Свет и мрак Марко Матерацци
Текст: «Чемпионат»

Свет и мрак Марко Матерацци

Защитник сборной Италии и "Интера" Марко Матерацци рассказывает о своей семье, первых шагах в футболе, инциденте в финале чемпионата мира, а также твердом намерении завершить карьеру на Апеннинах.
15 октября 2006, воскресенье. 15:57. Футбол

Защитник сборной Италии и «Интера» Марко Матерацци рассказывает о своей семье,
первых шагах в футболе, инциденте в финале чемпионата мира, а также твердом
намерении завершить карьеру на Апеннинах.

— Для начала, Марко, расскажи немного о своей семье.
— Я женат. Мою супругу зовут Даниэлла. Мы познакомились в Перудже, если помните,
я играл в местной команде. Она немного меня младше — ей 29. У нас трое
очаровательных детей — Джанмарко (8 лет), Давид (4 года) и Анна (11 месяцев).

— А что по поводу твоего детства и твоих родителей? Твой папа — тренер. Он
тебя тренировал?

— Я потерял маму, когда мне было всего 15. А с отцом у меня очень близкие
отношения сейчас (на самом деле, так было не всегда: после смерти жены отец
Марко встретил другую женщину, сын же не хотел это принять, потому они долго не
разговаривали. — Прим. РАNФутбол). Да, конечно, мы много говорим о футболе (отец
Марко очень часто дает интервью в защиту сына от нападок прессы по поводу того,
что Марко достаточно грубо играет). Кроме того, у меня есть брат, который сейчас
работает в качестве ассистента агента ФИФА.

— Ты родился в Лечче, скучаешь по городу? Если бы была возможность выбирать,
где тебе жить, каков бы был твой выбор?

— Я родился в Лечче, потому что в сезоне 1973 мой папа играл там. Я совершенно
не привязан к этому городу. А вот место, которое мне действительно дорого, — это
Перуджа: там я познакомился с Даниэллой, там я поставил голевой рекорд для
итальянского защитника — в сезоне 2000/01 я смог забить 12 голов в Серии А. До
сих пор никто не смог его побить. Но, думаю, я навсегда останусь в Милане.
Многие, кто здесь жил и живет, согласятся со мной, что Милан — подходящее место,
чтобы растить своих детей.

— Самая большая потеря в жизни?
— Смерть моей мамы.

— Когда ты начинал играть, ты сразу попал на позицию защитника?
— До 14 лет я играл в полузащите. Затем я как-то резко вытянулся. Вполне
естественно, что высокого парнишку тренеры сразу же прописали в центре защиты.

— Кто из тренеров оказал на тебя наибольшее влияние?
— Я очень благодарен Серcе Косми, моему наставнику в «Перудже», и Марчелло Липпи,
который поверил в меня и включил в заявку в Германию, несмотря на то, что в «Интере»
я сидел на банке. А еще я бы хотел поблагодарить Эктора Купера, который был
отличным наставником для меня, когда он работал в «Интере».

— А поиграть в других чемпионатах желания не возникало?
— Было время, когда я буквально бредил Ла-Лигой. Но, когда контракт с «Вильярреалом»
был, что называется, «на мази», я прислушался к своему сердцу и… остался в
Италии. Мое сердце и сейчас говорит мне, что закончить свою карьеру я должен в «Интере».

— Скажи, пожалуйста, кого бы ты включил в состав, собирая команду своей
мечты?

— Команда моей мечты — это сборная Италии, которой удалось выиграть чемпионат
мира в этом году, начиная с Джанлуиджи Буффона в воротах, заканчивая тренером по
физподготовке.

— Самый важный матч в твоей карьере?
— Ну, наверное, будет лицемерием называть какой-то другой матч, кроме финального
против Франции на минувшем Мундиале, не так ли?

— В каком клубе хотел бы попробовать свои силы еще?
— Нет такого. «Интер», «Интер», только «Интер».

— Когда ты перешел в «Интер», с кем сразу же сдружился?
— С Бобо Вьери. Говорят, что он тяжело сходится с людьми, на самом деле — это
неправда! Все с точностью до наоборот: он отличный друг и настоящий весельчак.
Сейчас у меня отличные отношения абсолютно со всеми в команде. У меня есть еще и
друг в «Милане» в лице Рино Гаттузо. Для меня он как младший брат фактически.

— Кого из знаменитостей ты хотел бы встретить?
— Таких людей двое — Боно из U-2 и Майкл Джордан. Кстати, именно из-за Джордана
я выбрал себе 23-й номер в «Интере». А этим летом одна моя мечта сбылась, когда
в Милане я встретился с Миком Джаггером. Он даже позвал меня на сцену во время
концерта Rolling Stones. Еще мне довелось встречаться с Валентино Росси
(легендарный итальянский гонщик. — Прим. РАNФутбол). Я был так взволнован! А
Росси, оказывается, преданный болельщик «Интера».

— Игры против «Милана» чем-то отличаются от прочих? Чем конкретно?
— Для меня миланское дерби — дело особенное. Дело в том, что футболка «Интера»
для меня словно вторая кожа, а «Милан» — не просто наш злейший противник, а тот,
кто с удовольствием «спустил» бы кожу с моей спины. Еще за неделю до будущего
матча, везде в Милане, куда бы ты ни пошел, все, от мала до велика, говорят о
предстоящей схватке.

