Чугайнов: за топор хвататься не буду, но мало не покажется
Текст: «Чемпионат»

Чугайнов: за топор хвататься не буду, но мало не покажется

Он никогда не боялся плыть против течения. Принимать решения, на которые не всякий отважится. Говорить правду там, где другой благоразумно промолчит. Таким запомнился футболист Чугайнов. Таким остался и Чугайнов-тренер.
6 октября 2006, пятница. 10:10. Футбол
Он никогда не боялся плыть против течения. Принимать решения, на которые не всякий отважится. Говорить правду там, где другой благоразумно промолчит. Таким запомнился футболист Чугайнов. Таким остался и Чугайнов-тренер. Пока все его успехи относятся к карьере игрока. Но в 36 для тренера все только начинается...

НЕ ХОЧУ БЫТЬ "ПИАРАСТОМ"

Время для интервью Чугайнов предложил оригинальное - 10 утра. При встрече, виновато улыбнувшись, пояснил:

- Жаворонок я. Пяти часов сна мне вполне достаточно. Что в "Торпедо", что в "Локомотиве" неизменно первым просыпался. И сейчас с 6 утра уже на ногах. Кофе пью, новости смотрю. Ну а дела потом всегда найдутся.

- Особенно у селекционера "Зенита"?
- Да, с 8 сентября заступил на работу. В наш селекционный отдел входят четыре человека. Первоочередная задача найти футболистов, которые по-настоящему могли бы усилить "Зенит". Чем и занимаемся.

- Кто ваш непосредственный начальник?
- Спортивный директор клуба Константин Сарсания. В "Зенит" меня пригласили по его инициативе.

- Давно знакомы?
- С 2003 года, когда принял юношескую сборную. Наши взгляды на футбол совпадают. Догадываюсь, о чем теперь спросить хотите. Про все эти домыслы и упреки, что в команду порой я брал чересчур много его игроков. В таких случаях вспоминаю старую поговорку: "Громче всех кричит "держи вора!" тот, кто сам на руку нечист".

- С Диком Адвокатом уже общались?
- Да, весь отдел встречался с руководством "Зенита". Каждый получил конкретное задание - искать игроков на определенные позиции. Видно, что люди в клубе четко знают, чего хотят. Любые вопросы решаются мгновенно. Нас, например, в тот же день снабдили ноутбуками. А Адвокат - настоящий фанат своего дела. Заметил, что, едва речь заходит о футболе, у него сразу глаза начинают гореть.

- А у другого голландца - Гуса Хиддинка?
- Понятия не имею. Когда он принимал в РФС всех тренеров юношеских сборных, мы с Николаем Савичевым были на сборе. К слову, бесконечные разговоры о том, что Хиддинк, дескать, поднимет наш юношеский футбол и выстроит единый институт национальных команд, воспринимаю скептически. Какой смысл обманывать самих себя? У Хиддинка своих забот навалом и главная цель - вывести Россию на чемпионат Европы.

- Когда у вас с РФС контракт закончился?
- 1 августа. К тому что его не продлят, был готов. Еще в мае стало ясно - после того как мы не попали на ЧЕ-2006 среди юношей до 19 лет. При мне сборная за три года из 14 официальных матчей проиграла один - и он, как назло, оказался роковым! Группа отборочная досталась не самая сложная - Австрия, Венгрия и Словения. К сожалению, не удалось мне внушить мальчишкам, что проходных игр на таком уровне уже не бывает. Те же австрийцы, которым и уступили, вырвали победу за счет характера. Хотя в нашей команде гораздо больше талантливых ребят. Взять Максимова. Колоссальный потенциал! Эх, кабы не голова его дурная...

