Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Гус Хиддинк: надоели вопросы о красных штанах

В течение одной недели сборная России проведет два матча отборочного цикла Евро-2008 — с Израилем 7 октября и с Эстонией 11 октября. Не самые грозные соперники, но именно сейчас Гус Хиддинк и должен дать то, ради чего его, собственно, приглашали, — результат.
6 октября 2006, пятница. 13:02 Футбол

В течение одной недели сборная России проведет два матча отборочного цикла
Евро-2008 — с Израилем 7 октября и с Эстонией 11 октября. Не самые грозные
соперники, но именно сейчас Гус Хиддинк и должен дать то, ради чего его,
собственно, приглашали, — результат.
О СЕКРЕТАХ И РЕЦЕПТАХ

Если войти в офис Российского футбольного союза, без потерь преодолеть первый
форпост с охранником на часах, а потом, миновав классический фортификационный
зигзаг, вырваться на оперативный простор, то прямо перед вами будет кабинет
президента РФС Виталия Мутко, справа по флангу — зеркальные витрины с кубками и
призами прошлого, а слева — кабинет с тренерами настоящего.

Это тот самый кабинет, в котором так не любил появляться Георгий Ярцев и об
отсутствии которого говорил Юрий Семин. На стене — портрет президента России
Владимира Путина. Прямо под ним — он, главный тренер сборной России Гус Хиддинк.
Президентский взгляд с портрета устремлен на противоположную сторону кабинета.
Там столы Йопа Алберды и других помощников Хиддинка: сам главный тренер не
нуждается в присмотре. За спиной голландца — российский флаг, на столе перед ним
— два мобильных телефона и огромная амбарная книга. В ней мистер Хиддинк
отмечает все свои встречи. Еженедельнику «Футбол» короткой строчкой отведено
полчаса.

— Мистер Хиддинк, до вас за этим столом сидело много главных тренеров сборной
России. Почти всем им было очень неуютно. И, покидая его, многие говорили:
тренировать сборную и клуб — это две разные профессии…

— Они правы, и это действительно так, — Гус Хиддинк водружает небольшие круглые
очки на нос и становится похож на Санта-Клауса, который готовится прочитать
небольшую научную лекцию. — Конечно, что-то общее есть: все-таки в обоих случаях
ты прежде всего тренер. Но специфика работы разнится довольно сильно. Скажем, я,
наставник сборной России, при выборе состава могу рассчитывать только на
футболистов, у которых есть российский паспорт. Я не могу прийти к президенту и
сказать: мне нужен тот и тот, давайте спросим, сколько они стоят. Я не могу
приобретать любых игроков на свой вкус со всего земного шара. Но это может быть
еще и не проблема. Ведь в клубе наставник имеет дело со своими подопечными шесть
или семь дней в неделю. В сборной же собираются лучшие игроки из разных команд,
и у каждого из них разная подготовка: все готовят футболистов по-разному. И
главному тренеру сборной необходимо за те несколько часов или дней, в течение
которых он имеет возможность общаться с игроками, подвести их под общий
знаменатель и донести до них что-то свое. Вот в этом вся разница.

— Получается, вы специалист широкого профиля: добивались результата и на
посту тренера клубов, и у руля сборных. Может быть, у вас есть какой-то общий
рецепт успеха? Например, когда вы принимаете новую команду, есть ли у вас четкий
план? Расписано ли у вас все по пунктам, как в вашем ежедневнике: первое — я
делаю это, второе — вот это, третье — вон то, а в пятницу я абсолютно свободен?

— О нет, ничего подобного. Никаких рецептов и никаких секретов! Может быть,
только один: где бы я ни работал, я всегда отдаю всю энергию, все приобретенные
знания и весь опыт моим игрокам. И вы не представляете, какое получаешь
удовлетворение, когда видишь подобную же отдачу от самих игроков. Вот, наверное,
главный секрет и главный рецепт: я люблю работать с молодыми, доносить до них
свои мысли, чувства. И если ребята делают все, что я говорю, — будет результат.
Это проверено. А энергия потом возвращается: когда видишь плоды своего труда,
когда видишь результат, то возвращаешь всю затраченную энергию… Так что никаких
секретов. Главное — работать. Усердно работать.
— Хорошо, с секретами мы более-менее разобрались. Универсального рецепта у вас
нет. Но вы уже поставили диагноз нашей сборной? В чем, на ваш взгляд, наша
проблема: в голове или в ногах?

