100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Николай Иванов: чтобы не было стыдно смотреть в глаза людям

В минувшем туре премьер-лиги петербургский арбитр Николай Иванов отпраздновал юбилей, отсудив свой 150-й матч в высшем дивизионе чемпионатов России.
10 октября 2006, вторник. 10:04 Футбол

В минувшем туре премьер-лиги петербургский арбитр Николай Иванов отпраздновал
юбилей, отсудив свой 150-й матч в высшем дивизионе чемпионатов России.

— Поздравления со 150-м матчем в элите. В судейских кругах принято как-то
отмечать подобные юбилеи?

— Очень приятно, что в Ярославль на этот матч приехал руководитель Коллегии
футбольных арбитров Сергей Зуев, который поздравил меня сразу же после игры.
Были и звонки от других арбитров. Благодарен всем, кто помогал мне на протяжении
этих десяти лет и всем своим ассистентам, которые работали со мной в этих 150
матчах.

— Самый первый из них наверняка помните.
— 1996 год, матч «Локомотив» — «Уралмаш» в Москве. Отличная погода, большое
преимущество «Локомотива», одержавшего уверенную победу — никаких проблем не
возникло, дебют оказался удачным.

— А если «отмотать пленку» еще чуть назад, то когда и как пришла мысль
всерьез заняться судейством?

— Первую игру в жизни я отсудил… на баскетболе — еще когда учился в школе. А
уже в студенческие времена тренер институтской футбольной сборной как-то привел
меня на судейский семинар, и я потихоньку начал судить. Но планов обслуживать
матчи сильнейших клубов не ставил — об этом тогда просто не думал. Однако шаг за
шагом добрался до премьер-лиги. Прекрасно понимаю, что как футболист никогда не
заиграл бы на таком уровне, и приятно, что сумел выйти на него в качестве
арбитра.

— Из этих 150 матчей можете назвать самый сложный?
— Это непросто, ведь на самом деле не так много матчей я мог бы назвать легкими.
Нынешняя судейская практика такова, что даже если одна из команд выигрывает с
крупным счетом, то может найтись какой-то один спорный момент, который повлечет
наказание арбитра. Так что в любой игре необходимо от первой до последней минуты
сохранять концентрацию. Если и выделять какие-то матчи, то сделал бы это по
другому принципу, назвав этапными для своей карьеры. Например, игры между ЦСКА и
«Локомотивом», вошедший в историю «снежный» матч ЦСКА — «Спартак», финал Кубка
России 2004 между «Тереком» и «Крыльями Советов».

— Какие матчи судить сложнее — те, в которых встречаются претенденты на
медали, или игры с участием «борцов за выживание»?

— Наверное, вторые. Там больше эмоциональной составляющей, борьбы, а, скажем, в
матчах между «Локомотивом» и ЦСКА, когда обе команды играют в футбол, получаешь
удовольствие от работы.

— За десятилетнюю карьеру арбитра премьер-лиги приходилось сталкиваться с
открытым давлением, попытками «договориться»?

— Была известная история с нападением на меня и со сломанными ребрами, но до сих
пор не могу однозначно сказать, что послужило причиной. К сожалению, был период
в нашей стране, когда на некоторых матчах судья совершенно не чувствовал себя в
безопасности. По большому счету очень жаль, что чуть ли не после каждого тура
судейская тема выходит на первый план. Мне кажется, это делается немного
искусственно — достаточно сравнить общий уровень работы российских и иностранных
арбитров в этом чемпионате России. Скажем так, существенной разницы нет.

— Привлечение иностранцев чаще всего объясняется тем, что они далеки от
российских реалий и какой-либо предыстории взаимоотношений с клубами — приехали,
отсудили то, что есть, и уехали.
— Система, которая сложилась вокруг судейства в нашей стране, к сожалению,
создает проблемы. Если бы руководители клубов поддержали судей, то порядка в
нашем футболе было бы больше. Но у нас получается, что после каждой игры из
контекста вырываются один-два эпизода, подается жалоба, и судей снимают. В этом,
на мой взгляд, и есть главная проблема — без поддержки клубов, руководителей
футбола, без авторитета, который должен быть у судейской организации, ничего
добиться нельзя. Иначе футболисты по-прежнему будут выходить на матчи с
изначальным настроем, что арбитры не умеют судить, а вокруг плетутся какие-то
заговоры. Без доверия и без авторитета ничего сделать невозможно. А ведь судьи —
это те люди, которые могли бы помочь российскому футболу искоренить многие
негативные явления.

— Четырехлетняя работа КФА каким-то образом повлияла на ситуацию?
— На протяжении тех десяти лет, что я сужу матчи, отношение судей к делу стало
более профессиональным. Это объективный факт. Так, например, никто сейчас не
стоит за спиной судьи и не смотрит, сумеет он сдать норматив или нет — физически
все готовы прекрасно. Судейская организация российскому футболу необходима. Но
опять-таки очень важно, чтобы к этой организации было соответствующее
уважительное отношение — в ее действия никто не должен вмешиваться и никто не
должен диктовать ей какие-то условия.