- Потому на исходе лета в "Зените" его и отправили обратно в дубль?
- Конечно. Раньше молодежью проще было управлять. В Советском Союзе Максимова за его проделки сослали бы на месячишко в какой-нибудь дальний гарнизон - он бы там быстро за ум взялся. Помню себя в этом возрасте. Мы жили в постоянном страхе, что, если не заиграешь или будешь дурака валять, мигом в часть загремишь. Перед глазами подобные примеры были. Нынче юные футболисты стали товаром. Они это прекрасно понимают. Никто их уже в армию не отдаст - все на контрактах и денег стоят немалых. Единственное, что могут с ними сделать, - продать в другой клуб. Все это порождает безнаказанность. Вот почему, на мой взгляд, мы теряем столько молодых игроков. Есть и вторая проблема. Во многих наших детских школах тренеры продолжают играть по старинке, с последним защитником. Куда готовят этих мальчиков? Кто их возьмет? Они же обречены! В Москве такого, слава богу, нет, а в провинции - сплошь и рядом.

- Пауза в тренерской карьере надолго?
- Это не только от меня зависит, правда? Профессия тренера мне по душе, и надежды вернуться к ней не теряю. Просто время на дворе своеобразное - чтобы на тебя обратили внимание, надо ходить по кабинетам, кого-то упрашивать, перед кем-то выслуживаться, где-то светиться. Словом, пиарить себя. Задорнов очень метко назвал таких людей "пиарастами". Так вот, я "пиарастом" быть не желаю. Никогда никого ни о чем не просил. И изменять своим принципам не буду

- Самый радостный для вас день за этот период?
- Победа на турнире Гранаткина. Клубы не отпустили в сборную десятка полтора игроков, мы еле состав наскребли. Тем не менее добрались до финала, где разгромили Украину - 4:1.

- А самый грустный?
- Поражение от Австрии. После финального свистка я бросил массажисту: "Все, команды этой больше нет".

СКАНДАЛЫ

- С Виталием Мутко напоследок состоялся у вас разговор?
- Нет. Пообщаться с Виталием Леонтьевичем нелегко - сперва на прием записаться необходимо. Если даже Семину это предложили сделать, что уж об остальных говорить. Колосков был куда доступнее.

- Говорят, однажды вы попались на глаза нынешнему президенту РФС в нетрезвом виде, что и повлияло на его отношение к вам.
- Не было этого. Рассказать, что произошло? 7 августа прошлого года. Шереметьево-2. Юношеская сборная улетает в Словакию. А в этот день погиб губернатор Михаил Евдокимов. Я был знаком с ним, каждое лето по его приглашению выезжали с командой ветеранов на товарищеские матчи в Алтайский край. В аэропорту зашли в бар, взяли по рюмке - помянуть. Впереди - паспортный контроль.

Там выясняется, что я забыл в РФС доверенность на Махача Гаджиева из "Крыльев". Ему единственному из ребят не исполнилось еще 18 лет. К тому же Махач - сирота. Попытался объяснить, что мы не шарашкина контора, а сборная России, что у парня в кармане обратный билет, что доверенность эту несчастную из РФС привезут через два часа. Бесполезно. Девушка на паспортном контроле уперлась и сняла Гаджиева с рейса. Мы перешли на повышенные тона. Она в крик: "Я и тебя в самолет не пущу!" "Пожалуйста, отвечаю, - куплю билет на другой рейс и завтра прилечу". В итоге так и поступил, с командой улетел мой помощник Савичев.

Но на шум подтянулись два подполковника погранвойск. Я уже было плюнул на все и собрался уходить, как один из них вдруг заявляет: "А мы Мутко знаем". Это меня окончательно вывело из себя. Развернулся и выдал все, что думаю и о них, и о Мутко. Нагадить, говорю, вы всегда готовы, а вот помощи от вас не дождешься... Президенту РФС об инциденте, разумеется, доложили. С этого и началось.

- За интервью, где нелестно отозвались о ВШТ и заведующем кафедрой футбола РГУФКа Лексакове, тоже, наверное, влетело?
- А то! Устроили разбор полетов на техкоме - техническом комитете. Все это живо напомнило мне фильм "Афоня". Распекали за то, что в прессе озвучил суммы, которые надо платить за обучение в ВШТ и получение тренерской лицензии, - 100 тысяч и 30 тысяч рублей соответственно. Тоже мне, военная тайна. По официальной версии лицензию категории А мне и Александру Яновскому не дали за то, что мы не заканчивали ВШТ, а Савичеву - из-за того, что у него нет опыта самостоятельной работы. А раньше нельзя было предупредить! Зачем просиживали тогда там часами? Надо было им кого-то завалить - вот и нашли крайних. Ведь некоторым коллегам, также не имеющим диплома об окончании ВШТ, лицензии все равно выдавали.