— Ну, во-первых, больших проблем я не вижу. А во-вторых, я не отделяю голову от
ног. То, что находится у тебя в голове, ты должен претворить в жизнь с помощью
ног. А проблема… Ну что проблема, она, как мне кажется, затронула всю Восточную
Европу. Вот возьмем сборную СССР. Очень сильная была команда: в ней играли
лучшие игроки из Украины, Грузии, Армении… Какой бы сейчас была сборная
Советского Союза? Одной из сильнейших в мире. Но сейчас же у каждой страны своя
сборная, каждая из них начинает свой путь с самого начала.

— И все же. В России 143 миллиона жителей — неужели этого недостаточно, чтобы
укомплектовать сборную страны достойными футболистами?

— Их надо сначала найти. Я убежден, что здесь достаточно талантливых ребят. Но
им необходимо предоставить условия для того, чтобы свой талант раскрыть. Их надо
обучать, давать лучших тренеров, следить за их развитием… И сейчас, как мне
кажется, для России настает очень важное время. РФС всерьез берется за развитие
инфраструктуры и детского футбола во всех регионах огромной страны, строит поля,
открывает центры.

— А сколько времени должно уйти на весь этот процесс — чтобы найти таланты,
обучить их, подготовить к игре за клуб, а затем и за сборную?

— Я очень рад, что господин Мутко — очень амбициозный человек, и он уже начал
заниматься развитием инфраструктуры. Например, у него есть планы построить около
восьмидесяти футбольных академий по всей стране. Я это могу только
приветствовать. Если этого удастся достичь, мы сделаем огромный шаг вперед.
Возможно, мы не увидим результата сегодня или завтра, но послезавтра будет
другая ситуация.

О ПРОБЛЕМАХ И ДЕНЬГАХ

Создается впечатление, что мы это где-то уже слышали. И не раз. Гус Хиддинк,
похоже, тоже. И слишком официальный получается разговор: ему явно перевели
Программу развития Российского футбольного союза. А может быть, что-то он
прочитал и сам. Во всяком случае, сейчас, разглядывая обложку «Футбола», он без
проблем разбирает названия клубов: ЦСКА, «Локомотив», «Спартак»… «Дру-у-уг
дру-у-га», — пытается даже самостоятельно прочесть заголовок Хиддинк.

— Мистер Хиддинк, господин Мутко нам много рассказывает о будущем. Но ведь
будущего нет без настоящего. А в настоящем получается такая ситуация: вы, тренер
с мировым именем и многомиллионным контрактом, вынуждены с граблями в руках сами
выравнивать поле перед ответственным матчем… Как только травмируется один
защитник сборной, вся наша оборона теряет способность достойно сопротивляться
сопернику… Дисквалификация фланговых игроков приводит к большим проблемам на
флангах… И после этого вы говорите, что у нас нет больших проблем?
— Да, это правда, — с некоторым даже удивлением отрывается ГусХиддинк от
увлекательного чтения. И тут же грустно улыбается. — Это проблема. Но… Я могу
только сказать, что тем, о чем я говорил чуть раньше, необходимо начать
заниматься как можно скорее. Тогда будут и защитники, и вингеры, и необходимая
конкуренция на каждую позицию.

Есть здесь и другая проблема. В России много легионеров. Слишком много.
Очевидно, если ты приглашаешь иностранца, то он должен быть сильнее местных
игроков. Заведомо сильнее и намного сильнее. Такая ситуация везде, в любой
стране. Здесь, в России, тоже есть сильные легионеры. Но их немного. Вы
посмотрите, сколько иностранцев в России даже не всегда попадает в основные
составы своих команд. Так почему в клубах не дают шанс молодым российским
игрокам проявить себя? В России хватает многообещающих ребят. Им 18 лет, им 21
год. Поверьте мне, я знаю, о чем говорю. Но что с ними будет, если они не будут
играть? Как они будут развиваться и прогрессировать? Но я рад, что в последнее
время некоторые клубы стали более охотно доверять молодым. Возьмите, к примеру,
Шишкина из «Спартака».

— А то, что всего один российский футболист выступает в ведущих европейских
чемпионатах, по-вашему, не проблема?

— Вы про Ивана? Есть еще Каряка в «Бенфике», но он действительно редко играет.
Но давайте посмотрим на это по-другому. Некоторые хорошие российские игроки
вернулись на родину, и я вижу в этом большой плюс. Уровень российского
чемпионата из-за этого повышается? Повышается. А опыт этих игроков поможет
быстрее развиться молодым футболистам.

— Молодым футболистам, которые зарабатывают здесь столько, что у них не
возникает ни необходимости, ни желания перебираться в ведущие европейские
чемпионаты, чтобы элементарно повысить уровень своей игры?
— Я не вижу ничего плохого в том, что они остаются здесь и делают российскую
лигу сильнее. Кроме того, я следил за игроками молодежной сборной России и
должен сказать, что, несмотря на хорошие контракты, они полностью посвящают себя
футболу и отрабатывают зарабатываемые деньги на все сто. Они голодные до успеха,
и они чувствуют ответственность, возложенную на них. Так что деньги решают
далеко не все.