— Думаешь, «Интеру» по силам завоевать скудетто в этом сезоне?
— Мы обязаны это сделать. В результате всех этих скандалов и разборок, связанных
с Calciopoli (скандал, разразившийся в итальянском футболе, вследствие которого
«Ювентус» лишился чемпионского титула и был понижен в классе, «Фиорентина»,
«Милан» и «Лацио» потеряли очки и понесли финансовое наказание, ряд функционеров
были отстранены от футбола и заплатили денежные штрафы), мы получили титул. Но
лишь номинально- у нас не было возможностей и оснований отпраздновать
чемпионство как подобает. А теперь у нас великолепнейший состав, отменный
потенциал завоевать титул на поле.

— Ты упомянул Calciopoli, твое отношение к происходящему?
— Все, что я готов сейчас сказать, — это то, что с точки зрения морали, титул
нам достался абсолютно справедливо.

— Если бы твой клуб понизили в классе, ты бы просил о трансфере?
— Мне сложно сказать. Но как бы там ни было, не представляю, чтобы «Интер» попал
в подобную ситуацию. Я знаю Моратти, нашего босса, очень хорошо: это самый
честный человек, которого мне когда-либо приходилось встречать.

— Расскажи о своих отношениях с Буффоном. В прессе сообщалось, будто он
отказывается играть с тобой в одной команде после того случая с Зиданом...

— Впервые слышу такие слова. У меня абсолютно никаких конфликтов с Джиджи нет.
Если посмотрите финальный матч вновь, Буффон был в числе первых, кто подбежал к
судье сразу после того, как Зидан меня ударил. И он был один из тех, кто
заявлял, что мое отстранение от футбола просто нелепо.

— Твое отношение к тому, как журналисты осветили всю эту историю с Зиданом?
— На самом деле итальянские журналисты очень меня поддержали. Даже некоторые
французские были на моей стороне и признали, что Зидан поступил, в сущности,
неверно. Теперь это уже не имеет значения. Во всей этой истории для меня главным
оказалось нечто другое: итальянские болельщики, даже те, кто обычно ненавидят
меня, ибо болеют за «Милан» и «Ювентус», оказали мне поддержку, создав
специальный сайт (www.difendiamomaterazzi.it). Вот это действительно имеет для
меня значение.

— Ты успел поиграть в «Эвертоне». Скажи, в чем разница между итальянским и
английским футболом?

— В Италии гораздо больше внимания уделяется тактике и результату — больше, чем
чему-либо другому. В Англии футбол более атлетичный, и, на самом деле, такой
подход мне импонирует больше.

— Самый важный твой гол в карьере?
— Таких два. И оба я забил этим летом в Германии. Первый — в ворота Чехии. Он
важен для меня потому, что при счете 0:0 нам никак не удавалось склонить чашу
весов в свою пользу — матч был очень сложным. А второй — это, конечно, тот,
благодаря которому нам удалось сравнять счет в финале после пенальти в наши
ворота, реализованного Зизу.

— Первые твои мысли, когда стал чемпионом мира?
— Первая, о ком я подумал, была моя мать. Затем — моя семья, которая
поддерживала меня на трибунах. А человек, которому я был наиболее благодарен, —
Неста: ведь именно его я заменил на поле! Он лучший защитник в мире и заслужил
этот кубок, просто ему очень не повезло — травмировался так не кстати, если
вообще подобное несчастье чисто теоретически бывает кстати.

— Что тебе больше всего нравится и не нравится на тренировках?
— Возможно, это прозвучит как-то дико, но я очень люблю тренировки. Первое, что
я сделал, когда вернулся из отпуска на Мальдивах после чемпионата мира, это
попросил расписание своих тренировок. Мне уже 33, но я думаю, что я еще могу
улучшить свою игру, и у меня острое желание так и сделать, потому я ценю каждый
миг тренировочного процесса.

— Что тебе было известно о сборной Украины до чемпионата мира? Как ты
относишься к этой команде?

— Уже только потому, что этой команде удалось квалифицироваться, чтобы попасть в
Германию, я знал, что команда достойна уважения. Один в поле не воин — я знал,
состав хорошо сбалансирован. Но все же как минимум один игрок топ-класса у них
точно есть в обойме — речь, конечно же, об Андрее Шевченко.

— Матч в четвертьфинале повлиял на твое мнение?
— Он только подтвердил все то, о чем я думал раньше. Другими словами, украинцы
оказались действительно очень хорошо организованы, и сломить их было делом не из
легких. И, несмотря на итоговый счет 3:0, должен сказать, победа далась нам
очень сложно, особенно нашему киперу — Буффону.

— А что ты слышал об Украине как стране?
— Я знаю, что это весьма холодная страна, но с очень горячими фанатами! Мне
приходилось играть в Донецке против «Шахтера». Стадион был настоящим бедламом (в
оригинальном тексте дается слово «bedlam» — что именно этим хотел сказать Марко,
для нашей редакции осталось загадкой. — Прим. РАNФутбол), должен вам сказать.

— До этого лета слыхал ли ты о каких-нибудь еще украинских футболистах, кроме
Шевы? Кто из них произвел на тебя впечатление в Германии?

— Лично мне очень понравился Анатолий Тимощук. Его я знал и раньше — нам
приходилось встречаться в рамках Лиги чемпионов до этого лета. Кстати, летом
ходили слухи, что он перейдет в «Интер». Мне жаль, что этого не произошло, хотя
и не знаю, насколько эти слухи были правдивы.

— Твои пожелания украинским любителям футбола?
— Вы можете смело гордиться своей страной и сборной после того фурора, что она
произвела в Германии. Я уверен, вас ждет не менее светлое будущее. Forza
Украина!

Источник: Журнал "PANФутбол" Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
27 июля 2017, четверг
Партнерский контент