СВОБОДА ВЫБОРА

- Хоть раз пожалели за эти годы, что ушли из футбола в 32?
- Нет. Меня и за ветеранов побегать до сих пор не шибко тянет. Наигрался. Так что уходить нужно вовремя.

- Многие боятся этого шага.
- Доводы Тукманова, с подачи которого три с половиной года назад я возглавил юношескую сборную, показались убедительными. Были мысли поиграть еще пару лет в первом дивизионе, на что он резонно возразил: "А дальше что? Ты же мечтаешь стать тренером. Поверь, лучше варианта для старта не найти".

- А деньги? В любой команде первой лиги вам положили бы оклад на порядок выше, чем в структуре РФС.
- Я не миллионер, но кое-что успел заработать. По крайней мере мог себе позволить не тащиться в "Волгарь" или "Факел", а выбрать то, что мне действительно интересно.

- Извините, а почему вы так резко прибавили в весе?
- Выезжая с командой на сборы, старался вести активный образ жизни. Когда же подолгу сидишь в РФС, перебирая бумажки, поскольку в нашей юношеской сборной ты зачастую и тренер, и администратор, и врач, - начинаешь поправляться. Плюс дома кормят отлично.

- Чего вам больше всего не хватает из той, футбольной, жизни?
- Состояния игрового стресса. Как у лошади перед скачками. Уж больно все сейчас размеренно. Никак не привыкну

- Если бы вы не покинули внезапно "Локомотив" в 2001-м, год спустя все равно подались бы в тренеры?
- Скорее всего. Коптить небо на скамейке точно бы не стал. А молодежь поджимала, да и травмы все чаще о себе напоминали.

- По-моему, лукавите. В "Уралане" весь сезон без замен спокойно отыграли.
- Не забывайте, элистинский клуб не участвовал в еврокубках. Играть два матча в неделю, что в "Локомотиве" по осени норма, мне, пожалуй, было бы тяжеловато. В последний сезон в "Локо" начали мышцы "лететь" - надрывы, разрывы. Это первый признак, что пора на покой.

- Не обидно, что так и не стали чемпионом?
- Нет. Для меня всегда было важно что-то заслужить, а не получить. По своим игровым качествам золотую медаль я бы заслуживал уже вряд ли. А вешать ее на шею за прежние титулы, с моей точки зрения, неправильно. Чужого мне не надо. Я с "Локомотивом" пережил яркие мгновения. Четыре победы в Кубке России, четыре серебра, две бронзы. Разве мало?

ПОЛУЧАЛ ПОЧТИ В 5 РАЗ МЕНЬШЕ ОБРАДОВИЧА

- Уверен, что день, когда решились на сенсационный разрыв с "Локомотивом", помните буквально по минутам.
- Вы правы. 3 января у нас была первая в новом году тренировка. После направился в клуб к Филатову - контракт-то с "Локомотивом" завершился. Я знал, что получаю почти в пять раз меньше Обрадовича - может, не забыли этот "шедевр" селекции? Ладно бы, сидя в запасе, он помалкивал в тряпочку. Но Обрадович без всякого стеснения говорил нашим игрокам: "На кой черт мне напрягаться, если и так деньги капают?" Вот что меня взбесило. В общем, попросил я у Филатова прибавки к своей не самой большой в команде зарплате. На две с половиной тысячи долларов. До финансовых аппетитов нашего югославского товарища мне, как видите, было далеко. Причем за восемь лет, что отдал "Локомотиву", впервые завел с руководством разговор на эту деликатную тему. Прежде всегда соглашался на ту сумму, которую мне называли. Пусть и капитаном был, и по 30 с лишним матчей за сезон играл.