ОБО ВСЕХ НАПАДАЮЩИХ И ОДНОМ ЗАЩИТНИКЕ

Отведенные нам полчаса уже истекли. И главному тренеру уже несут на подпись
какую-то зарплатную ведомость. Но Гус Хиддинк движением руки просит остаться:
похоже, ему самому становится интересен этот разговор. Интересно и Йопу Алберде.
Генеральный менеджер сборной садится напротив Хиддинка — прямо под взгляд
портрета.

— Мистер Хиддинк, когда в сборную России приглашали голландского тренера, все
думали, что теперь мы станем играть с тремя нападающими. Да и вы приглашаете на
каждый сбор шестерых форвардов. Но играет один, максимум два. Мы еще не готовы к
тому, чтобы играть в три нападающих?
— Я думаю, что прежде всего надо смотреть не на позицию игроков и количество
нападающих, а на то, что каждый из этих футболистов делает на поле и какие
функции выполняет. Можно играть с одним нападающим в очень атакующий футбол. А
бывает, что, имея трех нападающих в составе, приходится обороняться и
рассчитывать только на контратаки. Вот смотрите…

Хиддинк берет ту самую ведомость, переворачивает ее, и вот она уже превращается
в футбольное поле, два мобильника — как ворота, которые сейчас будет атаковать
виртуальная сборная России.

— Если мы играем в три нападающих, то крайние форварды часто нейтрализуются
действиями обороны — все-таки мы играем против грамотных и умных соперников. И
тогда получается, что они отрезаются от остальной команды, и мы теряем атакующий
потенциал. В то же время если у нас один нападающий, то развивать атаки можно и
отсюда (карандаш вычерчивает линию фланговым проходом слева), и отсюда (тот же
маневр справа), снабжая при необходимости форварда мячом. Или возьмите, к
примеру, Анюкова. Кто он? Защитник? Но это только в протоколе. А, скажем, в
матче с Латвией он имел шанс забить гол, сделал две передачи, которые могли
стать голевыми… То есть он, защитник, действовал как крайний форвард, и
действовал неплохо. И то же самое остальные. Арши — он разве не нападающий,
когда надо (еще одна линия, но уже по центру), Бил (с левого фланга), Марат,
Радим?.. Вспомните французов на чемпионате мира. Когда они в обороне — у них
только один форвард, Анри, когда в атаке — все нападающие: Зидан, Вьейра,
Макелеле… все. Тактическая гибкость игроков — один из важных залогов успеха.
Этого я хочу от моей команды.

— Хорошо, но во время матча с Хорватией вперед не шли не только наши
защитники, но и нападающие. Они боялись?
— Да, мы действовали слишком осторожно. Когда боишься идти вперед, то
прижимаешься к своим воротам. А когда у тебя нет движения вперед, ты не можешь
контролировать игру. Ведь, если хочешь отобрать мяч у соперника, надо быть рядом
с ним, а не пятиться назад. Это к тому, с чего мы начали, — о различии между
работой в клубе и со сборной. Для того чтобы изменить психологию футболистов, их
навыки, необходимо все время быть рядом с ними.

— У вас получилось вполне эмоционально и доходчиво. Все-таки какой он, тренер
Гус Хиддинк, когда на него не устремлены телекамеры?

— Могу вам сразу сказать: это не угрюмый тип или пессимист, который кричит на
игроков и говорит о том, что все плохо. Я открываюсь перед ребятами, откровенно
с ними разговариваю, делюсь с ними тем, что у меня в голове. Вот он, наверное,
ответ на ваш вопрос про секреты. Ведь когда ты открываешься перед человеком, он
открывается перед тобой в ответ. Так и в футболе. Будь откровенным с игроками —
и они пойдут за тобой. Что может быть приятнее, чем смотреть на молодых ребят —
умных, целеустремленных, прислушивающихся к каждому твоему слову…

— Тренер Гус Хиддинк и просто Гус Хиддинк в повседневной жизни: насколько это
разные люди?

— Я никогда не был двуличным человеком. Всегда говорил то, что думаю, был
честным перед окружающими и самим собой. Я всегда иду на контакт с людьми. Это
очень важно. Для меня имеет большое значение, что думают люди о моей работе, что
говорят в клубах, в федерации. И это не зависит от того, где я живу или работаю.
Голландия, Корея, Австралия, Россия… Нет никакой разницы, я руководствуюсь
одними и теми же принципами.

