До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Глушаков: было неудобно перед консьержами
Текст: Денис Целых
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат.ру"

Глушаков: было неудобно перед консьержами

Полузащитник "Локомотива" Денис Глушаков рассказал, почему ему было стыдно выходить из лифта, в чём его упрекал Дзагоев и чем его порадовал разговор с Сёминым.
14 сентября 2010, вторник. 15:00 Футбол

— После матча с ЦСКА главный тренер «Локомотива» Юрий Сёмин сказал: «В августе наш гроб забивали большими гвоздями, но забить последний мы не дали». Вы действительно чувствовали себя как в гробу?
— Жестковатое сравнение (усмехается). Но было на самом деле неприятно, психологически некомфортно. Мне стыдно было выходить из подъезда, спускаться на лифте, сталкиваться глазами с консьержами, которые дежурят в подъезде. Они спрашивали: «Что с вами происходит, что у вас случилось»? Те же самые вопросы задавали и простые болельщики на улицах, друзья.

Мне стыдно было выходить из подъезда, спускаться на лифте, сталкиваться глазами с консьержами, которые дежурят в подъезде.

А что я им мог ответить? Вроде бы ничего конкретного в команде не случилось, но игра не идёт, забить не можем. Стараемся, выкладываемся, а толку нет. Настоящая чёрная полоса.

— Перед матчем почти все ставили на победу ЦСКА. Обидно?

— Логично. Армейцы до матча с нами находились выше в таблице, лучше играли. В наших действиях наблюдался разлад. Игра не шла. Но мы очень хотели победить. И сделали это. Вот сейчас соберёмся после выходных и обсудим этот вопрос: «Что нам мешало раньше показывать такой же футбол»?

— Как думаете, что?

— Я не знаю.

— Игра с ЦСКА, наверное, не особо порадовала рядовых зрителей?

— Почему?

— «Матч был почти без моментов — такой футбол вряд ли приносит кому-то удовлетворение» — это, например, цитата из послематчевого интервью полузащитника ЦСКА Зорана Тошича.

— Зато какое напряжение! Это же дерби. В таких матчах никто не хочет уступать, все борются до последнего. Красивости уходят на второй план, а на первый выдвигаются бойцовские качества, характер. Игра была равной. Но в таких встречах зачастую всё решает один-единственный гол. Что касается слов Тошича, я воспринимаю их как комплимент «Локомотиву». Если ЦСКА не имел моментов, значит, мы не позволили сопернику ничего создать. Мы по косточкам разбирали предыдущую игру армейцев с «Аланией». Там у них всё получалось, всё проходило. Возможно, поймали кураж. А может быть, футболисты «Алании» позволяли игрокам ЦСКА чувствовать себя вольготно, а мы не дали.

Слова Тошича я воспринимаю как комплимент «Локомотиву». Если ЦСКА не имел моментов, значит, мы не позволили сопернику ничего создать.

— Чего Сёмин требовал перед игрой?

— У каждого игрока были свои задания. Тренер хотел, чтобы они были выполнены в полном объёме. Нужно было прессинговать соперников, когда они получали мяч. Ещё, разумеется, Сёмин ждал от нас сумасшедшей самоотдачи.

— Сил на все 90 минут хватило?

— Когда судья удалил с поля Асатиани и Гонсалеса, на поле стало больше простора. Появилось много свободных зон, и нам было тяжело удерживать нужный счёт. Игра пошла на встречных курсах. В концовке все уже подустали, «наелись».

— Не ожидали такого поступка от Асатиани?

— Честно? Не ожидал. С другой стороны, игра — это эмоции. Здесь может произойти всякое.

— После конфликта вы отвели Асатиани в сторону. Что ему говорили?

— Просто успокаивал. Я уже понимал в этот момент, что сейчас судья покажет две красные карточки.

— Окажись вы на месте Гонсалеса, ответили бы, как и он? Или упали бы на газон, оставив соперника в меньшинстве?

— Я не знаю. Когда играешь, многие решения принимаются на уровне рефлексов. Ты устал, в запаре, в эмоциях. В общем, сам не знаешь, чего ждать от себя в следующую секунду. Сейчас, с холодной головой, я точно не отвечу вам на этот вопрос.

— С другом Дзагоевым после игры общались?

— Коротенько. Алан в шутку спросил меня: «Вы всем проигрываете, не могли, что ли, и нам проиграть?» Я ответил: «Нам самим надо подниматься наверх».

— Теперь «Локомотив» и вправду пойдёт наверх?

— Победа над ЦСКА однозначно придаст уверенности всей команде. Будем идти вперёд, выигрывать. В чемпионате нам осталось провести 10 игр. Надо постараться набрать в них как можно больше очков. Тогда, может быть, зацепимся за зону еврокубков.

Дзагоев в шутку спросил меня: «Вы всем проигрываете, не могли, что ли, и нам проиграть?» Я ответил: «Нам самим надо подниматься наверх».

— Как восприняли передачу капитанской повязки — от Дмитрия Сычёва к Дмитрию Лоськову?

— Это решение тренера. Ему видней. К тому же, как видите, капитанство Лоськова оказалось фартовым для нас (улыбается).

— После одной из тренировок, состоявшихся на прошлой неделе, Сёмин долго, почти полчаса беседовал с вами один на один. О чём, если не секрет?

— О многом. Говорили о нашей игре, о том, что у нас не получается. Сёмин хотел выслушать моё мнение. Потом он сказал, чего конкретно не хватает моей игре. Рабочий разговор, но в чём-то даже жизненный. Сёмин сказал, что верит в меня, надеется, что я буду играть сильней. Нормальное, простое общение с тренером, без повышенных тонов — это всегда хорошо. Оно гораздо лучше, чем ситуации, когда тебя постоянно критикуют, пихают тебе. Всем бывает тяжело. И иногда лучше поддержать человека, чем припирать его к стенке. Футболисты — тоже люди. Кому-то надо напихать, а кого-то, напротив, поддержать нормальным, человеческим разговором.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 октября 2017, четверг
18 октября 2017, среда
Партнерский контент