- Судя по всему, Филатов отказал?
- Да. Он предлагал продлить контракт на старых условиях. "Подумаю", - на этих словах я прикрыл дверь его кабинета. Дома до вечера размышлял, с женой советовался. А затем набрал номер московской квартиры Павлова. Он еще в апреле, когда летели из Югославии после матча сборной, сказал мне, что в любой момент будет рад видеть меня в "Уралане".

- Значит, вашему звонку не особо удивился?
- Как не удивился? Подобное развитие событий Павлов все же едва ли предполагал. При встрече уточнил: "Не передумаешь?" - "Нет, я за свои слова отвечаю". На следующий день, не обнаружив меня в Баковке, звонит Ярдошвили. "Ты где?" - "В "Уралане". Пауза. "Не понял. Ты это серьезно?" - "Док, такими вещами не шутят. Все, я больше не игрок "Локомотива". Следом на проводе был уже Семин. "Почему со мной не поговорил?! Я бы помог тебе все уладить", - горячился он.

- И впрямь, Игорь, почему?!
- Палыч наверняка сумел бы все утрясти. Но... Такой я человек: просить о чем-то, клянчить - для меня невыносимо. Хватило аудиенции у президента клуба.

- Павлову-то вы сами позвонили.
- Здесь первый шаг исходил от него. Павлов в апреле назвал конкретные цифры. Я позвонил и спросил: "Ваше предложение еще в силе?" - "Да. Приезжай". Если бы можно было все отмотать назад, в той ситуации поступил бы так же. Дело не столько в деньгах. В отношении. Тем более на фоне этого наглеца Обрадовича.

- С Филатовым и Семиным со временем объяснились?
- Что объясняться? В футболе перемещения игроков штука обыденная. Через год точно так же ушел из "Локомотива" Игнашевич. И не в "Уралан", а к основному конкуренту. Разве что цифры на кону стояли там другие. Что ж, ЦСКА сработал весьма оперативно.

ФУТБОЛ С ЧАБАНАМИ

- В Элисте экзотики сполна хлебнули?
- Смотря что имеете в виду. К примеру, древнее калмыцкое блюдо под названием кюр попробовать не довелось. Готовят его так. Из барашка извлекают желудок, моют и складывают туда, как в мешок, нарезанные кусочки мяса. Затем закалывают в землю, разводят на этом месте костер и ждут. Не поверите - часов 15! Только после этого кюр можно подавать к столу. Не знаю, насколько это вкусно, но в Калмыкии - главный деликатес... Вообще-то там я провел не худший год. По контракту "Уралан" рассчитался полностью.

Жил в Сити-Чесс, где во всех квартирах игроков Павлов распорядился установить кондиционеры. Чтобы не скучать, купил спутниковую тарелку. Летом в выходные мотались с семьей на озера - на полпути к соседнему Ставрополю дивные уголки попадаются.

- Кирсан Илюмжинов рассказывал, что вы вместе с другими игроками "Уралана" выезжали в отдаленные районы Калмыкии и играли с местными чабанами в футбол. Добровольно-принудительно?
- Это всего раз было. В чемпионате наступил перерыв, большая часть футболистов разъехалась, в Элисте остались Филимонов, Казаков и я. Вот нас троих и попросили присоединиться к делегации Илюмжинова в каком-то селе. О том, чтобы играть там в футбол, речь вроде бы не шла. Но когда народ высыпал с мячом на полянку кто-то из окружения президента республики ляпнул: "Может, сыграете с ними?" У Филимонова с Казаковым идея не вызвала энтузиазма, а я подумал: почему нет? Нетрудно же, а людям память на всю жизнь. Ребят уговорил. Дали нам еще троих хлопчиков, чтобы составы уравнять, - и погнали!

- Поразила ваша стычка с Овчинниковым в матче "Уралан" - "Локомотив". Что вы там не поделили?
- Обычный игровой эпизод - оба в воздухе пытались достать мяч. И то, что после этого Серега неожиданно толкнул меня в спину, его, безусловно, не красит. Я в долгу не остался. Высказал Овчинникову все по полной программе.

- Любопытно...
- Нет-нет, в газете это печатать нельзя. Впрочем, позже с Серегой помирились.