О ГАЛСТУКАХ И КРАСНЫХ ШТАНАХ

Какой-то час — и перед нами сидит уже совершенно другой Хиддинк. Когда он
вспоминает о том, как его сборная России прижималась к воротам, — он сам
сжимается в своем кресле, закрывая голову руками, когда говорит о нападающих —
размеров листочка-ведмости становится мало.

— В России господин Хиддинк воспринимается многими как некий Санта-Клаус,
который приехал к нам, чтобы найти золото, которое валялось у нас под ногами, а
его никто до сих пор не замечал. Пока золота нет…
— Для того чтобы найти золото, надо действовать. Действовать поэтапно, шаг
за шагом. Работать. Золото — в работе. Это в сказке оно появляется ниоткуда. И
это не слишком умные сказки. На деле же надо просто работать. Долго и упорно. И
я еще раз скажу о господине Мутко и его планах: новые поля, тренировочные центры
— это как раз та самая необходимая работа, которую надо выполнять. Вот тогда и
будет, как вы говорите, золото. Его нельзя просто найти. Его надо добыть.

— Да, но когда быстрого чуда нет, людям свойственно разочаровываться. Уже
сейчас на ваших пресс-конференциях журналистов намного меньше, чем раньше. А
вскоре и вовсе могут сказать: Санта-Клаус ненастоящий. Вы этого не боитесь?
— Ну и что? Я думаю, что, несмотря на все это, надо просто продолжать делать
свое дело. Только так можно добиться результата. А сокрушаться и бояться — это
неправильно. Надо просто работать, работать и работать.

— В ноябре вам исполнится 60. Это возраст, когда принято подводить итоги,
ставить плюсы и минусы разным этапам своей жизни…

— А еще это возраст, когда нормальные люди уходят на пенсию, — вместе с
Хиддинком смеется и Йоп Алберда.

— Но все-таки, что вы считаете своим самым большим успехом на данный момент?

— Я скажу так. Если нам удастся воплотить в жизнь все задумки, если в России
будут условия для молодых футболистов, если они будут получать соответствующее
образование, развиваться и выходить на новый уровень — это и будет нашим большим
успехом. И я верю в то, что это случится. У меня еще много энергии, и я готов
потратить ее на российский футбол.

— Через несколько дней после вашего дня рождения сборной России предстоит
играть с Македонией. У нас по этому случаю есть такой анекдот. «Перед очередным
матчем тренер собирает своих игроков и говорит: „Ребята, у меня сегодня день
рождения. Я бы очень хотел, чтобы вы подарили мне сегодня победу“, — на что
капитан, понурившись, отвечает: „Поздно, тренер, мы уже купили вам галстук“…
— Галстук? — уточняет Хиддинк (галстук — tie — в английском варианте
идентично значению слова „ничья“, то есть одно очко) и тут же со смехом: — О’кей,
тогда мне нужно три галстука. В одном матче.

— В некоторых странах в знак благодарности за вашу работу выпустили даже
почтовые марки с вашим изображением. Марки — это почти те же деньги. Каково это
— видеть свой портрет на деньгах?
— Ну вот, вы снова о деньгах. Но я бы слукавил, если бы сказал, что не
придал этому большое значение. Если быть честным, то я горд этим. Все-таки
подобные вещи происходят не каждый день, и они дорогого стоят.

— Признание — это чего вы добивались во всех странах, где работали. Например,
корейцы настолько сильно вас полюбили, что до сих пор посещают ваш родной город,
словно музей. А вы сами давно там были последний раз? И не хотите ли пригласить
в гости своих новых подопечных, как это делают некоторые тренеры?
— Вы думаете, там не хватает главного экспоната? (Смеется.) Если не изменяет
память, то был я там в ноябре прошлого года. Пригласить игроков в гости? Да нет,
еще не время. Надо бы сначала поработать.

— Наше интервью было бы неполным, если бы мы не спросили у вас вот о чем.
Вокруг вас ходит очень много слухов… Давайте так: мы спросим вас об одном из
них, а вы скажете, правда это или нет.
— Это неправда! — перебивая, смеется Хиддинк, а потом совершенно серьезно: —
Сейчас вы наверняка спросите меня про Романа Абрамовича. Я вам отвечу, что
встречался с мистером Абрамовичем несколько раз и совершенно искренне замечу,
что этот человек по-настоящему предан футболу. Что он очень переживает за
лондонский „Челси“ и российскую сборную. Но зачем все это? Вы одни из немногих
журналистов в России, кто задавал мне серьезные вопросы, спрашивал меня о
футболе. В основном все спрашивают о красных штанах.

Источник: Еженедельник ФУТБОЛ Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
22 октября 2017, воскресенье
Партнерский контент