— Вы являетесь и арбитром ФИФА со стажем. Можете сравнить взаимоотношения
игроков и арбитров в нашем чемпионате с тем, что вы видите во время
международных матчей?
— Для большинства наших арбитров судить международные матчи гораздо легче,
чем национального чемпионата. И это при том, что в Кубке УЕФА, например, уровень
команд иногда заметно уступает нашей премьер-лиге. Но в Европе ты выходишь на
поле и чувствуешь, что изначально имеешь авторитет. В нашем же чемпионате
арбитр, как правило, заранее поставлен в рамки, что либо одну, либо другую
команду, либо обе вместе он будет «обижать». Так, если арбитр из Петербурга
судит игру с участием московской команды, тут же начинают говорить: «Все
понятно, он приехал судить „под “Зенит».

Во многих российских городах, когда судишь матчи их команд с московскими
клубами, изначально уверены, что арбитр будет помогать «грандам».

— Получается, что российские арбитры существуют в обстановке постоянной
«презумпции виновности»?

— Именно так. Ты еще не успел выйти на футбольное поле, а в твой адрес уже
что-то скандируют, обвиняя во всех смертных грехах. Психологически с этим
давлением справляться непросто.

— В Европе матч на матч тоже наверняка не приходится. Тут можете назвать
самый сложный эпизод в вашей карьере?

— Мне довелось обслуживать игры с участием таких команд, как «Бордо», «Парма»,
«Шальке», «Атлетико». А одним из самых сложных стал финальный матч Кубка
Интертото между «Марселем» и «Депортиво». Уже на 12-й минуте там произошел
инцидент с участием игроков обеих команд, в результате которого пришлось
доставать красные карточки. Но нервы были накалены, и дело дошло еще до одного
удаления за недисциплинированное поведение. Словом, это был очень непростой для
судейства матч. А самое большое удовольствие от работы я получил, когда исполнял
обязанности резервного арбитра в бригаде Валентина Иванова на полуфинале Лиги
чемпионов «Милан» — «Интер». Это был великолепный футбол!

— Главный арбитр успевает оценить качество игры футболистов?
— Во всех деталях, конечно, нет. Но что-то, конечно, отметить успеваешь. Всегда
приятно судить матчи команд высокого класса, когда ты «читаешь» их игру,
понимая, что может произойти в следующий момент. А ведь порой бывают матчи,
когда совершенно неведома суть происходящего, куда вдруг последует передача, как
мяч отскочит или кто в кого сзади въедет ногами.

— В российском футболе есть какие-то команды, судить которые вам проще или
сложнее остальных? При получении назначения на матч бывает внутреннее чувство
вроде «эх, опять мне эти достались»?
— Пожалуй, нет. Сейчас у нас простых матчей почти не бывает, и большой
разницы в том, куда ехать и кого судить, не чувствуется. Бывает другое. Жизнь
иногда складывается так, что на протяжении какого-то количества матчей ты
становишься для какой-то команды «удачливым» судьей. Вроде как представители
этого клуба тобою довольны, всегда тебе рады. Но потом что-то происходит — ты не
меняешь никаких подходов, судишь точно так же, как прежде, но вдруг эта команда
в матчах с твоим участием начинает проигрывать. И все меняется…

— А сами следите за подобной статистикой?
— Специально — нет. Но иногда находишь что-то интересное в программках матчей,
что-то порой рассказывают местные статистики. Помню, что когда у меня был, если
не ошибаюсь, 130-й матч, «СЭ» опубликовал очень забавную статистику Акселя
Вартаняна, в которой все это с юмором было тщательно расписано. Хотя на самом
деле эти выкладки — не больше чем совпадение.

— Репутация футболиста как-то накладывает отпечаток на работу арбитра?
Держите в уме, что вот этот-то, например, известен как «ныряльщик», а кто-то,
как некогда Юрий Ковтун, редко уходит без желтой карточки?
— Иногда такое бывает. Хотя, кстати, с тем же Юрой Ковтуном у меня была
забавная ситуация. Пока он играл в московском «Динамо», я отсудил около десяти
матчей с его участием и показал ему всего одну желтую карточку (причем перед
игрой в кулуарах ходили слухи, что он сам должен ее получить, чтобы пропустить
следующий не слишком важный матч). Но как только он перешел в «Спартак» — желтые
карточки у меня действительно стал получать почти в каждой игре, а два или три
раза я его удалял с поля. Как это объяснить? Просто стечение обстоятельств.

— 150 матчей в элите — хорошее число. Какие теперь цели ставите перед собой?
— Никогда не планировал обслужить какое-то определенное количество игр. И если
отсудил 150, то это совершенно не означает, что думаю об отметке «200».
Хотелось, конечно, поработать на каком-нибудь крупном турнире, но судьба
распорядилась так, что этого шанса у меня уже нет.

А цели? Просто, выходя на каждый матч, отработать нормально. Ведь футбольный
судья — это публичная профессия. Утро начинается с того, что ты приходишь в
гараж за машиной, а сторож начинает рассказывать, как сыграл его «Зенит», как
отсудили твои коллеги и как он оценивает твою работу во вчерашнем матче.
Приходишь в другое место — все начинается сначала. А ведь мнение о твоей работе
точно так же высказывают твоим родственникам и близким. Поэтому самое главное —
работать так, чтобы не было стыдно смотреть в глаза людям, рядом с которыми ты
живешь.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 октября 2017, пятница
19 октября 2017, четверг
Партнерский контент