- Овчинников в гневе страшен. А вы?
- Тоже не подарок. За топор хвататься не буду, но на эмоциях наговорить могу такого, что мало не покажется. Позже жалею.

ПИВО ОТ СЕМИНА

- Филатов обронил недавно в интервью: "Не раз говорил, что Чугайнов когда-нибудь будет работать в "Локомотиве", и от своих слов не отказываюсь". Читали?
- Читал. Страсти улеглись, у нас нормальные отношения, но со мною о возможном трудоустройстве в "Локомотиве" Валерий Николаевич бесед не заводил.

- Что он за человек?
- В другом замечательном советском фильме, "Гараж", герой Леонида Маркова говорит: "Меня много били. Потом за это же награждали". Сказано будто про Филатова. Ему по жизни прилично доставалось - в бытность и игроком, и тренером. Вероятно, поэтому стал более осторожным, расчетливым. С Филатовым меня многое связывает. Какое-то время он тренировал в школе "Торпедо" нашу команду 1970 года рождения - его как раз из дубля уволили. А когда в 91-м грянул бунт против Иванова, мы, молодые, на месте Козьмича хотели видеть именно Филатова. Даже заручились его поддержкой. Увы, ничего из этой затеи не вышло. "Старики" были за Скоморохова. Торпедовское начальство в лице Золотова с Корнеевым решило его назначить. У них там свой интерес был, мало общего с футболом имевший. "Торпедо" же тогда нуждалось в тренере-организаторе уровня Филатова. Не уверен, что он превратил бы его в такой же суперклуб, как впоследствии "Локомотив" - все-таки финансовые возможности ЗИЛа поскромнее, чем РЖД, - но при Филатове у "Торпедо" дела пошли бы в гору. В этом сомнений нет.

- То, что произошло между Филатовым и Семиным, стало для вас откровением?
- Мне кажется, рано или поздно, разрыв был неизбежен. У них и до этого серьезные разногласия возникали. Двум медведям в одной берлоге тесно.

- Чем Семин не похож на остальных тренеров?
- В нем нет ни тени фанфаронства. Простой орловский мужик - надеюсь, Палыч не обидится на меня за эти слова. Очень естественный. То в нелепом "петушке", то с растрепанными волосами... Семин, как никто, умеет сплотить коллектив. Приведу пример. В 95-м году "Локомотив" без всяких темных делишек выдал в чемпионате серию из тринадцати побед подряд. После каждой игры мы все вместе уезжали со стадиона на автобусе. Подрулив к ближайшему супермаркету, Палыч брал с собой Овчинникова, Косолапова, меня и покупал несколько ящиков пива - на всю команду. Далее прямиком в Баковку. При этом нас, лидеров, Семин предупреждал: "Смотрите, чтоб завтра все были в форме!" Эти посиделки помогали по-настоящему объединить игроков. Мы были одной семьей.

- Чем объясняете неудачу Семина в "Динамо"?
- У него не было своего штаба, не было за спиной такого человека, как Эштреков. Хазраилыч - идеальный второй тренер. Пока работал их тандем - у "Локомотива" был результат. А стоило другим людям появиться рядом с Палычем - все наперекосяк пошло. В тот момент и пробежала кошка между Семиным и Эштрековым.

200 000 ДОЛЛАРОВ ЗА СДАЧУ МАТЧА

- С кем из тренеров вам было сложнее всего?
- О покойниках плохо не говорят, оттого обойдемся без фамилии. Свела ненадолго судьба с тренером, которого я не понимал. Теоретиком он был сильным, а вот практиком... Придумывал какие-то несусветные упражнения. Однажды приволок на стадион парашют. Команда напряглась. "Будем скорость учиться развивать", - огорошил он и поманил пальцем Володьку, нашего запасного голкипера. Во всех клубах второй вратарь - полигон для экспериментов, и мы исключением не были. Прицепили бедному Володьке сзади парашют, велели: беги! Он пытается разогнаться, лицо наливается кровью - нагрузка-то огромная. Кое-как осилив часть дистанции, Володька дождался, когда наконец отвалится парашют. И, почувствовав свободу, так припустил, что едва не зарылся головой в беговую дорожку. После чего все игроки в один голос заявили, что в клоунаде участвовать не намерены.

