том, как выглядите в глазах окружающих, очень заботитесь?
— Для меня важно, нравлюсь ли я себе самому, а не окружающим. А с этим проблем
обычно не возникает.

— Ваше общение с прессой развивается по синусоиде — то вы вообще игнорируете
журналистов, то общаетесь более охотно, то резко ограничиваете круг допущенных.
Чем объясняются такие перепады?
— Отношением журналистов ко мне. Столько критики, переходящей порой в грязь,
выплеснулось на меня в первой половине этого года, что мало кому приходилось
видеть и слышать. Разве я заслуживал ее в таких количествах? С другой стороны,
понимаю, что писать должны и это в моих интересах. Поэтому навсегда от общения
не отказываюсь, но предпочитаю делать паузы для осмысления ситуации.

— В 20-летнем возрасте вы добились многого. Что для вас самого важнее всего —
самореализация, слава, деньги или, может быть, возможность посмотреть мир?
— Конечно, очень важно то, что я занимаюсь любимым делом и могу реализовать
себя на сто процентов, во всяком случае, пока. А из всего остального для меня
лично очень важна возможность общения с интересными людьми, с которыми вряд ли
бы познакомился, не занимайся футболом. Вот только что у нас установились добрые
отношения с Мишей Южным, который произвел самое приятное впечатление.

— Планов, не связанных с футболом, в вашей жизни, как я понял, пока нет?
— Откуда они могут взяться в моем возрасте? Думаю, если все будет складываться
удачно, начну задумываться над нефутбольными проблемами лет через пять. А пока
вся моя жизнь — футбол.

— А то, что вы стали лицом благотворительного фонда «Новое поколение» — это
просто обязанность?

— Нет, наоборот, это большая честь для меня — и работать с такими людьми, как
Сергей Иванов и Ольга Смородская, и иметь возможность помочь детям. Я сам еще
недавно был ребенком и знаю, как важно получить поддержку в юном возрасте.

— У вас было трудное детство?
— Нет, у меня было все нормально — не скажу, что имел все, чего желал, но и
обиженным себя не чувствовал. Но видел как окружающие не имеют возможности
реализовать себя и знаю, что часто для этого не хватает какой-либо мелочи.

— Ровесникам, для многих из которых вы стали кумиром, можете дать совет, как
пробиться в этой жизни?

— Могу лишь повторить за великими — в жизни всегда есть шанс, важно только его
не упустить.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 апреля 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто станет чемпионом Испании по футболу?
Архив →