- Через какие искушения в футболе вам пришлось пройти?
- Взятки за сдачу матча предлагали. В середине 90-х перед игрой "Локомотива" в еврокубках аж двести тысяч долларов посулили! Солидные по тем временам деньги. Позвонили накануне ответной встречи в Москве, видимо, как капитану команды. Я к Семину: так, мол, и так, на игроков выходят. Семин: "Ни в коем случае не отказывайся. Вдруг еще к кому обратятся, а тот не устоит". - "Воля ваша, Юрий Палыч". Целый спектакль разыграли. На поле за пару минут до стартового свистка я должен был подать условный знак - капитана соперников хлопнуть по плечу.

- Хлопнули?
- Нет, конечно. "Театр" на этом закончился. Мы честно бились, и с трудом прошли в следующий раунд.

- Вам понятно, что движет игроками, которые в аналогичных ситуациях все-таки поддаются соблазну?
- К совести, порядочности и прочим высоким материям взывать не буду. Замечу лишь, что футболист, который не меняет каждый год команды и действительно стремится чего-то достичь, на сговор не пойдет. Сто процентов! Был я в Португалии, разговорился с тамошним полицейским. Он объяснил, почему взяток не берет. Зарплата хорошая, гарантированные премии за выслугу лет, различные социальные льготы.

Зачем рисковать? Наш человек живет исключительно сегодняшним днем. За границей думают еще и о завтрашнем. Вся разница в менталитете.

- Каких ошибок вы постарались бы избежать, будь такой шанс?
- Кто-то считает, что иногда я вольно себя вел в плане режима. Спорное суждение. Откровенно говоря, не представляю, как бы жил, если бы не мог себе позволить выпить пива после игры. В этом случае надо быть страшным циником и нервы иметь сродни канатам. Был у меня период - ни капли спиртного в рот не брал. И что? Отыграешь матч, приходишь домой и до 6 утра не спишь. Снотворное не берет, все тело ноет, бродишь, как призрак, по квартире. Жуть!

- У вас агент когда-нибудь был?
- Единственный агентский договор я подписал с Юрой Тишковым. После "Уралана" Долматов позвал меня в питерское "Динамо". Финансовые вопросы с ним обсуждать совершенно не хотелось, поэтому вести переговоры с легким сердцем поручил Тишкову. Сам гулял по Санкт-Петербургу. С контрактом не сложилось, и 9 января мы вдвоем вернулись в Москву. А 10-го его уже ждали... В поезде бросилось в глаза, что он сильно нервничает. Спросил: "Чего дергаешься?" "Да все нормально", - отмахнулся Юрка. Он был очень мнительный. Но может, вправду предчувствовал что-то.

"ЦАРАПКИ, ЦАРАПКИ"

- Вы множество футболистов повидали. Кто был самым большим оригиналом?
- Джанашия. Ходячий анекдот. Вспоминаю его появление в "Локомотиве". Шагает незнакомый грузин на тренировку, следом семенит оруженосец с футбольным баулом. "Что за фрукт?" - интересуюсь у наших. - "Новенький. Из Грузии". Ничего себе, думаю, джигит подъехал, за него уже сумки носят! Джанашия сразу дали квартиру на "Щелковской" и "жигули". Укатил он домой, на следующий день делился впечатлениями: "Слюшай, что у вас тут в Москве за дорога? Еду-еду, еду-еду, а она все не кончается. Уже стемнело, бензин на исходе, я снова полный бак заливаю и никак не доеду". Все хохочут: "Заза, ты же на кольцевой был!" Он сжег 40 литров, я подсчитал - это значит, что по МКАД Джанашия три круга навернул... А как он содержание "Витязя в тигровой шкуре" Шота Руставели пересказывал? Жванецкий отдыхает!

- Расскажите.
- Сидим на сборе. Кто-то поинтересовался: "Заза, что за поэма знаменитая у вас в Грузии есть?" И Джанашия, нещадно коверкая слова, начинает излагать: "Итак, идет звер". "Волк, что ли?" - уточняем. "Э-э, какой волк? Хыщник!" - "Какой хищник?" - "Ну, этот - царапки, царапки..." - "Тигр?" "Точно! Идет, значит, тигр и... - Заза несколько секунд мучительно думает, а, чуть погодя, выдает - и кожа. Да! Так и называется поэма: "Тигровый кожа". "Погоди, там еще кто-то третий был", - говорю я, давясь от смеха и на витязя намекая. "Ах, да, - хлопнул себя по лбу Джанашия, - Шотик"...

- С кем из "Локомотива" поддерживаете связь?
- С массажистом Володей Ткаченко и водителем по прозвищу Бонифаций, который на базе работает. В последнее время ловлю себя на мысли, что друзей становится все меньше. Встречаюсь периодически с бывшими партнерами по "Торпедо" или "Локомотиву" и вижу, что мы уже другие. Скучные, рациональные. Держим себя в каких-то рамках, боимся сболтнуть лишнее. Нет былой искренности. Иные ценности выходят на первый план.

- Какие?
- Деньги, деньги, деньги. Многим приятнее похвалиться кафельной плиткой на кухне, чем человеческими отношениями. Грустно.

- Кто ваш лучший друг?
- Сейчас? Марина. Моя девушка.

- Вы второй человек, кто так отвечает. Первым был Александр Панов.
- Сашка? О, помню, как в 99-м перед легендарным матчем на "Стад де Франс" нас в одном номере поселили. В день игры после обеда я решил вздремнуть, да не тут-то было. Саня по комнате круги наворачивает, под нос себе что-то бурчит. "Что с тобой?" - не выдержал я. Насупился. Молчит. Наконец, сообщает: "Чувствую, забью сегодня". "Забьешь, забьешь, - отвечаю, - только не мешай, ложись". А он продолжает курсировать туда-сюда, приговаривая: "Нет, я должен забить, должен!" Вечером Панов отгрузил два гола Бартезу. В раздевалке подлетаю к счастливому Сашке: "Ну, и чего ты днем два часа по номеру ходил?" "Волновался очень", - прошептал он.

- Вы о Марине упомянули. С женой, получается, расстались?
- Два года назад. Официально, правда, не разведены. С сыновьями - у меня их двое - продолжаю общаться.

- Верно говорят, что повальное увлечение охотой игроков "Локомотива" началось с вас?
- Да. Лоськову и Дроздову я помогал доставать оружие через знакомых охотников. Прочитал массу книг об охоте, понял ее философию. Настоящее удовольствие там получаешь, когда долго выслеживаешь зверя, пытаешься его перехитрить и до последнего не ясно, кто кого. У него обязательно должен быть шанс уйти. А палить по животным с пяти метров - слишком примитивно. Лучше в тире по тарелочкам пострелять.

- Идеальный отдых для вас - это...
- Дача, шашлыки и чтобы все свои были. У нас прежде существовала традиция - собираться там под Новый год с друзьями и устраивать детям праздник. Я в роли эдакого массовика-затейника выступал. Бывало, в костюм Деда Мороза облачался, по деревьям лазил, Лешего изображая. Нацепишь белый маскировочный халат, спрячешься за ветками - попробуй отыщи.

- Тренер, селекционер, теперь и футбольный комментатор. Вам-то самому что ближе?
- Пока никем, кроме тренера, себя не мыслю. Бог даст, будет еще шанс проявить себя на этом поприще. А к работе на телевидении отношусь без восторга. Люди просят - не отказываю. Но чувствую - не мое это. Зрителям нужна информация, которую они могут переварить, а я порой по футбольному излишне глубоко копаю, словно передо мною на установке сплошь профессионалы сидят. Трудновато у микрофона с эмоциями совладать. В прошлом году комментировали с Ильей Казаковым в Черкизове матч "Локомотив" - "Брондбю". Когда наши забили победный гол, я на радостях так саданул кулаком по столу, что Илья в прямом эфире сделал замечание: "Аккуратнее, Игорь, а то стол разобьете". "Ничего, - нашелся я. - По такому случаю Валерий Николаевич, думаю, меня простит..."
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →